Ликург и запрет на еду

Легализация вредной еды

Легализация запретной еды – что это означает? Снятие запретов и разрешение любой еды!

Хочу поделиться с вами своими размышлениями и наблюдениями.

В последнее время,  я активно занимаюсь группой в Контакте – добавляю постоянно материалы, и последнюю неделю, выкладываю главы из книги «Компульсивное переедание».

Эта книга была у меня полностью опубликована на сайте, наверное, еще года 3 назад. Тогда, именно глава «Отказ от диет. Легализация еды» вызвала множество комментариев и сомнений.

И можно сказать, даже праведного возмущения.

Коротко, хочу пересказать, если вы не знакомы с этой книгой.

Легализация еды – что это?

Смысл в том, что нужно отказаться от запретов и разрешить себе есть всё!

То есть, начать легализовывать «вредные» и «запрещенные» продукты.

Допустим, вы без ума от пельменей – можете съесть их огромное количество, и вам кажется, что только ваша сила воли помогает вам справиться от поедания этих пельменей, тазиками.

И если вы съели больше разрешенной себе порции, то в голове, целая куча обвинений себя, упреки  в слабой воле и конечно, постоянное чувство вины.

Ваша логика подсказывает вам, что чувство вины и внутренние упреки, помогают вам сдерживать эту неистовую любовь к пельменям.

Но самом деле, запрет, это всегда тюрьма.

Обратите внимание

Любой запрет, и даже запрет на эти злосчастные пельмени, которые на самом деле, ни в чем не виноваты, вызывает желание выйти из этой тюрьмы, нарушить границы  почувствовать вкус свободы.

И смыл легализации продуктов заключается в том, что вы снимаете этот запрет и выпускаете себя из тюрьмы, вы оказываетесь на свободе.

Да, сначала вы съедите не один тазик пельменей, но как долго вы будете их есть?

Каждый день по 3 раза – неделю, 2 недели, месяц?

Даже мысленно представляя, что я ем только одни пельмени (очень мною любимые) в течение недели, мне становится дурно и даже начинает подташнивать

При этом, есть очень важный момент – вы снимаете запрет на самом деле, вы не думаете: «Ну, да… сейчас попробую,  а если поправлюсь, то сразу начну опять контролировать»

Если вы себе оставляете лазейку к возврату контроля и запретов, то вы обязательно вернетесь в эту лазейку и после прибавки пару кг, сразу сядете на очередную диету с мыслями – только контроль поможет мне стать стройной!

Как происходит легализация?

Возьмем те же самые пельмени – сколько вы могли бы съесть за один раз, если убрать все ваши запреты?

Допустим, сейчас вы себе разрешаете максимум 10  шт, но хотели бы в 2 раза больше.

20 пельменей или лучше 25, со сметаной – ух, пальчики оближешь!

Так вот считаем, на один раз можно и 40 посчитать, вы ведь запрет сняли.

И ешьте эти пельмени несколько раз в день в течении нескольких дней, 2,3,4 дня, до тех пор, пока у вас не наступит пресыщение и никакого чувства вины за съеденное.

Подготовка к легализации:

  • Выбираем продукт
  • Подсчитываем сколько вам его надо?
  • Покупаем много, очень много!
  • Например – 4-5 кг пельменей, чтобы хватило на 2-3 дня.
  • И начинаем есть!
  • На другой день – докупаем еще этого продукта, который легализируем.
  • У вас дома, должен быть запас, для того, чтобы, как только возникла мысль «Хочу!» вы пошли и съели.

Да, конечно в моменты легализации продуктов, полетят все схемы вашего питания на данный момент, и дробное питание,  в том числе.

Но если вы серьезно решили избавиться от диетного менталитета, и стать свободным  в мире еды, то стоит рискнуть.

Да… коротко не получилось написать о легализации

Вернусь к началу, этого поста – сейчас, в группе, повторилось то же самое

И меня это привело к одной мысли – если человек смотрит на свою стройность со старой позиции, с позиции застарелого диетчика, то, к моему большому сожалению, он будет о ней (о стройности) только мечтать.

Важно

Правда, иногда оказываться в этой мечте на какое-то время, с помощью очередной диеты или правильного питания, а потом – обратно в жуткие джунгли наверстывания не съеденной еды за время диеты.

Я понимаю, что непросто отказаться от привычных мыслей, от собственного жизненного опыта, особенно когда видишь реально постройневшие собственные формы, в результате жесткого контроля.

Но ведь, тот же жизненный опыт, и подтверждает –через некоторое время, идет возврат веса, после очередной фазы контроля питания.

Наверное, в этом подходе «легализация еды» есть какая-то вещь, которую не сразу схватываешь?

На мой взгляд, это привычка – держаться за свои старые взгляды, и еще, огромный страх отпустить поводья, ведь если отпустишь – то можешь оказаться незнамо где.

Что может помочь справиться с этим страхом?

Понимание процессов – вот ключ к успеху при легализации продуктов.

Если вы логик и привыкли все раскладывать по полочкам, то и  в этом случае, нужно выстроить логическую цепочку, в каких-то случаях, она даже будет подтверждаться и собственными примерами.

Это связано с перееданием какого-то продукта, особенно в детстве – многие, что-то переедят,  а потом, смотреть на это могут.

Неоднократно сталкивалась  с этим у клиентов, кто-то переел мороженного, кто-то конфет, кто-то какое-то блюдо и с тех пор, этого не едят.

При легализации, используется тот же принцип, только сложность заключается в том, что в детстве не было такого пристального контроля и не нужно было худеть.

Что еще хочется сказать, если вы впервые услышали о таком способе борьбы с перееданием, то сначала надо немного перестроить свое мышление, хотя бы начать принимать эту мысль и это действие, как работающую.

Тем людям, кто давно читает мои материалы и проходил курсы и тренинги, эта мысль знакома, и многие смогли пройти через легализацию.

У них тоже было много страхов и сомнений, и бывало, что и они, поддавались на провокации и на происки собственной логики.

Сейчас хочу озвучить настоящую причину написания этой статьи, в среду и четверг, будет проходить распродажа моих тренингов, и не просто распродажа,  а можно сказать ГЛОБАЛЬНАЯ распродажа!

Я задумала сделать эту распродажу более индивидуальной, и просила своих подписчиков пройти небольшой опрос, чтобы они выбрали – какие темы и направления, им более интересны?

Так, вот, она причина написания – многие выбрали изменение пищевого поведения.

Совет

И вот тут-то и зарыта собака – нормальное пищевое поведение не контролируется умом, отсутствуют запрещенные и «вредные» продукты – нормальное пищевое поведение просто данность организма!

И только пройдя через легализацию запрещенной еды, можно получить нормальное пищевое поведение.

В тренингах, которые будут  в распродаже, так или иначе, происходит работа с нормализацией пищевого поведения.

Именно, поэтому, мне хочется, чтобы вы заранее могли настроиться на то, что с запретами и контролем придется расстаться.

Еще несколько слов о распродаже

Как я писала выше, я просила своих подписчиков пройти опрос и выбрать тему и направления, с которыми им хотелось бы поработать.

В знак благодарности за прохождение опроса, я дам дополнительную скидку в 10% к общей скидке на пакеты с тренингами.

Если вы хотите получить дополнительные 10% скидки – то можете прямо сейчас пройти опрос

Ответы я буду принимать до 18:00 16 января.

Вечером в понедельник, всем кто заполнил опрос, отправлю им на почту, список купонов на скидки.

Прошу высказать ваши мысли по поводу легализации продуктов – как вы к этому относитесь? Есть ли страх и сомнения?

С уважением, Наталия.

                         

   

        –><\p>

Источник: https://magia-stroinosti.ru/legalizatsiya-zapretnoj-edy/

Законы Ликурга в Древней Спарте

«Раздираемое внутренними распрями, слабое государство неминуемо должно было стать добычей воинственных соседей или распасться на более мелкие тирании.

Такою нашёл Спарту Ликург; неясность границ между властью народа и властью царей, неравномерное распределение достатка среди граждан, отсутствие согласия и стремления к общему благу и полное политическое бессилие были теми недугами, которые в первую очередь предстали взору законодателя и которым он поэтому в составленных им законах уделил преимущественное внимание.

В день, избранный Ликургом для обнародования этих законов, он велел тридцати наиболее знатным согражданам, которых расположил в пользу своего плана, собраться в полном вооружении на рыночной площади, дабы нагнать страху на тех, кто стал бы противиться его предложениям. Царь Харилай полагал, что эти приготовления направлены против него, и, страшась их, укрылся в храме Минервы. Но его успокоили, объяснив суть дела, и он настолько восхитился планом Ликурга, что в дальнейшем оказывал ему деятельную поддержку.

Первое постановление законодателя касалось государственного устройства. Чтобы раз навсегда воспрепятствовать республике метаться от царской тирании к анархической демократии, Ликург поставил между ними, в качестве противовеса и той и другой, некую третью силу: он учредил сенат.

Обратите внимание

Сенаторы –  их было всего двадцать восемь, а вместе с царями тридцать –  обязаны были в тех случаях, когда цари злоупотребляли своей властью, вступаться за народ; когда же, напротив, власть народа становилась чрезмерной, им вменялось в обязанность брать под свою защиту царей.

Читайте также:  5 задач на логику, которые прокачают ваш мозг

Это было превосходное нововведение, и благодаря ему Спарта навеки избавилась от тяжких междоусобиц, потрясавших её до того времени.

Благодаря ему ни одна из сторон теперь не могла попирать другую; против сената, действовавшего совместно с народом, цари были бессильны; равным образом и народ не мог сохранить за собой перевес, если сенат действовал совместно с царями. […]

Намного опаснее и решительнее был второй закон, установленный Ликургом. Согласно этому закону вся земля была разделена между гражданами поровну, дабы навсегда уничтожить различие между богатыми и бедными.

Вся Лакония была поделена на тридцать тысяч полей, а земли вокруг города Спарты –  на девять тысяч, причем каждое поле было таких размеров, чтобы обеспечить живущей на нем семье достаток.

Спарта приобрела чудесный, цветущий облик, и сам Ликург пришел в восторг от открывшегося его взору зрелища, когда впоследствии объехал страну.

«Вся Лакония, –  вскричал он, –  подобна полю, которое братья по-братски поделили между собой!» Не менее охотно, чем землю, поделил бы Ликург и движимое имущество, но это его намерение столкнулось с неодолимыми трудностями. Он попытался, однако, добиться осуществления своей цели окольным путем: то, чего он не мог достигнуть приказом, должно было, по его мысли, пасть само собой.

Он начал с того, что запретил золотую и серебряную монету и ввёл вместо неё железную, в то же время присвоив большому, тяжелому куску железа ничтожную ценность в денежном выражении; поэтому для хранения небольшой суммы требовалось обширное помещение, а для перевозки её – множество лошадей.

Вдобавок, чтобы пресечь попытки ценить монету по годности железа для иного употребления и ради этого накоплять его, он предписал назначенное для изготовления денег железо раскаливать докрасна, а затем охлаждать в уксусе; закалённое таким образом, оно становилось непригодным ко всякому иному использованию.

Кто же стал бы при таком положении дел воровать, или соблазняться подкупом, или тщиться копить сокровища, когда даже малый барыш нельзя было ни сохранить, ни использовать?

Важно

Отняв этим путём у своих сограждан средства к поддержанию роскоши, Ликург сверх того убрал с их глаз и всё то, что могло ввести их в соблазн. Ни одному иноземному купцу не была нужна спартанская железная монета, а другой у жителей Спарты не было.

Всем, кто работал на роскошь, пришлось покинуть Лаконию; ни один чужестранный корабль не входил теперь в её гавани, ни один искатель приключений не являлся в поисках счастья в эту страну, ни один купец не заглядывал в эти края, чтобы взимать дань с суетности и наслаждения, ибо отсюда они могли вывезти лишь железные деньги, во всех других странах не имевшие никакой ценности. Роскоши не стало, ибо не было никого, кто мог бы способствовать её сохранению.

Ликург решил бороться с роскошью ещё и другим способом. Он повелел всем гражданам Спарты питаться за общим столом в общественном месте и всем потреблять одну и ту же, законом предписанную пищу. Далее было запрещено предаваться у себя дома изнеженности и приготовлять на собственной кухне дорогостоящие блюда.

Каждому вменялось в обязанность ежемесячно вносить известное количество съестных припасов для общественных трапез, взамен чего государство отпускало ему пищу. Обычно за каждым столом собиралось пятнадцать граждан; чтобы быть принятым в число сотрапезников, требовалось согласие всех остальных.

Никто не смел уклоняться от этой трапезы, не имея на то уважительных причин; это правило выполнялось столь неукоснительно, что даже Агий, один из последующих спартанских царей, выразивший  по возвращении с победоносной  войны желание поесть наедине со своею женой, столкнулся с решительным отказом эфоров.

Среди кушаний, принятых у спартанцев, особая известность выпала на долю чёрной похлебки. В похвалу ей говорили, что спартанцам нетрудно быть храбрыми, ибо не таково уж зло умереть, если питаешься их чёрной похлебкой.

Приправой к еде служили веселье и шутки, ибо Ликург и сам был таким другом застольного остроумия, что воздвиг в своем доме алтарь богу смеха. […]

Другой закон воспрещал кому бы то ни было покрывать свой дом кровлей, сооружённой с помощью каких-либо орудий сверх топора, а двери должны были изготовляться только пилой. В такой жалкой лачуге никому не пришло бы в голову обзаводиться хорошей утварью –  ведь всем частностям подобает гармонично сочетаться с целым. […]

Совет

Всякий новорождённый принадлежал государству –  для матери и отца он был потерян. Ребёнка осматривали старейшины, и если он был крепок и хорошо сложен, его тотчас передавали няне; если, напротив, он был слаб и увечен, его сбрасывали с Тайгетской горы в пропасть.

Благодаря суровому воспитанию, которое они давали своим питомцам, спартанские няни славились по всей Греции, и их выписывали в далекие края. Как только мальчику исполнялось семь лет, его отбирали от няни.

Теперь его содержали, кормили и воспитывали вместе со сверстниками. С раннего детства приучали его преодолевать трудности и при помощи телесных упражнений приобретать власть над своим телом.

Достигнув юношеского возраста, лучшие из них могли надеяться приобрести друзей среди взрослых, эта дружба была пронизана одухотворенной любовью.

Игры юношей происходили в присутствии стариков, которые зорко наблюдали за первыми проявлениями их способностей, похвалой и порицанием разжигая юное честолюбие. Когда молодые люди хотели поесть вволю, им приходилось добывать съестное воровством; тех, кто попадался с поличным, ожидало суровое наказание и позор.

Ликург избрал это средство, чтобы смолоду развить в них изворотливость и хитрость –  качества, которые он в воине –  а ведь он воспитывал их для ратного дела –  ставил так же высоко, как телесную силу и храбрость.

Мы уже видели, как мало Ликург считался с нравственными устоями, когда дело шло о достижении государственных целей. Впрочем, следует принять во внимание, что ни осквернение брака, ни эти вынужденные кражи не могли причинить спартанскому государству того ущерба, который они неминуемо причинили бы всякому другому.

Поскольку государство взяло воспитание детей на себя, это воспитание нисколько не зависело от того, счастливы ли браки родителей и не запятнала ли их супружеская измена; а поскольку в Спарте почти всё имущество было общим и  собственности там не придавали большого значения, то и охрана её не была делом первостепенной важности, как и посягательство на неё,-  в особенности, когда само государство поощряло его в определённых целях, – не было преступлением против гражданского права.

Молодым спартанцам было запрещено наряжаться, кроме тех случаев, когда они шли в сражение или навстречу другой великой опасности. В этом случае им дозволялось делать себе затейливую причёску, надевать праздничную одежду, а также украшать свое оружие.

Обратите внимание

Волосы, говорил Ликург, красят тех, кто красив, а некрасивых превращают в уродов. И бесспорно –  законодатель поступил весьма прозорливо, связав представление об опасности с тем, что радостно и торжественно, и лишив её тем самым устрашающих свойств. Он пошёл ещё дальше.

На войне допускалось некоторое послабление дисциплины: жизнь становилась вольготнее, и проступки наказывались не так сурово. Отсюда проистекало, что война для спартанцев была единственным отдыхом, и они приветствовали её, как радостное событие.

Когда приближался неприятель, спартанский царь отдавал приказание затягивать песнь в честь Кастора, и воины, под звуки флейт, сомкнутым строем шли на врага; бодро и бесстрашно устремлялись они, в такт музыке, навстречу опасности».

Фридрих Шиллер, Законодательство Ликурга и Солона / Собрание сочинений в 7-ми томах, Том 5, М., «Государственное издательство художественной литературы», 1957 г., с. 412-418.

Источник: https://vikent.ru/enc/2356/

Спарта, обреченная на гибель

По берегам реки Эврот, на территории современной Греции, росли ивы. Их гибкие ветви склонялись к прохладной воде. С долины реки открывался прекрасный вид на величественную гору Тайгет.

По горному хребту проходила западная граница Лакедемона — государства, столицей которого была известная нам Спарта. На гору Тайгет поднимали младенца, рожденного в Лакедемоне, и сбрасывали с утеса, если развитие ребенка старейшины Спарты находили слабым.

Большинству наших современников мало что известно о Спарте, а между тем, уклад жизни в этом государстве стоит того, чтобы проникнуть глубже в его историю. Более всего город-государство Спарта прославилось во время правления Ликурга (после 600 г. до н. э.

Читайте также:  Как изучение иностранных языков влияет на наш мозг

) Именно в то время в стране появились законы, создавшие общественный уклад, вошедший в историю как спартанский образ жизни.

Раскопки английских археологов подтвердили теорию, выдвинутую историками на основании письменных памятников, что до 600 г. до н. э.

спартанская культура в целом совпадала с образом жизни тогдашних Афин и других греческих государств: не было особого отличия от других эллинских городов с их высоким уровнем культуры, изящным искусством и поэзией.

И лишь с приходом к власти Ликурга Спарта превратилась в крупнейшую военную державу, державу, которая готовила только солдат.

Ученые-историки утверждают, что спартанский образ жизни весьма импонировал древнегреческому философу Платону, который включил в свое идеальное государство многие милитаристские, тоталитарные и коммунистические черты, свойственные Спарте.

Однако, вопрос о целесообразности подобного государственного устройства очень спорный, да и сама история распорядилась так, что Спарта исчезла с лица земли.

Не наводит ли это на мысль, что путь, выбранный Ликургом, тупиковый и что, по сути, произошел естественный отбор, в котором все, что не жизнеспособно, отмирает?

Законы Спарты о разделении власти и против частной собственности

Ликург, один из сыновей царя Спарты, волею случая оказавшийся наследником престола, прослыл человеком мудрым и справедливым и тем самым заслужил любовь и уважение сограждан. Он был уступчивым, терпимым и скромным, всячески желал добра и благополучия своему народу.

Важно

В то время в Спарте уже начались волнения, причиной которых было резкое разделение граждан на богатых и бедных. Ликург решил укрепить государство, введя такие законы, при которых деньги и власть перестали бы быть значимыми. На первый взгляд, такие преобразования — кардинальный скачок в развитии общества, но никто не задумывался, куда это может привести.

Итак, важнейшим государственным органом в Спарте, по законам Ликурга, стала герусия — совет старейшин. Герусия решала споры и давала указания даже царям. Для того чтобы геронты из совета старейшин и народ не спорили между собой из-за власти, Ликург составил соглашение между ними — закон о разделении власти.

Еще одним из фундаментальных законов, изданных царем Ликургом, был закон о переделе земли. Правитель Спарты убедил сограждан отказаться от владения участками в пользу государства. И с того времени в Лакедемоне никто не мог ни продавать, ни покупать землю.

Всеобщее равенство Спарты

Всю землю разделили на равные участки, и каждая спартанская семья получила равный надел. На нем можно было вырастить самое необходимое, чтобы хватило для поддержания жизни.

Ликург считал, что человеку достаточно немного ячменной муки и растительного масла в день — продукты, которые можно получить с небольшого земельного надела.

Тем самым Ликург хотел уничтожить несправедливость в Спарте и заставить всех жить в одинаковых условиях. Он создал всеобщее равенство.

На столе в любой семье одна и та же пища, одна и та же мебель в каждом доме, да и сами дома похожи своей неприхотливостью. Все граждане, одетые в скромные одежды, похожи друг на друга. Спартанца могли казнить лишь за то, что он украсил свой гиматий (верхнюю одежду) яркой полосой, — так описывает обычаи Спарты древнегреческий философ Плутарх из Херонеи.

В государстве даже существовал закон, согласно которому, никто не должен был быть полнее, чем это необходимо. Но царь Спарты пошел дальше. Чтобы окончательно уравнять граждан, Ликург захотел разделить поровну между всеми еще и движимое имущество граждан.

Совет

Он запретил пользоваться золотой и серебряной монетой и приказал принимать только железные деньги. Железные деньги были тяжелыми, громоздкими и хрупкими.

Да, в Спарте прекратились преступления: кому нужны монеты, на которые ничего нельзя было купить в других государствах?!

Исчезла роскошь. Богатый ли, бедный ли человек — между ними не было разницы. Сами по себе ушли из характера человека такие качества, как жадность, зависть, корыстолюбие, соперничество, которые заставляют людей идти на преступления. Значит, была достигнута еще одна ступень равенства. Однако это равенство в Спарте было искусственным.

Жить как одна семья

Все преобразования, которые вводил Ликург, предназначались для укрепления государства, чтобы все спартиаты жили, как одна семья. Однако, кроме законов, по которым должно жить общество, нужна была сильная армия, которая могла бы охранять государство.

Именно поэтому мальчиков с младых ногтей воспитывали в спартанском духе: отучали от капризов, от боязни холода, голода и темноты, заставляли есть пищу без разбора. Дети вырастали крепкими, здоровыми, неприхотливыми.

Для девочек в Спарте также было введено особое воспитание: лакедемонянки обязаны были обладать крепким телом, чтобы производить на свет здоровое потомство.

Само государство, где мужчины и женщины жили каждый своей жизнью, напоминало военный гарнизон, в котором мужчины постоянно готовились к войне, а женщины…

Предоставленные сами себе, женщины стали предаваться роскоши и распущенности, иные стали вмешиваться в дела своих супругов, желая влиять на политику государства.

Обратите внимание

По этому поводу Аристотель сокрушается, обвиняя и одновременно оправдывая женщин: «Какая разница, — пишет древнегреческий философ, — правят ли сами женщины или же начальствующие лица находятся под их властью?» Результат один и тот же.

В конце концов, Спарта лишилась своей былой военной мощи во второй половине IV века до н. э.

Тотальный контроль в Спарте

Государство Спарта контролировало жизнь граждан от рождения до самой смерти. С момента появления на свет ребенка в семье спартанца отец не имел права определять его судьбу.

Только совет старейшин, осмотрев младенца, решал, достаточно ли здоров ребенок, и тогда разрешали отцу его растить.

Если новорожденный оказывался слабым, то считалось целесообразным сбросить его со скалы Тайгет, чтобы в обществе не было больных и слабых.

В 7 лет мальчиков отлучали от родителей, объединяли в группы и воспитывали в особо строгой дисциплине, закаляли физически. Юноши Спарты должны были терпеливо переносить лишения и побеждать в битвах. Воспитание сводилось к обучению безоговорочного повиновения.

В 20 лет молодой человек попадал в компанию своих ровесников из 15 человек – фидитию, здесь начиналось его военное обучение. Питание у молодых людей было очень скудным, чтобы будущий воин лучше был подготовлен к длительным военным походам и легко переносил голод и другие лишения. К тому же, считали в Спарте, скудная пища делает человека более крепким и здоровым, а тело гибким и легким.

Спартанцы не носили хитонов, целый год пользуясь одним-единственным гиматием, одеждой в виде прямоугольного куска ткани. Они ходили немытые, изредка посещая бани.

Важно

Обучаясь в фидитиях, молодой человек мог вступать в брак, но жить продолжал вместе с товарищами, навещая жену тайком. Однако холостых мужчин презирали, поэтому брак в Спарте также был регламентирован государством, личные чувства в расчет не принимались — мужчина должен был создавать семью ради того, чтобы его жена могла рожать будущих солдат.

Долой науки!

Спартанцы изучали грамоту только ради потребностей жизни. Юношам давали лишь самые азы, чтобы они могли прочесть приказ и расписаться под ним. Все же остальные виды образования были выдворены из страны; выдворяли не только науки, но и людей, которые ими занимались.

Ликург ввел ксеноласию — изгнание иноземцев, чтобы те, приезжая в Спарту, не научили местных граждан чему-либо дурному. Отсутствие гостеприимства в Спарте было самым известным явлением в древнем мире.

Если пользоваться современной терминологией, в Спарте был установлен «железный занавес».

Общее имущество и рабы в Спарте

Существовал в Спарте также обычай, по которому младшие по возрасту отчитывались старшим — куда и зачем они ходят.

С другой стороны, молодые спартанцы должны были почитать и слушаться не только собственных отцов, но и заботиться обо всех пожилых людях; при встречах уступать им дорогу, вставать, освобождая место, а также не шуметь в их присутствии. Это делалось для того, чтобы люди действовали сообща и относились к чужим делам, как к собственным.

Каждый в Спарте распоряжался не только своими детьми, рабами, имуществом, как это было в других государствах, но имел также права и на собственность соседей. Торговля в стране была запрещена. Если возникала нужда в чем-то, можно было пользоваться вещами соседей, а также их собаками и лошадьми. Отдаленно это напоминало советский колхоз 30-х годов.

Итак, Ликург создал государство, в котором солдаты могли воспроизводить только солдат. Все, что не касалось воинского долга, отсекалось законами общества. Да, Спарта была государством сильным, она могло защитить себя от врагов. Однако не ущербным ли было общество, отказавшееся от главного, от того, что дала человеку природа, — от разума и чувств?

Совет

Народ подчинялся государственным законам, которые были больше похожи на казенный военный устав. Люди отринули науки, искусства, а ведь именно творчество развивает человека, воспитывает и возвышает его личность. Поэтому спартанский образ жизни был обречен уже с самого начала.

Читайте также:  Хитрость бенджамина франклина

Источник: https://www.epochtimes.com.ua/ru/opinion/world-events-analysis/sparta-obrechennaja-na-gybel-90263.html

Законы Древней Спарты

Описание законов Древней Спарты не дошли до нашего времени. Многие писатели античности наблюдали за жизнью Спарты со стороны, но некоторые современные ученые несколько скептически относятся к их трудам. Из-за этого некоторые моменты истории этого государства и по сей день являются пищей для споров историков.

Спарта или, как ее еще называли, Лакония считается одним из могущественных государств в Древней Греции, имеющим мощное войско, ни разу не отступившим перед врагом. Спарта была царством, которое не знало смуты. Не зря спартанцев называли «общиной равных» — в этой стране не существовало бедных и богатых.

О Спарте знали по всей Древней Греции, но мало кому удавалось побывать на этой земле и узнать жизнь ее общества. Спарта была окутана завесой тайны. По закону древней Спарты чужеземцам запрещалось приезжать, а гражданам покидать общину.

Даже торговцы не могли посетить эту страну — Спарта не поддерживала торговых связей с соседними странами.

Основные законы Древней Спарты

По мнению древних греков основателем Спарты был законодатель Ликург. Плутарх, начиная свое повествование об этом правителе, оговаривается, что особо достоверных сведений о нем сообщить не является возможным. Однако, по мнению знаменитого писателя и историка, Ликург был выдающейся исторической личностью.

Часть же современных считает Ликурга никогда не существовавшей личностью, а строй Спарты — результатом сохранения первоначальных форм человеческого общежития. Остальные — целиком не отрицают сказания о становлении Спарты, путем государственного переворота.

Так же существует и третья группа ученых, выступающих за то, что опережение реформ на два века в Спартанском государстве в отличии от остальных районов Греции, обусловлено достаточно тяжкой ситуацией, имеющей в то время место в Лаконии.

Дорийцы, явившиеся сюда в качестве завоевателей, и им было необходимо создать специальные учреждения, для удержания завоеванных ахейских племен.

Законы Древней Спарты, которые установил Ликург, вызывали в равной степени и осуждение, и поддержку. Среди самых первых законов в Древней Спарте была реформа об организации управления гражданской общины.

Был организован совет старейшин — герусия, состоящий из 30 участников. 28 геронтов, или старейшин, избирались среди граждан не моложе 60-ти лет народным собранием. Так же, в совет входили два царя, в обязанности которых входило управление армией на войне.

Но спустя некоторое время власть перешла к коллегии эфоров, включающих в себя пятерых участников.

Ради соблюдения в спартанкой общины мира и согласия, Ликург решил избавиться от богатства и бедности и ввел закон, чтобы общинная земля была поделена на примерно равные части, клеры. 9 тысяч из них было отдано во владение спартанцам, 30 тысяч — пэрикам, так называемым окрестным жителям.

Они не в ходили в спартанскую общину, а следовательно по закону древней Спарты не имели гражданских прав. Землю, которая была выдана, запрещалось кому-либо продавать или дарить. Ее обработкой занимались рабы илоты, а ремеслом занимались пэрики.

Спартанцы, же, считавшие любое дело, кроме военного, позорным, спокойно занимались подготовкой к войне, обеспеченные трудом илотов.

Обратите внимание

Чтобы сохранить всеобщее равенство, Ликург ввел закон запрещающий употребление внутри государства как золотых, так и серебряных монет, имевшие широкое применение по всей Греции. Альтернативой стали железные монеты. На них можно было приобрести только продукцию, произведенную на территории Спарты.

Образ жизни спартанцы должны были вести один и тот же, не зависимо от социального статуса, будь то царь или простой гражданин. Вся жизнь каждого спартанца контролировалась от его рождения и до его смерти. Дома должны были строиться по определенным канонам.

Подобные каноны существовали на ношение одежды и даже на применение пищи.

Спартанцы у Огненных Ворот

Часть 1

Часть 2

ЛитРес – магазин электронных книг

Ponominalu.ru – билеты на концерты, фестивали, шоу, театры без наценки.

 

Источник: http://grekoline.ru/drevnyaya-greciya/zakony-drevnej-sparty.html

Ликург

Ликург (IX-VIII вв. до н.э.) – легендарный законодатель Спарты. Античная традиция донесла до нас разноречивые сведения о его жизни. Так, по Плутарху, он был младшим сыном спартанского царя Эвнома и происходил из рода Эврипонтидов.

Когда умер его старший брат Полидект, царь Спарты, Ликург стал опекуном его маленького сына Харилая (по Геродоту, Леобота). Враги и недоброжелатели обвинили его в стремлении к узурпации власти. Во избежание их козней Ликург оставил Спарту и отправился путешествовать.

Долгое время он жил на Крите, посетил Египет и греческие города в Малой Азии. По возвращении на родину он приступил к проведению реформ государственного устройства Спарты.

По законам, написанным Ликургом, полноправными гражданами Спарты считались только спартиаты – потомки дорийцев, вторгшихся в Пелопоннес в XII-XI вв. до н.э. Ко второй группе населения относились периэки — лично свободные, но лишенные политических прав люди; основными их занятиями были ремесло и торговля.

Третью группу составляли рабы-илоты из числа покоренных дорийцами жителей Лаконики и Мессении. Вся плодородная земля была поделена на 9000 клеров (наделов), которые были розданы спартиатам. На территории каждого клера проживало по несколько семей илотов, обеспечивавших всем необходимым спартиата и его семью.

Для поддержания режима жесткой эксплуатации подневольного населения Ликург превратил общину спартиатов в военный лагерь, члены которого были подчинены суровой дисциплине. По законам Ликурга, все без исключения спартиаты несли военную службу.

С 7-летнего возраста до 20 лет мальчики проходили общественное воспитание. Они объединялись в агелы (стада); воспитатели подвергали их постоянной муштре, обучали военному делу, приучали к выносливости, неприхотливости, хитрости, жестокости и строгой дисциплине.

Важно

С 20-летнего возраста спартиат становился полноправным членом общины и до 60 лет обязан был служить в войске. Взрослые спартиаты в обязательном порядке участвовали в ежемесячных сисситиях (общественных трапезах), что поддерживало у них дух коллективизма.

С этой же целью спартиаты объединялись в эномотии – военные подразделения из 25-36 человек, связанных взаимной клятвой, и триакады – подразделения в 30 человек.

Законодательство Ликурга внесло существенные изменения и в организацию государственного управления. Были сохранены функции народного собрания (апеллы), в котором принимали участие все достигшие совершеннолетия спартиаты.

По-прежнему общиной спартиатов управляли два царя, которые командовали войском во время войны и были служителями религиозных культов. Ликург основал герусию (совет старейшин), в состав которой входили оба царя и 28 наиболее влиятельных спартиатов, достигших 60-летнего возраста.

Герусия считалась высшим органом власти в Спарте. Наряду с герусией Ликург учредил должность эфоров, которые избирались народным собранием сроком на год в количестве 5 человек.

Эфоры обладали большой властью: они имели право созыва герусии и апеллы, ведали делами внешней политики, выполняли судебные функции и осуществляли надзор за поведением спартиатов, следя за неукоснительным исполнением законов. Эфоры могли даже отменять решения спартанских царей.

Согласно преданию, Ликург изъял из обращения золотую и серебряную монету, заменив ее тяжелыми и неудобными железными оболами. Он также наложил строжайший запрет на производство и потребление предметов роскоши и поставил вне закона ввоз в Спарту товаров из других стран.

Ликург дожил до глубокой старости. Умер он за пределами родины, останки его были перенесены в Спарту, а позже спартанцы построили ему храм и почитали его, как бога. Законы Ликурга оставались действенными в Спарте в течение 500 лет.

Полибий о Ликурге и его законах:

“Мне кажется, что установленные Ликургом законы и принятые им меры были превосходны для обеспечения единодушия граждан, для ограждения Лаконики, наконец, для прочного водворения свободы в Спарте, так что дело его, по-моему, скорее божеского разума, а не человеческого.

Совет

Равенство земельных участков, простота и общность жизни должны были вводить благонравие в частные отношения граждан, а государство предохранять от междоусобиц, с другой стороны, трудные и опасные упражнения должны были сделать граждан крепкими и мужественными.

Когда в душе ли одного человека, или в пределах одного государства соединятся вместе такие свойства, как мужество и благонравие, тогда трудно зародиться какой-либо напасти в среде граждан, нелегко и иноземному врагу покорить их.

Вот какими мерами и каким государственным устройством Ликург уготовал прочную безопасность для всей Лаконики, а самим спартанцам обеспечил свободу на долгое время. Однако, мне кажется, он совсем не позаботился о приспособлении своего государства, как в общем, так и в частностях, к завоеванию иноземцев, к господству над ними и вообще к расширению внешнего владычества.

Поэтому, сделав граждан самодовлеющими и воздержанными в частной жизни, он должен был бы позаботиться о том, чтобы и общее настроение государства было самодовлеющим и умеренным. Теперь же спартанцы благодаря Ликургу в частной жизни и в отношениях к законам своего города совершенно свободные от честолюбия и в высшей мере благоразумные оказываются по отношению к остальным эллинам”.

Источник: http://biozvezd.ru/likurg

Ссылка на основную публикацию