Уникальные фото льва толстого

Фотографии

В Государственном музее Л. Н. Толстого в Москве хранится около 26 тысяч экземпляров фотографий. Музей обладает не только самым полным собранием фотографий Л. Н. Толстого (около 12 тысяч), но и уникальными фотоснимками лиц, мест, событий, связанных с жизнью и творчеством писателя.

Основанием фотофонда музея послужили экспонаты Толстовской выставки, открывшейся в 1911 г. на общественных началах в Историческом музее в Москве. Владельцы фотографий (среди них К. К. Булла, Ф. Т. Протасевич, фирма «Шерер, Набгольц и К», снимавшие Толстого) подарили их постоянному музею Л. Н.

 Толстого, который открылся в 1911 году в Москве на Поварской улице, а в 1921 году перешел в ведение государства. На основе постановления Совнаркома СССР 1939 года о сосредоточении в Гос. музее Л. Н.

 Толстого в Москве всех материалов, связанных с его жизнью и творчеством, фотофонды пополнились новыми материалами из разных музеев страны. Особую ценность среди них представляют фотографии и негативы С. А. Толстой, жены писателя, полученные музеем из Ясной Поляны, Библиотеки им. В. И.

Обратите внимание

 Ленина (бывшего Румянцевского музея), Исторического музея: их мог видеть Л. Н. Толстой, держать в руках, на них есть надписи и пометки членов семьи писателя.

В дальнейшие годы крупные и значительные по содержанию поступления были из архивов В. Г. Черткова, внучки Толстого С. А. Толстой-Есениной, сына и внука писателя С. Л. и С. С. Толстых, правнука А. И. Толстого, знакомых семьи Толстых — Х. Н. Абрикосова, П. Н. Буланже, П. А. Сергеенко, Н. Н. Гусева, а также из архива К. С. Шохор-Троцкого и других.

Фотографическая толстовиана музея многочисленна и разнообразна. Это целая фотолетопись жизни писателя, которая создавалась на протяжении 60-ти лет — от первого дагерротипного изображения до цветного фотопортрета, сделанного пионером цветной фотографии С. М. Прокудиным-Горским.

Толстого снимают профессионалы

Изображений молодого Толстого немного. Это дагерротипы (зеркальные отпечатки на посеребренной металлической пластине) 1849 и 1854 годов (из четырех известных нам дагерротипов писателя три находятся в нашем музее) и первые фотографии в современном значении этого слова, т. е. отпечатки на бумаге, работы С. Л. Левицкого, М. Б. Тулинова, И.

 Жерюзе (1856, 1862 гг. ). В дальнейшем, по мере совершенствования фототехники и роста популярности Толстого, его фотографий становилось все больше, особенно много в первое десятилетие ХХ века. Л. Н.

 Толстого фотографировали представители известных фотофирм, корреспонденты газет и журналов, члены его семьи, родственники, друзья, знакомые и случайные посетители.

В 1870-е годы изображений писателя по-прежнему мало. Автор «Анны Карениной» предстает перед нами в фотографиях профессионала И. Г. Дьяговченко (1876 г.) и М. М. Панова (1878-79 гг.).

В 1880-е — 90-е годы в документальной иконографии писателя среди профессиональных фотографов особое место занимает фирма «Шерер, Набгольц и К», которая снимала Толстого и его семью на протяжении почти четверти века.

Большинство фотопортретов писателя были сделаны по инициативе Софьи Андреевны для подготовляемых ею собраний сочинений мужа.

В эти же годы появляется множество любительских снимков Толстого, что было связано с упрощением техники фотографирования.

Толстой на любительских фотоснимках

Первые любительские изображения писателя (за исключением автофотопортрета 1862 г.) были сделаны соседом по имению князем С. С. Абамелеком-Лазаревым (1884 г.), другом семьи М. А. Стаховичем (1887 г.) и женой С. А.

 Толстой (1887 г.).

Первые два автора создали целые фотоколлекции — портреты Толстого, его семьи, родственников и гостей Ясной Поляны; многие снимки носят жанровый характер, передающий эмоциональную атмосферу яснополянской усадьбы.

В 1890-е годы, помимо уже упомянутых С. С. Абамелека-Лазарева и С. А. Толстой, писателя фотографировали Адамсон, Е. С. Томашевич, Ю. Стадлинг (шведский журналист), П. Ф. Самарин, П. И. Бирюков, Д. И. Четвериков, художник Н. А. Касаткин, П. В. Преображенский, сын писателя Илья Львович и другие.

Важно

Все они запечатлели важные, значительные моменты общественной деятельности писателя, его занятий и интересов: Толстой на косьбе с яснополянским крестьянином; составляет списки голодающих в Бегичевке Рязанской губернии; среди единомышленников на хуторе в Русанове Тульской губернии; у балаганов на Девичьем поле в Москве…

Одни авторы создали проникновенные портреты писателя, как, например, П. И. Бирюков, другим удалось передать непосредственность уловленного мгновения, как, например, «вертикальный шпагат» Толстого, садящегося на лошадь, на снимке художника Н. А. Касаткина.

Самое большое количество фотографий Л. Н. Толстого было сделано в 1900-е годы, когда появились моментальные аппараты. Среди авторов — близкие писателю люди: жена Софья Андреевна, дочери Мария и Александра, сын Илья; друзья и знакомые: В. Г. Чертков, Д. А. Олсуфьев, П. И. Бирюков, Д. В. Никитин, И. М. Бодянский, Д. А. Хирьяков, П. А. Сергеенко и многие другие.

На их снимках Толстой предстает нам в непринужденной, доверительной обстановке, в кругу семьи и гостей, единомышленников и знакомых, за работой и на прогулке, в Ясной Поляне, Москве и других местах. Психологические камерные фотопортреты чередуются с динамичными, передающими экспрессию момента или отдельного сюжета снимками.

Последнее десятилетие жизни писателя в фотографиях

В 1901 году в связи с «Определением Святейшего Синода» об отпадении графа Л. Н. Толстого от православной церкви официально было запрещено снимать и распространять изображения писателя, поэтому его профессиональных фотографий 1900-х годов немного. По-прежнему заказывала портреты мужа С. А.

 Толстая фирме «Шерер, Набгольц и К». В 1903 году в 75-летний юбилей Л. Н. Толстого его сын Илья Львович пригласил в Ясную Поляну своего друга, профессионального фотографа Ф. Т. Протасевича, который сделал много снимков юбиляра, его семьи и гостей. Накануне 80-летнего юбилея писателя (1908 г.

) в Ясную Поляну приехал петербургский фотограф от «Нового времени» К. К. Булла с сыном.

За два дня они создали целую предъюбилейную коллекцию, до сих пор изумляющую зрителей жизненной правдой и техническим блеском: психологически емкие портреты писателя, его семьи, гостей, крестьян, виды и интерьеры усадьбы, ее окрестностей.

Последний профессиональный снимок Толстого в Ясной Поляне был сделан фотографами фирмы «Отто Ренар», которые в 1909 году приезжали в Ясную вместе с представителями фирмы «Граммофон», желающими записать голос «патриарха русской литературы».

Хроника поездок Л. Н. Толстого в 1909 и в 1910 годах к другу В. Г. Черткову в подмосковное Крекшино, к дочери Т. Л. Сухотиной в Кочеты, последнего посещения писателем Москвы в сентябре 1909 года нашла отражение (помимо снимков В. Г. Черткова и Т.

 Тапселя) в фотографиях профессиональных мастеров С. Г. Смирнова, А. И. Савельева, фирмы «Ю. Мебиус», в кинокадрах А. О. Дранкова, Ж. Мейера (фирма «Пате»). Ими же сняты траурные дни ноября 1910 года в Астапове и Ясной Поляне, которые запечатлели также профессионалы Т. М. Морозов, Ф. Т.

Протасевич и кинооператоры фирмы А. А. Ханжонкова.

С. А. Толстая и В. Г. Чертков — создатели выдающихся фотоколлекций

Самыми значительными коллекциями толстовской иконографии являются работы жены писателя С. А. Толстой и его друга В. Г. Черткова — и по количеству снимков, и по разнообразию сюжетов.

Фотографии С. А. Толстой (около 1000 сюжетов) — своеобразная летопись последних двадцати лет жизни Л. Н. Толстого (1887 — 1910 гг.). Её фотокамера фиксировала и важные события, и будничные, прозаические.

На её фотографиях мы видим Льва Толстого за работой, на отдыхе, в кругу семьи и гостей, с видными деятелями культуры; другие излюбленные сюжеты ее снимков — портреты детей и внуков, родственников, многочисленных гостей, пейзажи любимой ею Ясной Поляны, эпизоды повседневной жизни. На многих фотографиях работы С.

Совет

 А. Толстой запечатлен и сам автор, так как снимала она дорожной камерой, которую устанавливала на штатив.

Среди фотографий, отмеченных некоторой статичностью композиции, в ее фотоколлекции немало и таких снимков, которые ярко и живо отображают повседневные будни яснополянской и московской жизни семьи, в которой, по словам И.

 Репина, «всякий момент был глубоко интересен — как может быть только у Толстых». Коллекция С. А. Толстой неравнозначна по технике исполнения (у нее не было даже специальной комнаты для обработки фотографий), но по характеру сюжетов, передающих полнокровный образ жизни Л. Н.

 Толстого, атмосферу, в которой он жил, она непревзойденна.

Друг и единомышленник Толстого В. Г. Чертков создавал свою фотоколлекцию (около 360 сюжетов) всего пять лет (1905 — 1910 гг.). Прежде всего он пытался выразить средствами фотографии особенность и сложность духовного облика Л. Н. Толстого.

Отсюда его пристрастие к крупноплановому портрету, к темам «Толстой и природа», «Толстой и народ», через которые, по его мнению, более всего раскрывалась личность писателя.

Немногим из любителей, не говоря уже о профессионалах-фотографах, были доступны в такой мере, как Черткову, минуты, когда можно было «подсмотреть» и снять крупным планом лицо Толстого во время непринужденной беседы, наедине со своими мыслями, в момент творчества.

Моментальные аппараты давали возможность Черткову снимать целые серии одновременных крупноплановых портретов Льва Николаевича. Каждая «лента» таких снимков (в музее 10 таких серий) передает лицо Толстого в движении, в бесконечном разнообразии его выражения.

Некоторые из фотопортретов работы Черткова по своей психологической емкости и степени обобщения могут соперничать даже с лучшими живописными и графическими изображениями писателя, восхищая нас и совершенством технического исполнения (проявлял и печатал снимки профессионал Т. Тапсель, специально приглашенный Чертковым из Англии).

Вокруг Толстого

Ценность фотофонда представляет уникальная коллекция дагерротипов (портреты Л. Н. Толстого, его родственников, друзей и знакомых) 1844 — 1856 гг. работы В. Шенфельдта, К. П. Мазера, А. Я. Давиньона, М. А. Абади, Н. А. Пашкова, братьев Блюменталь. Все семнадцать дагерротипов дошли до нашего времени в хорошем состоянии, за исключением 18-го, частично утратившего изображение.

Среди большого количества фотографий разных лиц из окружения Л. Н. Толстого в музее хранятся фотоальбомы представителей светского общества 1850 —1870-х гг. из архивов Чертковых, Паниных, Левашовых, Воронцовых-Дашковых; альбомы «фотопортретов августейших особ и лиц, известных в России» Г. Деньера (1865 г.).

В разделе «Разные места» следует отметить крупноплановые снимки видов Кавказа, сделанные фотографами и топографами Главного штаба Кавказской армии 1850 — 1860-х годов, альбом светописей графа Ностица (1896 г.) с видами Москвы и Крыма.

Фотографии лиц и мест, связанных с жизнью и творчеством Л. Н. Толстого, составляют около 2/3 общего количества снимков, но как ни велика эта часть основного фотофонда, границы ее расширения беспредельны — так много вобрал в себя Толстой, так широки и многообразны были его связи.

Источник: http://tolstoymuseum.ru/museums/funds/photos.php

Азартный игрок, святой или гений: 10 малоизвестных фактов о Льве Толстом

107 лет назад, 10 ноября (по новому стилю) 1910 года, собрав только вещи первой необходимости, из собственного дома ушел русский писатель Лев Толстой. Ушел и не смог вернуться. Впрочем, вся жизнь этого незаурядного человека была наполнена странными и порой непредсказуемыми поступками.

Играл в азартные игры

Дом, где родился Л.Н. Толстой, 1828 год. В 1854 году дом продан по распоряжению писателя на вывоз в село Долгое. Сломан в 1913 году.

В молодости Лев Толстой любил играть в карты. Ставки были высоки, а везло писателю далеко не всегда. Однажды карточный долг стал настолько велик, что пришлось рассчитаться частью своего родового гнезда — имения в Ясной Поляне. Жертвой азарта стала та часть дома, где Лев Николаевич родился и провел детство.

Не хотел получать Нобелевскую премию

Обратите внимание

Как только Толстой узнал, что его номинировали на Нобелевскую премию, он тут же написал послание финскому писателю Ярнефельту, прося того сказать шведам, чтобы ему не присуждали премию. Когда же премия досталась не ему, Толстой был очень рад.

Он был уверен, что деньги — воплощение зла, ему они абсолютно не нужны, для него было бы огромным затруднением ими распорядиться. К тому же писателю понравилось получать сочувствие от множества людей, которые сожалели, что премия досталась не ему.

Уступил свою награду простому солдату

С братом Николаем перед отправлением на Кавказ, 1851 год.

Во время военной службы на Кавказе Лев Толстой уступил простому солдату свою награду — Георгиевский крест. Его поступок объяснялся тем, что солдат был безродным и бедным, а наличие такой награды давало право на пожизненную пенсию в размере стандартного солдатского жалованья.

Хотел засадить всю территорию России лесами

Будучи человеком, близким к природе и безмерно любящим свою страну, Лев Николаевич проявлял заботу о будущем. В 1857 году он разработал собственный план озеленения России и готов был принять в нем непосредственное участие.

В документе, адресованном Министерству государственных имуществ, он предлагал на 9 лет отдать ему земли, расположенные в Тульской области, и готов был сам их засадить деревьями. По мнению Толстого, государство безнравственно обращается с природными богатствами.

Однако чиновники назвали этот проект не имеющим никаких перспектив и несущим убытки.

Шил сапоги «на подарки»

Лев Николаевич любил всякого рода ручной труд. Он получал удовольствие от процесса создания вещей своими руками, особенно если это приносило пользу и радость друзьям и близким. Одним из его увлечений было шитье сапог.

Читайте также:  Величайшие русские полководцы

Созданные пары обуви писатель с огромным удовольствием дарил родственникам, друзьям и знакомым. Его зять даже писал о таком презенте в своих мемуарах, придавая подарку большое значение.

Он отмечал, что будет хранить сапоги на одной полке с изданием «Войны и мира».

Пропагандировал физический труд и помогал голодающим

Важно

Толстой на фотографии придворного фотографа С.Л. Левицкого в мундире участника Крымской войны.

Будучи человеком состоятельным и имея дворянские корни, Толстой все равно был почитателем тяжелого физического труда. Он считал, что праздная жизнь не красит человека, она ведет к разрушению личности, как физическому, так и моральному.

В сложные времена, когда мысли о будущем не давали писателю покоя (он уже стал думать об отказе от своего имущества), Лев Николаевич ходил с простыми мужиками пилить дрова. Чуть позже стал шить для общего пользования башмаки из бересты, прекрасно освоив это непростое ремесло.

Он ежегодно помогал крестьянским семьям, в которых по тем или иным обстоятельствам некому было пахать, сеять или собирать урожай. И несмотря на всеобщее неодобрение среди своего благородного окружения, постоянно принимал участие в покосах.

Писатель всегда помогал голодающим. В 1898 году в близлежащих уездах случился неурожай, а в деревнях не осталось еды. Толстой лично объехал дома и разузнал, где обстановка наиболее сложная.

После этого были составлены списки продуктов и розданы семьям. В самой Ясной Поляне готовили горячие блюда и дважды в день организовывали раздачу обедов.

Все это очень не нравилось властям, которые даже стали следить за действиями Толстого.

Лечился кумысом и ходил пешком на дальние расстояния

Фотография 1876 года.

В один из периодов размышлений о своей жизни писатель нашел свое состояние не совсем здоровым и поставил себе диагноз «тоска и равнодушие». Следуя моде того времени, он стал лечиться кумысом. Метод пришелся ему по душе, и он даже приобрел себе дом рядом с кумысолечебницей. Это место впоследствии стало местом ежегодного отдыха всей семьи.

Три раза предпринимал Толстой походы на дальние расстояния. Дорога давала графу время на размышления, позволяла сосредоточиться на важном и изучить свой внутренний мир. Ходил он из Москвы в Ясную Поляну. Расстояние между ними составляло 200 километров. Впервые в такое путешествие Толстой отправился в 1886 году, и было ему в то время 58 лет.

Довел жену до психического расстройства

Софья Толстая.

Мирная жизнь в семье Льва Николаевича и Софьи Андреевны оказалась под ударом в тот момент, когда граф заразился идеей отказаться от авторских прав на все свои произведения и распродать все имущество.

Супруги не сходились во взглядах на жизненные принципы и устои.

Толстой стремился отдать все блага и жить бедной жизнью, а его жена сильно переживала за то, что их потомки останутся на улице и будут вести нищенское существование.

Совет

Из-за переживаний она стала сама не своя, постоянно подслушивала разговоры графа и подсматривала за его действиями.

После того как Толстой огласил всем свои намерения быть ближе к простому народу, раздать имущество и отказаться от права на свои произведения, Софья Андреевна ждала, что Толстой изложит эти мысли в завещании, сделав их своей последней волей.

Помимо слежки за самим писателем, в любой удобный момент она проверяла его кабинет, рылась в документах и бумагах, стараясь найти подтверждение этому волеизъявлению. На этой почве у нее развилась мания преследования и появились навязчивые идеи.

Летом 1910 года у жены графа начались истерики и припадки, она практически не владела собой. Врачи, вызванные в Ясную Поляну, диагностировали у нее «дегенеративную двойную конституцию: паранойяльную и истерическую, с преобладанием первой».

Последнее путешествие длиною в 10 дней

В.И. Россинский. Толстой прощается с дочерью Александрой, 1911 год.

С 27 на 28 октября (по старому стилю) глубокой ночью в сопровождении своего врача Толстой начал странное путешествие. Сначала они держали путь в Оптину пустынь, граф хотел там пообщаться со старцами.

До Козельска ехали они с простым народом в прокуренном, душном вагоне, Толстой часто выходил на холодный сильный ветер, чтобы продышаться от смрада. В эти моменты и подхватил писатель роковую простуду.

Побывав в Оптиной пустыне, но не встретившись ни с кем из старцев, 29-го числа граф отправился в монастырь в Шамордино. Терзаясь душевными муками, он постоянно менял планы и точки своего путешествия.

Одной из последних стал Новочеркасск, в котором проживала его племянница. Оттуда он хотел уехать в Болгарию или на Кавказ. Но тут дала о себе знать полученная в поезде до Козельска простуда.

Обратите внимание

Состояние графа ухудшалось, и им пришлось сойти с поезда в Липецкой области на станции Астапово.

Толстой рассказывает сказку об огурце внукам Ильюше и Соне, 1909 год, Крёкшино, фото В.Г. Черткова.

Простуда перешла в воспаление легких, Лев Толстой умер через три дня в доме начальника железнодорожной станции.

С тех пор в Липецкой области появился город Лев Толстой, а время на старинных часах вокзала остановилось, на них все время 6 часов 5 минут — именно в это время 7 (20) ноября 1910 года умер писатель.

Софья Андреевна не смогла по-человечески проститься с мужем, ее пустили к нему, лишь когда граф был уже без сознания.

Уйдя из дома с небольшим чемоданом, Лев Толстой вернулся в Ясную Поляну в деревянном гробу. Его последнее путешествие продлилось 10 дней.

Источник: https://BigPicture.ru/?p=964843

Музей-усадьба Л.Н. Толстого “Ясная Поляна”

Последний раз я был в Ясной Поляне зимой. Нет лучшего времени для поездки, скажу я вам. Если, конечно, вас не пугает перспектива прогулок при морозце и вьюге. “Это теплынь! – успокаивают усадебные обитатели.

 – Вчера вот под тридцать было”. Стежки-дорожки парка, несмотря на метель, аккуратно расчищены, туристов, повторяющих путь Джона Апдайка, Генриха Белля и Валери Жискар д’Эстена, мало.

Над музеем-усадьбой почивает медитативная тишина.

Дом Льва Толстого в Яс­ной По­ля­не. На самом де­ле это один из фли­ге­лей усадь­бы — глав­ный дом в 1850-е го­ды разо­бра­ли и про­да­ли за дол­ги.

Когда-то тут проходила южная граница русского государства – засечная черта, оборонявшая тульский край от визитов степняков. Потому и прославленная соседством с усадьбой железнодорожная станция называется Козлова Засека.

Мекка русской духовности на древней границе с миром варваров. На могиле великого писателя нет ни надгробия, ни таблички. Ясная Поляна полна парадоксов.

Директор музея, праправнук писателя Владимир Толстой. С 2012 года музей возглавляет Екатерина Толстая.

По-хорошему, это типичная русская усадьба средней руки (хотя строил ее князь Волконский, дед писателя по матери) с центральной аллеей, прудами, яблоневыми садами и парком, растворяющимся в лесах и лугах.

Важно

Как водится, в центре такой усадьбы ставится барский дом с флигелями, и Толстой действительно родился в таком доме. Но этого дома нет – флигеля есть, а посередине пустота, отмеченная камнем из фундамента с надписью: вот здесь, мол, дом стоял.

Потому что в 1850-е Льву Николаевичу пришлось этот дом продать за долги (вроде бы даже карточные), родовую собственность разобрали, и Толстые перебрались в один из флигелей. Он, собственно, и является нынче национальной святыней.

Вхо­дить в яс­но­по­лян­ский дом нуж­но че­рез от­кры­тую са­до­вую тер­ра­су. Здесь семья Тол­сто­го со­би­ра­лась летом, чтобы пить чай.

Дом постоянно приспосабливали для комфортного житья толстовской семьи, размеры которой вошли в поговорку – в 1866-м пристроили новое крыло на месте упраздненного кабака.

Но попробуйте представить ощущения землевладельца, который в собственной усадьбе ежедневно принужден видеть газон на месте дома, где жили его предки и где прошло его детство.

“Всякое величайшее дело делается в условиях незаметности, скромности, простоты”, – писал Толстой. Шлепая зачехленной (полы-то исторические) обувью по его дому, убеждаешься, что это он утверждал небезосновательно. Беленые стены, украшенные только семейными портретами, простая мебель, маленькие комнаты.

Все намеки на роскошь вроде остатков мебели из княжеского дома или столового серебра до конца жизни кололи глаза писателю, который все же не находил сил отказаться от привычной обстановки.

Везде – выверенный комфорт без излишеств; чувствуется, что здесь самой жизнью именно делали некое дело – сосредоточенно, степенно, разумно, сознавая важность каждого движения. И вся совокупность этих малых дел вращается вокруг самого главного – трудов Льва Николаевича, которые тоже оказываются весомым и вполне осязаемым механизмом.

В них втянуты и близкие люди с точно распределенными обязанностями, и уйма материальных предметов, от письменного стола до сопутствующих мелочей.

Предметы эти так и живут на своих местах; про стол и говорить не приходится, но тысячи книг с пометками мирно стоят на отведенных им сто лет назад местах, как и предметы оргтехники, сопровождавшие деятельность писателя. Техника – передовая: фонограф (самим Эдисоном присланный), мимеограф, пишущая машинка, копировальный аппарат, фотокамера с запасом фотобумаги (Kodak, кстати), авторучки (!) и даже карандаши с подсветкой для писания в темноте.

Совет

В пе­ред­ней хра­нят­ся кни­ги и охот­ни­чьи принад­леж­но­с­ти. На пе­ри­лах ви­сит сумка, в ко­то­рой Тол­сто­му при­но­си­ли поч­ту.

До конца жизни Толстого структура дома постоянно менялась: комнаты пристраивались и переустраивались.

Оставались на своих местах стержневые помещения, без которых было невозможно течение жизни: кухня, кладовые, передняя с книгами и охотничьими принадлежностями, “зала” не совсем зальных размеров, где под портретами главы семейства кисти Крамского и Репина обедали, принимали гостей, играли и музицировали.

“Секретарская”, домашний офис писателя, несколько раз побывала детской, комнатой гувернанток, кабинетом Толстого, комнатой Софьи Андреевны и гостевой. Отдельный кабинет (а не просто “комнату”) позволял себе иметь только сам Лев Николаевич, хотя он часто работал, не покидая своей аскетичной спальни.

Тем не менее только в его кабинете, украшенном репродукциями “Сикстинской мадонны”, неожиданно нашлось место кожаному дивану, на котором поколениями рожали женщины семейства Толстых.

“За­ла” — сто­ло­вая и гос­ти­ная. Здесь игра­ли в ша­ра­ды и даже од­наж­ды устрои­ли до­маш­ний спек­такль по пье­се Тол­сто­го “Пло­ды просве­ще­ния”. Стулья, Thonet.

Софья Андреевна много раз переселялась из комнаты в комнату, но наконец обустроилась вполне уютно: шкапчики, креслица, стены с фотографиями, швейная машинка.

Интимная и дамская комната – и не скажешь, что ее хозяйка, во-первых, управляла усадьбой (поскольку супруг ее все дальше отходил от земных забот), а во-вторых, ревниво стремилась хоть как-то быть причастной к духовной жизни мужа.

Последнее ей удавалось в основном в виде титанического труда по переписыванию рукописей: столь значительное занятие она вынесла за пределы своей комнаты, в крохотную гостиную по соседству с “залой”.

Умы­валь­ник в спальне Льва Толсто­го.

На 1910-й год существование Толстого и Софьи Андревны в обществе прислуги, доктора и секретаря было единственным смыслом жизни дома – дети повзрослели и в усадьбе отца бывали наездами. Обстановка этого, последнего времени в музее как бы забальзамирована. Во время войны вещи потревожили, увезя в тыл.

Тогда же дом единственный раз пострадал от небольшого пожара, вовремя потушенного сотрудниками. В позднесоветское время перила и подоконники покрасили, а недавно краску сняли. И это не то что самая экстраординарная трансформация дома-музея за последние полвека – она вообще единственная.

Читайте также:  Анна чапман - уникальные факты

Да вот еще сумку, в которой графу-писателю ежедневно доставляли корреспонденцию, как-то отдали на реставрацию – тоже было событие.

“Ком­на­та под сво­дами” од­но вре­мя была спаль­ней Толстого, но в ос­нов­ном он здесь ра­бо­тал. Стул № 14, Thonet.

Обратите внимание

Так будет и дальше. А вот за пределами усадьбы, перед въездными воротами, появятся когда-нибудь пункт международной связи, кафе с рестораном и все прочие блага.

Пока отстроили только избушку, при ближайшем рассмотрении – кафе “Прешпект”. Тесноватое, зато румяная подавальщица называет кофе “кофейком”, а пирожки “пирожочками”.

Еще здесь можно неожиданно увидеть директора музея – не чинясь, он приходит сюда скромно трапезничать с друзьями.

Кух­ня со свод­ча­ты­ми по­тол­ка­ми рас­по­ло­жена на пер­вом эта­же фли­ге­ля. Здесь пи­са­те­лю го­то­ви­ли ве­ге­та­ри­ан­ские обе­ды.

Когда в 1994 году Владимира Ильича Толстого, одного из 116 праправнуков писателя, назначили директором Ясной Поляны, всем показалось, что поставлен какой-то эксперимент. С той поры вокруг усадьбы все проводят эксперименты.

Министерство культуры, тульская администрация и Генпрокуратура – одни, директор – другие. Пусть кажется, что усадьба застыла в оцепенении, на самом деле там царит оживленная деятельность: пасечники собирают мед, коноводы содержат конюшни, гончары лепят керамику, ученые трудятся в музейной тиши.

Усадебные работники даже съездили в Италию посмотреть, как надо принимать туристов (тут-то прокуратура и повела носом).

“Ма­лень­кая гос­ти­ная” — лю­би­мая ком­ната Толсто­го. На сте­нах — пор­т­ре­ты пред­ков и родст­вен­ни­ков. Именно здесь Со­фья Анд­ре­ев­на пе­ре­пи­сы­вала ру­ко­пи­си мужа.

Есть еще детский лагерь, а представительство усадьбы в Туле давно стало местным культурным центром. В итоге Толстому-праправнуку вменяют в вину два мифологических образа: барина старой формации и бизнесмена новой, хотя ни к тому ни к другому он не имеет отношения.

Для барина слишком деловит, для бизнесмена – утопичен. Противоречие колоритное, но необходимое. Потому что иначе невозможно сейчас подходить к такой вещи, как музей-усадьба, – специфическому и ни на что не похожему миру.

Миру, из которого уставший от жизни писатель ушел осенью 1910 года.

Источник: https://www.admagazine.ru/interior/muzej-usadba-l-n-tolstogo-yasnaya-polyana

Лев Толстой в фотографиях современников

Лев Николаевич Толстой родился 9 сентября 1828 года в Крапивенском уезде Тульской губернии, в наследственном имении матери — Ясной Поляне. К дню рождения одного из величайших писателей мира, предлагаем вашему вниманию комплект открыток «Л. Н. Толстой в фотографиях современников» с некоторыми комментариями…

Лев Николаевич, будучи четвертым ребенком в семье, родился в 1828 году в Ясной Поляне — имении матери Марии Николаевны. Достаточно рано дети остались без родителей и их опекали родственницы отца.

Тем не менее, о родителях сохранились очень светлые чувства. Отец, Николай Ильич, запомнился честным и никогда ни перед кем не унижавшемся, очень веселым и светлым человеком, но с вечно грустными глазами.

О матери, умершей очень рано, хочется отметить одну найденную цитату из воспоминаний Льва Николаевича:

«Она представлялась мне таким высоким, чистым, духовным существом, что часто в средний период моей жизни, во время борьбы с одолевавшими меня искушениями, я молился ее душе, прося ее помочь мне, и эта молитва всегда помогала мне»

П. И. Бирюков. Биография Л. Н. Толстого.

Москва, 1851 год. Фото с дагерротипа Мазера.

Эта биография примечательна еще тем, что участие в её редактировании и написании принимал сам Л. Н.

На фотографии, представленной выше, Толстому 23 года.  Это год первых литературных попыток, привычных той поре кутежей, карт и случайных попутчиков в жизни, что, впоследствии, было описано в «Войне и мире». Однако, первая школа для крепостных была открыта им еще за четыре года до этого. Так же 1851 год является годом поступления на военную службу на Кавказе.

Толстой-офицер был весьма успешным и, если б не реакция начальства на острый памфлет в 1855 году, долго б еще носило будущего философа под шальными пулями.

1854 год. Фотография с дагерротипа.

Важно

Бравый вояка, показавший себя с лучшей стороны во время Крымской войны дописывал «Севастопольские рассказы» уже в тылу, в Петербурге. Знакомство с Тургеневым близко свело Толстого с редколлегией журнала «Современник», где так же публиковались некоторые его рассказы.

Редколлегия журнала «Современник», Петербург. Слева направо стоят: Л. Н. Толстой, Д.В.Григорович. Сидят: И.А.Гончаров, И.С.Тургенев, А.В.Дружинин, А.Н.Островский. Фото С.Л.Левицкого.

Дальше — странствия: Европа, Британия… По возвращении деятельность мировым посредником и женитьба на Софье Андреевне Бернс. Это уже иной человек:

1862 год, Москва. Фото М.Б.Тулинова.

Пожалуй, важным образом характеризует Толстого тот факт, что будучи в Париже, его, участника героической обороны Севастополя, неприятно поразил культ Наполеона I и гильотинирование, при котором довелось присутствовать.

Позднее, характеристика царивших в армии порядков всплывет в 1886 году, в известном «Николае Палкине» — рассказ старого ветерана снова потрясет Толстого, служившего лишь в действующей армии и не столкнувшегося с бессмысленной жестокостью армии как средства наказания непокорной бедноты.

Так же будет беспощадно критиковаться порочная судейская практика и собственное неумение защитить невиновного в «Воспоминаниях о суде над солдатом», повествующих о 1966 году.

Но резкая и непримиримая критика существующих порядков еще впереди, 60-е годы стали годами наслаждения счастливой семейной жизнью с любящей и любимой женой, не всегда принимавшей, но всегда понимавшей образ мыслей и поступки мужа. Тогда же пишется «Война и мир» — с 1865 по 68 год.

1868 год, Москва.

Эпитет к деятельности Толстого до 80-х подобрать сложно. Пишется Анна Каренина, много других произведений, впоследствии заслуживших невысокую оценку автора в сравнении с более поздним творчеством. Это еще не формулировка ответов на фундаментальные вопросы, но подготовка фундамента для них.

Л. Н. Толстой (1876)

Совет

А в 1879-м появляется «Исследование догматического богословия». В середине 80-х Толстым организовывается издательство книг для народного чтения «Посредник», для него пишется много рассказов. Выходит одна из вех в философии Льва Николаевича — трактат «В чем моя вера?»

1885 год, Москва. Фотография фирмы Шерера и Набгольца.

Л. Н. Толстой с женой и детьми. 1887 год

20-й век ознаменовался острой полемикой с Православной церковью и отлучением от неё. Толстой принимал активное участие в общественной жизни критикуя Русско-японскую войну и социальный уклад империи, уже начинавший трещать по швам.

1901 год, Крым. Фото С.А.Толстой.

1905 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой возвращается с купания на реке Воронке. Фото В.Г.Черткова.

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой с любимым конем Делиром. Фото К.К.Буллы.

28 августа 1908 года, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой в день 80-летнего юбилея. Фото В.Г.Черткова.

1908 год, Ясная Поляна. У террасы яснополянского дома. Фото С.А.Баранова.

1909 год. В селе Крекшино. Фото В.Г.Черткова.

1909 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой в кабинете за работой. Фото В.Г.Черткова.

Всё многочисленное семейство Толстого часто собиралось в родовом имении Ясная Поляна.

1908 год. Дом Л.Н.Толстого в Ясной Поляне. Фото К.К.Буллы.

1892 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой с семьей за чайным столом в парке. Фото фирмы Шерера и Набгольца.

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой с внучкой Танечкой. Фото В. Г. Черткова.

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой играет в шахматы с М.С.Сухотиным. Слева направо: Т.Л.Толстая-Сухотина с дочерью М.Л.Толстого Таней Толстой, Ю.И.Игумнова, Л.Н.Толстой, А.Б.Гольденвейзер, С.А.Толстая, сын М.Л.Толстого Ваня Толстой, М.С.Сухотин, М.Л.Толстой, А.Л.Толстой. Фото К.К.Буллы.

Л. Н. Толстой рассказывает сказку об огурце внукам Илюше и Соне, 1909 год,

Не смотря на давление церкви, тесные отношения с Львом Николаевичем поддерживали многие известные и уважаемые люди.

1900 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой и А.М.Горький. Фото С.А.Толстой.

1901 год, Крым. Л.Н.Толстой и А.П.Чехов. Фото С.А.Толстой.

Обратите внимание

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой и И.Е.Репин. Фото С.А.Толстой.

В последний год жизни Толстой тайно покинул семью чтобы прожить оставшееся время согласно собственному мировоззрению. В пути он заболел воспалением легких и умер на станции Астапово в Липецкой области, ныне носящей его имя.

Толстой с внучкой Таней, Ясная Поляна, 1910

1910 год. В селе Затишье. Фото В.Г.Черткова.

Большинство представленных выше фотографий были сделаны Карлом Карловичем Буллой, Владимиром Григорьевичем Чертковым и женой писателя Софьей Андреевной. Карл Булла — известный фотограф конца 19-го — начала 20-го веков, оставивший колоссальное наследие, которое в наши дни во многом определяет визуальное представление о той, давно ушедшей эпохе.

Карл Булла (из Википедии)

Владимир Чертков — один из ближайших друзей и единомышленников Толстого, ставший одним из лидеров толстовства и издатель многих произведений Льва Николаевича.

Лев Толстой и Владимир Чертков

Лев Николаевич Толстой. Первая цветная фотография. Впервые опубликована в «Записках Русского Технического Общества».

В воспоминаниях еще одного единомышленника Толстого — Павла Александровича Буланже — математика, инженера, писателя, познакомившего русских читателей с жизнеописанием Будды (издаваемого по сей день!) и основными идеями его учения, приводятся слова Толстого:

Бог дал мне высшее счастье, — он дал мне такого друга, как Чертков.

Софья Андреевна, урождённая Берс была верной спутницей Льву Николаевичу и сложно переоценить всю поддержку, которую она оказала ему.

С. А. Толстая, ур. Берс (из Википедии)

 

Источник: http://www.softmixer.com/2012/09/blog-post_9116.html

Семейное счастье Толстых

Фото предоставлены музеем-усадьбой «Ясная Поляна» и Государственным музеем Л. Н. Толстого в Москве

О семейных обычаях и традициях графской семьи рассказывает Валерия Дмитриева, научный сотрудник отдела передвижных выставок музея-усадьбы «Ясная Поляна».

Валерия Дмитриева

– До знакомства с Софьей Андреевной Лев Николаевич, на тот момент молодой писатель и завидный жених, несколько лет пытался найти себе невесту. Его с удовольствием принимали в домах, где были девушки на выданье.

Он переписывался со многими потенциальными невестами, смотрел, выбирал, оценивал… И вот однажды счастливый случай привёл его в дом Берсов, с которыми он был знаком. В этой прекрасной семье воспитывались сразу три дочери: старшая Лиза, средняя Соня и младшая Таня. Лиза была страстно влюблена в графа Толстого.

Важно

Девушка не скрывала своих чувств, и окружающие уже считали Толстого женихом старшей из сестёр. Но у Льва Николаевича было другое мнение.

На ломберном столе граф написал мелом первые буквы трёх предложений: «В. м. и п. с. с. ж. н. м. м. с. и н. с. В в. с. с. л. в. н. м. и в. с. Л. З. м. в. с в. с. Т». Позже Толстой писал, что именно от этого момента зависела вся его дальнейшая жизнь.

Лев Николаевич Толстой, фото 1868 года

По его замыслу, Софья Андреевна должна была разгадать послание. Если расшифрует текст, значит, она его судьба. И Софья Андреевна поняла, что имел в виду Лев Николаевич: «Ваша молодость и потребность счастья слишком живо напоминают мне мою старость и невозможность счастья.

В вашей семье существует ложный взгляд на меня и вашу сестру Лизу. Защитите меня вы с вашей сестрой Танечкой». Она писала, что это было провидение. Кстати, позже этот момент Толстой описал в романе «Анна Каренина».

Именно мелом на ломберном столе Константин Левин зашифровал Кити предложение руки и сердца.

Читайте также:  Дмитрий анатольевич медведев

Софья Андреевна Толстая, 1860-е годы

Счастливый Лев Николаевич написал предложение руки и сердца и отправил его Берсам. И девушка, и её родители ответили согласием. Скромная свадьба состоялась 23 сентября 1862 года. Пара обвенчалась в Москве, в Кремлёвской церкви Рождества Пресвятой Богородицы.

Сразу после церемонии Толстой спросил у молодой жены, как она хочет продолжить семейную жизнь: отправиться ли в медовый месяц за границу, остаться ли в Москве с родителями или переехать в Ясную Поляну.

Софья Андреевна ответила, что сразу хочет начать серьёзную семейную жизнь в Ясной Поляне.

Позднее графиня часто жалела о своём решении и о том, как рано закончилось её девичество и что она так нигде и не побывала.

Осенью 1862 года Софья Андреевна переехала жить в усадьбу мужа Ясная Поляна, это место стало её любовью и её судьбой. Первые 20 лет жизни оба вспоминают как очень счастливые. Софья Андреевна смотрела на мужа с обожанием и восхищением. Он же относился к ней с большой нежностью, трепетно и с любовью. Когда Лев Николаевич уезжал по делам из усадьбы, они всегда писали друг другу письма.

Лев Николаевич:

«Ничего не надо, кроме тебя. 1863 г. Январь 29 — февраль. Москва.»

«Я рад, что этот день меня развлекли, а то дорогой мне уже становилось за тебя страшно и грустно. Смешно сказать: как выехал, так почувствовал, как страшно тебя оставлять. — Прощай, душенька, будь паинька и пиши. 1865 г. Июля 27. Воин.»

«Как ты мне мила; как ты мне лучше, чище, честнее, дороже, милее всех на свете. Гляжу на твои детские портреты и радуюсь. 1867 г. Июня 18. Москва.»

Софья Андреевна:

«Лёвочка, голубчик милый, мне ужасно хочется в эту минуту видеть тебя, и опять в Никольском вместе пить чай под окошечками, и сбегать пешком в Александровку и опять жить нашей милой жизнью дома. Прощай, душенька, милый, крепко тебя целую. Пиши и береги себя, это моё завещание. 29 июля 1865 г.»

«Милый мой Лёвочка, пережила целые сутки без тебя, и с таким радостным сердцем сажусь писать тебе. Это настоящее и самое большое моё утешение писать тебе даже о самых ничтожных вещах. 17 июня 1867 г.»

«Это такой труд жить на свете без тебя; всё не то, всё кажется не так и не стоит того. Я не хотела писать тебе ничего подобного, да так сорвалось. И так всё тесно, так мелочно, чего-то нужно лучшего, и это лучшее — это только ты, и вечно ты один. 4 сентября 1869 г.»

Толстые обожали проводить время всей большой семьёй. Они были большими выдумщиками, да и сама Софья Андреевна сумела создать особый семейный мир со своими традициями.

Совет

Больше всего это чувствовалось в дни семейных праздников, а также на Рождество Христово, Пасху, Троицу. Их очень любили в Ясной Поляне.

Толстые ездили на литургию в приходскую Никольскую церковь, расположенную в двух километрах южнее усадьбы.

На праздничный обед подавалась индейка и коронное блюдо — анковский пирог. Его рецепт Софья Андреевна привезла в Ясную Поляну из своей семьи, в которую его передал доктор и друг профессор Анке.

Сын Толстых Илья Львович вспоминает:

«С тех пор как я себя помню, во всех торжественных случаях жизни, в большие праздники и в дни именин, всегда и неизменно подавался в виде пирожного „анковский пирог“. Без этого обед не был обедом и торжество не было торжеством».

Лето в усадьбе превращалось в бесконечный праздник с частыми пикниками, чаепитиями с вареньем и играми на свежем воздухе. Играли в крокет и теннис, купались в Воронке, катались на лодках. Устраивали музыкальные вечера, домашние спектакли…

Семья Толстых за игрой в большой теннис. Из альбома фотографий Софьи Андреевны Толстой

Обедали часто во дворе, а чай пили на веранде. В 1870-е годы Толстой привёз детям такую забаву, как «гигантские шаги». Это большой столб с привязанными наверху канатами, на них — петля.

Одна нога вставлялась в петлю, другой отталкивались от земли и таким образом прыгали.

Детям так нравились эти «гигантские шаги», что Софья Андреевна вспоминала, как было трудно оторвать их от забавы: дети не хотели ни есть, ни спать.

В 66 лет Толстой начал кататься на велосипеде. Вся семья переживала за него, писала ему письма, чтобы он оставил это опасное занятие. Но граф говорил, что испытывает искреннюю детскую радость и ни в коем случае не оставит велосипед. Лев Николаевич даже обучался в Манеже езде на велосипеде, и город­ская управа выдала ему билет с разрешением ездить по улицам города.

Московская городская управа. Билет №2300, выданный Толстому для езды на велосипеде по улицам Москвы. 1896 г

Зимой же Толстые увлечённо катались на коньках, Лев Николаевич очень любил это дело. Не менее часа проводил на катке, обучал сыновей, а Софья Андреевна — дочерей. Около дома в Хамовниках сам заливал каток.

Традиционные домашние развлечения в семье: чтение вслух и литературное лото. На карточках были написаны отрывки из произведений, нужно было угадать имя автора. В поздние годы Толстому прочитали отрывок из «Анны Карениной», он послушал и, не узнав свой текст, высоко оценил его.

В семье любили играть в почтовый ящик. Всю неделю члены семьи опускали в него листочки с анекдотами, стихотворениями или записки с тем, что их беспокоит. В воскресенье вся семья садилась в круг, открывала почтовый ящик и читала вслух.

Обратите внимание

Если это были шутливые стихотворения или рассказики, пытались угадать, кто бы это мог написать. Если личные переживания — разбирались.

Современным семьям можно взять этот опыт на вооружение, ведь мы сейчас так мало разговариваем друг с другом.

К Рождеству Христову в доме Толстых всегда ставили ёлку. Украшения для неё готовили сами: золочёные орехи, вырезанные из картона фигурки зверей, деревянные куколки, одетые в разные костюмы, и многое другое. В усадьбе устраивали маскарад, в котором принимали участие и Лев Николаевич, и Софья Андреевна, и их дети, и гости, и дворовые, и крестьянские ребята.

«В Рождество 1867 года мы с англичанкой Ханной страстно желали сделать ёлку. Но Лев Николаевич не любил ни елок, ни каких-либо празднеств и строго запрещал тогда покупать детям игрушки. Но мы с Ханной выпросили разрешение на ёлку и на то, чтобы нам позволено было купить Сереже только лошадку, а Тане только куклу.

Решили мы позвать и дворовых, и крестьянских детей.

Для них мы кроме разных сладких вещей, золочёных орехов, пряников и прочего купили деревянных раздетых скелетцев-куколок, и одели их в самые разнообразные костюмы, к большому восторгу наших детей… собралось человек 40 ребят со дворни и с деревни, и детям и мне было радостно раздавать ребятам все с ёлки».

Куколки-скелетцы, английский плум-пудинг (пудинг, облитый ромом, зажигали во время подачи на стол), маскарад становятся неотъемлемой частью рождественских праздников в Ясной Поляне.

Воспитанием детей в семье Толстых в основном занималась Софья Андреевна. Дети писали, что большую часть времени проводила с ними маменька, но отца они все очень уважали и по-хорошему побаивались. Его слово было последним и решающим, то есть законом.

Дети писали, если на что-нибудь нужен был четвертак, можно было подойти к матери и попросить. Она подробно расспросит, на что нужно, и с уговорами тратить аккуратно даст деньги. А можно было подойти к отцу, который просто посмотрит в упор, прожжёт взглядом и скажет: «Возьми на столе».

Смотрел он так проникновенно, что все предпочитали выпрашивать деньги у матери.

Лев Николаевич и Софья Андреевна Толстые в кругу семьи и гостей. 1-8 сентября 1892 г

Очень много денег в семье Толстых тратилось на образование детей. Все они получили хорошее домашнее начальное образование, а мальчики затем учились в тульской и московской гимназиях, но только старший сын Сергей Толстой окончил университет.

В браке у Льва Николаевича и Софьи Андреевны родилось 13 детей, но только восемь из них дожили до взрослого возраста.

Самой тяжёлой утратой для семьи стала смерть последнего сына Ванечки. Когда малыш родился, Софье Андреевне было 43 года, Льву Николаевичу — 59 лет.

Ванечка Толстой

Ваня был настоящим миротворцем и своей любовью объединял всю семью. Лев Николаевич и Софья Андреевна очень его любили и переживали безвременную смерть от скарлатины не дожившего до семи лет младшего сына.

«Природа пробует давать лучших и, видя, что мир ещё не готов для них, берёт их назад…», — такие слова произнёс Толстой после смерти Ванечки.

В последние годы жизни Лев Николаевич плохо себя чувствовал и нередко давал родным повод для серьёзного беспокойства. В январе 1902 года Софья Андреевна писала:

«Мой Лёвочка умирает… И я поняла, что и моя жизнь не может остаться во мне без него. Сороковой год я живу с ним.

Для всех он знаменитость, для меня он — всё мое существование, наши жизни шли одна в другой, и, боже мой! Сколько накопилось виноватости, раскаяния… Всё кончено, не вернешь.

Важно

Помоги, Господи! Сколько любви, нежности я отдала ему, но сколько слабостей моих огорчали его! Прости, Господи! Прости, мой милый, милый дорогой муж!»

Но Толстой всю жизнь понимал, какое сокровище ему досталось. За несколько месяцев до смерти, в июле 1910 г., он писал:

«Оценка же моя твоей жизни со мной такая: я, развратный, глубоко порочный в половом отношении человек, уже не первой молодости, женился на тебе, чистой, хорошей, умной 18-летней девушке, и несмотря на это мое грязное, порочное прошедшее ты почти 50 лет жила со мной, любя меня, трудовой, тяжёлой жизнью, рожая, кормя, воспитывая, ухаживая за детьми и за мною, не поддаваясь тем искушениям, которые могли так легко захватить всякую женщину в твоём положении, сильную, здоровую, красивую. Но ты прожила так, что я ни в чём не имею упрекнуть тебя».

Источник: https://myslo.ru/city/tula/legend/semeynoe-schaste-tolstih

Лев Толстой на фотографиях

Толстой Лев Николаевич (1828 — 1910) — граф, знаменитый писатель, достигший небывалой в истории литературы XIX в. славы. Принадлежит к богатому и знатному роду, занимавшему высокое положение еще во времена Петра Великого.

Прадеду Льва Николаевича, графу Петру Андреевичу, выпала печальная роль в истории царевича Алексея. Правнук Петра Андреевича, Илья Андреевич, описан в «Войне и мире» в лице старого графа Ростова. Сын Ильи Андреевича, Николай Ильич, был отцом Льва Николаевича (изображен в «Детстве» и «Отрочестве» в лице отца Николиньки).

В чине подполковника Павлоградского гусарского полка принимал участие в войне 1812 г. и после заключения мира вышел в отставку. Весело проведя молодость, Николай Ильич проиграл огромное состояние. Страсть к игре перешла и к сыну.

Чтобы привести свои расстроенные дела в порядок, Николай Ильич, как и Николай Ростов, женился на некрасивой и уже не очень молодой княжне Волконской. У них было четыре сына: Николай, Сергей, Дмитрий и Лев и дочь Мария.

Дед Толстого по матери, екатерининский генерал, выведен на сцену в «Войне и мире» в лице старого князя Волконского, а мать Льва изображена в лице княжны Марьи. Кроме Волконских, Толстой состоит в близком родстве с целым рядом других аристократических родов — князьями Горчаковыми, Трубецкими.

1854 год.

1862 год

Редколлегия журнала «Современник», Петербург. Слева направо стоят Л. Н. Толстой, Д.В.Григорович. Сидят И.А.Гончаров, И.С.Тургенев, А.В.Дружинин, А.Н.Островский.

1868 год

1885 год

1892 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой с семьей за чайным столом в парке.

1900 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой и А.М.Горький.

1901 год, Крым

1901 год, Крым. Л.Н.Толстой и А.П.Чехов.

1905 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой возвращается с купания на реке Воронке

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой и И.Е.Репин.

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой играет в шахматы с М.С.Сухотиным.

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой с внучкой Танечкой

1908 год, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой с любимым конем Делиром

1908 год, Ясная Поляна. У терассы яснополянского дома.

1908 год. Дом Л.Н.

Толстого в Ясной Поляне.

28 августа 1908 года, Ясная Поляна. Л.Н.Толстой в день 80-летнего юбилея.

Лев Толстой и Владимир Чертков

1909 год. В селе Крекшино.

1910 год. В селе Затишье.

Источник: http://russiahistory.ru/lev-tolstoj-na-fotografiyah/

Ссылка на основную публикацию