Как солдат петра i обхитрил

Как царь Петр мужиков в солдаты брил

В марте 1705 года принят Указ Петра I о наборе рекрутов «во солдаты пешие и конные, в городские стражи и в матрозы корабельные», — первый в России армейский призыв, положивший начало формированию массовой регулярной армии и всеобщей воинской обязанности.

Военная реформа Петра Великого породила российскую регулярную армию — победительницу в Северной войне. Эта армия начала создаваться с «потешных» полков молодого царя Петра I с 1683 года. В потешные набирали двумя способами.

По добровольному принципу — в основном, необученную никаким ремеслам молодежь и «отроков» — подростков, иногда и беглых крепостных.

И по целевому подневольному отбору — так в будущие гвардейские полки попадали физически сильные юноши из числа боярских крепостных и дворцовой челяди.

Обратите внимание

К 1689 году из потешного воинства было сформировано два пехотных стрелковых полка — Преображенский и Семеновский, ставшие основой российской Гвардии. Офицерами в них были в основном иностранцы, приглашенные на русскую службу. Срок службы не определялся ни для солдат, ни для офицеров, то есть, фактически был пожизненным.

Петр Великий

В эту пору главную боевую силу России представляло собой стрелецкое войско, комплектуемое на добровольной основе. Стрелец — это, фактически, воин-наемник, служивший ради жалования (как, впрочем, и рейтар полка «иноземного строя»).

В пору правления Петра Великого численность стрелецкого войска неуклонно снижалась: полки, участвовавшие в войнах, не пополнялись, подразделения-участники Стрелецких бунтов расформировывались, а активные инсургенты кончали свою жизнь на эшафотах…

В первом своем указе о новых принципах формирования армии Петр I выдвинул идею смешанного формирования армии: как и в потешных полках, половину солдат должны были составлять «волонтеры» — лично свободные граждане страны, решившие служить добровольно, а половину — «даточные» люди, то есть — крепостные, которых дали в армию хозяева, помещики и монастыри.

«Даточных» брали из расчета 2 солдата с каждых 500 человек подневольного населения. При недостатке в хозяйстве мужчин призывного возраста помещик или монастырь могли заменить одного рекрута денежным взносом в 11 рублей — сумма по тем временам достаточная, чтобы нанять «вольного» солдата.

Именно 11 рублей, не считая «Казенного хлеба и обмундирования», получал на руки «чистыми» солдат-наемник, прослуживший год.

Низшей границей призывного возраста считались «Годы молодые, но не отроческие, а вьюношеские» — то есть, около 15 лет. Впрочем, первый российский «военком» А.

Головин, заведовавший первым призывным пунктом в подмосковном Преображенском, парней младше 17 лет в солдаты принципиально не брил: «то не потешное воинство, чтобы дураков по малолетству имать, а на войне дураков бьют».

Верхней возрастной границей для новобранца, записывающегося в войско впервые, считались 35 лет.

Важно

Первый же набор показал, что волонтеров явно не хватает… Да и среди даточных оказалось мало годных: помещики мошенничали, присылали народ по принципу «на тебе, убоже, что нам самим негоже!» — и слабосильных, и золотушных, и кривоногих… А те владельцы крепостных, что побогаче, вообще предпочитали откупаться деньгами.

Стрелец

Поэтому с 1703 года царь Петр ввел единый принцип комплектования армии — всесословный рекрутский набор. Петровская схема призыва с минимальными изменениями просуществовала до 1874 года.

Первая «солдатская съезжая изба» — прообраз нынешних военкоматов — начала работу в Преображенском, затем набор в армию стал производиться, не только в столице, но и в Пскове, Новгороде, Смоленске, Белгороде и поволжских городах.

Результатом этого указа стало формирование трех пехотных стрелковых дивизий, командирами которых были назначены генералы Головин, Вейде и Репнин. Одновременно шел процесс формирования регулярной кавалерии — драгунских полков.

Собственно, правила рекрутского набора были таковы:

— рекрутской повинности подлежат все сословия и все классы населения;

— «для дворян она есть повинность личная и поголовная» (служат все!);

— для податных сословий — повинность общинная, то есть правительство предъявляло свои требования не к лицу, а к обществу, указывая лишь число подлежащих сдаче рекрутов, в возрасте от 20 до 35 лет, и предоставляя самим обществам определять, кто и на каких основаниях должен быть отдан в солдаты;

— срок службы — пожизненный;

— размер повинности, время набора и порядок раскладки определяются особо перед каждым набором, в зависимости от того, есть ли война и сколько народу потребно в армии.

Позднее принципы рекрутской повинности изменялись. В 1736 году разрешено было в каждой дворянской семье освобождать от службы одного из братьев, для лучшего управления имением; затем служба для дворян была ограничена 25 годами и, наконец, грамотой о вольности и свободе дворянству в 1762 году, дворянство было освобождено от рекрутской повинности.

Затем началось постепенное освобождение других классов общества: купцов, почётных граждан, жителей привилегированных местностей (Бессарабии, отдаленных областей Сибири), лиц, получивших известное образование, колонистов, семейств церковнослужителей и других.

По 10-й народной переписи (1858 год) из 29,5 млн душ мужского пола в Европейской России (без Царства Польского и Финляндии) рекрутской повинности подлежало лишь 23,5 млн, а 6 млн, или 20%, были либо вовсе свободны от неё, либо не несли её лично, а платили вместо того денежный взнос.

Стрелецкий патруль в старой Москве

Русская армия, до поражения под Нарвой, получила следующую организацию. Пехотный полк состоял из десяти фузилерных (стрелковых) рот. В некоторых полках одна рота была гренадерской.

Совет

Состав пехотного полка: три штаб-офицера, 35 обер-офицеров и 1200 строевых нижних чинов. Пехотинец был вооружен 14-фунтовым ружьем (фузеей), багинетом (штык-нож с плоским, реже граненым клинком и замком для надевания на ствол ружья) и шпагой.

Часть пехоты была вооружена вместо фузей пистолетами и пиками — пикинеры. Кроме того, пиками и алебардами были вооружены капралы, сержанты, ефрейторы и нестроевые нижние чины. В составе драгунских полков было около 1 тыс. человек.

Кавалерийский полк также делился на 10 рот. Вооружены драгуны были 12-фунтовыми ружьями без штыков с коротким стволом, двумя пистолетами и палашом.

Ещё в 1698 году генералом Вейде по немецкому образцу был составлен первый устав — артикул. Основным для пехоты был строй из шести развёрнутых шеренг. Допускалось сдваивание рядов и шеренг.

Были установлены ружейные приёмы для заряжания, стрельбы, отдания чести, ношения ружья во время похода и т. д. Для кавалерии первоначально своего устава не было, драгуны руководствовались при обучении пехотным уставом.

Основным строем для кавалерии был развёрнутый строй в три шеренги.

Все сформированные полки свели три высшие тактические единицы — генеральства (дивизии). Во главе них были поставлены: Автоном Головин, Адам Вейде и Аникита Репнин. Командирами соединений первоначально были иностранцы, которые раньше командовали полками «иноземного строя».

Среди офицерского состава также преобладали иностранцы. Это было ошибкой, так как часто иностранцы спешили занять хлебное место, не имея ни соответствующего опыта, ни желания воевать и при необходимости умирать за Россию.

Поэтому начальники старались обучать русских, чтобы быстрее заменить иностранцев.

Вновь сформированные войсковые части спешно обучали и уже через три месяца они показывали положительные результаты в боевой подготовке. Раскладка рекрутской повинности первоначально делалась по числу дворов, а после первой ревизии — переписи населения 1722 года — была установлена по числу душ.

Фузелеры — пешие стрелки Петра Великого

Обратите внимание

Позже, в 1793 году вместо пожизненного срока был установлен срок службы в 25 лет. Этот срок сохранял свою силу до Крымской войны, но фактически ещё в 1834 году он был сокращен до 20 лет.

Нижние чины, прослужившие 20 лет, увольнялись на 5 лет в так называемый бессрочный отпуск в запас, из которого они могли быть возвращены на службу только для пополнения войск в военное время.

Во время царствования Александра II срок службы был сокращен до 15 лет; в начале действительная служба продолжалась 12 лет, после чего нижние чины увольнялись в бессрочный отпуск на 3 года, а затем было введено увольнение в бессрочный отпуск на 5 лет, после 10 лет службы.

В 1860-е последовало дальнейшее сокращение срока действительной службы, путём увольнения во временный отпуск. Ко времени введения устава о воинской повинности 1874 года нижние чины состояли на действительной службе около 7 лет, затем увольнялись во временный отпуск, а через 3 года перечислялись в бессрочный отпуск на 5 лет, после чего получали «чистую» отставку.

Люди, попавшие в солдаты, утрачивали связь со своим прежним сословием, переходили в состав военного сословия и свой статус передавали жене и детям. Военная служба являлась обязанностью, освобождавшей от платежа всех государственных податей и выполнения казенных повинностей.

Вышедшие в отставку нижние чины считались лично свободными людьми, имели право владеть землёй (из податных сословий это допускалось только для определённых категорий лиц со специальными разрешениями).

Они составляли особую категорию отставных солдат, могли записаться в какое-нибудь податное сословие, а в случае ранения или болезни на службе, приведших к неспособности к труду, получали пенсию — 36 руб. в год. Служба в армии была одним из главных механизмов освобождения населения от крепостной зависимости.

Так, ещё в XVIII в. из армии было демобилизовано около 300 тыс. человек, из которых не менее половины приходилось на долю бывших помещичьих крестьян, ставших свободными.

Важно

Всего с 1796 по 1858 г. через службу в армии в качестве нижних чинов прошло 2034,1 тыс. человек, среди которых крепостных было примерно 1017,1 тыс. человек. В годы VII ревизии (1816–1834 гг.

) число освободившихся от крепостной неволи, после выхода в отставку, превысило количество получивших свободу иными путями.

Армия являлась важнейшим элементом развития социальной мобильности российского общества, способствуя формированию свободных от крепостничества людей, не платящих налоги и имевших право свободного выбора места жительства и занятий.

Как менялась российская военная форма от времен Петра до Крымской войны

Многие отставные солдаты так и не смогли вернуться к своим прежним занятиям в деревне и становились, по замечанию барона А. Гакстгаузена, «зародышем пролетариата» в России.

Отставные солдаты и их семьи охотно селились в городах, где они рассчитывали найти себе средства для жизни — их охотно брали на должности сторожей, дворников, полицейских надзирателей и других служащих.

Служба в армии способствовала развитию грамотности населения.

Именно в армии солдат нередко становился человеком грамотным. Поэтому в городе отставной солдат часто шёл в услужение — швейцаром, «дядькой» к господским детям, а в деревне, как правило, становился писарем сельской общины.

Забота о пополнении армии и нежелание нести дополнительные расходы вынудили правительство предоставить помещикам льготы по рекрутской повинности, если они селили в своем поместье семьи отставных солдат.

Таким образом, государство перекладывало со своих плеч необходимость призрения военных ветеранов с их семьями, а помещики приобретали право на получение зачетной рекрутской квитанции за каждого из сыновей таких солдат.

Служба родине в войсках нередко становилась наследственным делом целых династий…

Петровские артиллеристы. С картины художника Ежова

Источник: http://polkrf.ru/news/1340/kak_tsar_petr_mujikov_v_soldatyi_bril

Жизнь и быт солдат при Петре I

Медицинское дело в армии было поставлено плохо, это сказывалось на лечении раненых и предупреждении инфекционных заболеваний, в то время как концентрация войск приводила к развитию эпидемий. Лекарями, как правило, являлись иностранцы, а русские обычно исполняли вспомогательную роль учеников.

В полевых условиях проводились хирургические операции по удалению пуль и осколков, ампутации конечностей и обработки ран, нанесенных холодным оружием. Петр всемерно способствовал развитию медицины и хирургии. Будучи в заграничной поездке, он сам обучился некоторым хирургическим приемам.

Вместе с тем государь обратил внимание на чрезмерное увлечение хирургами-иноземцами производством ампутаций в полевых условиях после огнестрельных повреждений конечностей.

Совет

В воинском Уставе Петра I по этому поводу сказано следующее: «Отсечение руки или ноги, или какой тяжелой операции, без доктора или штаб-лекаря отсекать не должно, а должно с их совету как болящего лучше лечить. Если случится то же не в присутствии доктора или штаб-лекаря, то надлежит ему советовать о том со своею братиею — полковыми лекарями.

Но разве где и полковых лекарей не случится, то по нужде лечить и отсекать самому».

Читайте также:  Великая отечественная война кратко

Военные врачи в полках петровской армии имели специальные сумки-«монастырки», в  которых находились различные ножи, пилки, жгуты, лубки, нитки навощенные, иглы, шприцы-«прыскала», корпия («пух, наскребный от чистого плата»), «зелия», кровоостанавливающие  и  наркотические средства (мандрагора, опий), бутыли  со спиртом и водкой — единственными и незаменимыми средствами дезинфекции и наркоза. Часто к лекарским фургонам в походе привязывались сзади собаки, так как хранившиеся  запасы спиртного  привлекали наиболее «удалых» вояк. С поля боя раненые доставлялись к стану, в котором развертывались лекарские палатки вдали от боя и близко к воде. На кострах кипятилась вода в котлах, составлялись разборные операционные столы для высших чинов. Младшие офицеры и солдаты обычно оперировались на кожаных «одеялах», представляющих собой выдубленные бычьи шкуры, омываемые водой от крови после очередного раненого (академик АМН В. В. Кованов. Из статьи «Хирургия без чудес»).

В годы Северной войны рядовому армии Петра полагалось в год 21 пуд 30 фунтов муки (350 кг), 10 пудов гречневой или овсяной крупы (160 кг), 24 фунта соли (11 кг). Мясная норма выражалась деньгами — 75 копеек в год (по тем временам не скудно, но и не богато).

В походе ежедневно солдатом потреблялось около 800 г ржаного хлеба, примерно столько же говядины или баранины, 2 чарки (утром и вечером) вина или водки, гарнец (около 0,3 л) пива, а также крупа и соль. Питание лошадей по европейским меркам было очень скудным. Летом и осенью неприхотливые степные кони вообще снимались с госдовольствия.

В этот период кормить их обязаны были из бюджета уезда или волости, где квартировал полк. Зимой и весной казна выделяла 15 пудов сена и 8,5 пуда овса на лошадь. Кроме того, ее владельцу начисляли ежегодно 15 копеек — на 5 подков. Седло с бушматом, стоимостью 4 рубля, полагалось на 3 года службы.

За хорошую обученную драгунскую лошадь платили до 20 рублей. Служить она должна была лет 15, но редкие экземпляры доживали до почетного «пенсионного» возраста.

По сравнению с войском допетровской России дисциплина в новой армии могла бы показаться очень суровой. Но она почти не отличалась от порядков, заведенных в армиях Швеции, Англии, Франции, Австрии. Телесные наказания были повседневным явлением, но при этом не отличались ни изуверством, ни длительностью. Весьма распространенным видом являлся арест, под который сажали в оковах.

Обратите внимание

С 1706 года в армии ввели наказание шпицрутенами. К нему приговаривали только по решению суда, он же определял их количество. Более мягкое (и известное еще от дедов и прадедов) наказание — порка розгами или батогами — могло назначаться по приказу старшего командира. Очень непримиримо относились Петр и его сподвижники к дезертирству и грабежу среди своих.

За подобные проступки карали клеймением. У профоса на этот случай имелся целый набор клейм — буквенных матриц. С их помощью на лбу и щеках виновного наносились позорные надписи: «ВОР», «Б» («беглец») и т.п. Исключительная мера — казнь — применялась по отношению к убийцам и рецидивистам (воинам, совершившим повторное тяжкое преступление).

За трусость и дезертирство вешали за шею, в особо тяжелых случаях — за ребро. Последний — чрезвычайно мучительный способ казни — был довольно редок. За хулу на государя и командиров, имущественные преступления, жестокость по отношению к мирному населению могли обезглавить, а то и подвергнуть четвертованию — поочередному отрубанию рук, ног и головы.

Очень широко практиковалось разжалование офицеров (в ряде случаев даже с «шельмованием» и без права выслуги). Хорошо известен случай, когда знаменитый генерал А. И. Репнин после неудачного боя под Головчином был разжалован аж в солдаты и заслужил прощение лишь личным мужеством в ходе дальнейших сражений и походов. Рядовых же «писали в извозчики» (то есть в обоз).

Коллективным наказаниям подвергались полки и роты. «Если найдется, что начальники тому (бегству с поля боя) причиной, то их шельмовать и, преломив над ними чрез палача шпагу, повесить.

Если виновные офицеры и рядовые, то первых казнить, как сказано, а из последних, по жребию десятого, или как повелено будет, также повесить — прочих же наказать шпицрутенами и сверх того без знамен стоять им вне обоза, пока храбрыми деяниями загладят преступление. Кто же докажет свою невиновность, того пощадить». Так гласил Устав.

Главный символ вооруженных сил — боевое знамя. Под каким же стягом сражались бойцы армии Петра?

Князь Александр Путятин

Вот что писал по этому вопросу князь Александр Путятин в статье «О русском национальном флаге»:

«В середине XVII века царь Алексей Михайлович выписал из Голландии инженера капитана Ботмана для постройки военного корабля, могущего ответить современным турецким силам….

Когда работы подходили к концу, Ботман обратился к боярской думе с просьбой испросить у его Царского Величества повеление: какой, как тому есть обычай у других государств, поднять на корабле флаг? Дворцовый приказ на это ответил, что в практике такого обстоятельства не случалось, что Оружейная палата строит знамена, хоругви и прапоры для войсковых частей и воевод… Царь приказал спросить Ботмана, каков обычай в его стране. Тот ответил, что берут материю кидняк — алую, белую и синюю — и сшивают полосами. Такой флаг служит для обозначения голландской принадлежности… Посоветовавшись с боярской думой, царь приказал поднять бело-сине-красный флаг с нашитым на нем двуглавым орлом».

Важно

По мнению историка Михаила Горденева, не стоит в этом факте усматривать простое заимствование цветов. Московский герб изображает белого всадника на красном поле, на плече у него синий плащ.

Поэтому, подобранный в тон старинному геральдическому символу и дополненный к тому же орлом, стяг выражал национальный характер воинских формирований.

Не случайно именно он был выбран в качестве государственного (по рекомендации авторитетной комиссии под председательством адмирала К. Н. Посьета) в 1881 году.



Источник: http://biofile.ru/his/24339.html

Анекдоты про царей: от Петра I до Николая II

Традиция шутить о сильных мира сего существует с незапамятных времен. В День смеха 1 апреля вспоминаем бородатые анекдоты, байки и побасенки о русских царях

Петр I

Петр Великий уже при жизни был окружен мифами и легендами. Многие из них были связаны с тем, как первый русский император «ходил в народ».

Его поведение многими признавалось, мягко говоря, эксцентричным, высмеивалось и то, что второй человек в государстве — Александр Меншиков — начинал свою карьеру с торговли пирожками.

Первый анекдот посвящен любимчику Петра, человеку, идеально олицетворяющему фразеологизм «из грязи в князи» (и наоборот). Повествует он о том, за что, собственно, Петр так ценил Меншикова.

«Петр I обожал Меншикова. Однако это не мешало ему часто бить светлейшего князя палкой.

Совет

Как-то между ними произошла изрядная ссора, в которой Меншиков крепко пострадал: царь разбил ему нос и поставил под глазом здоровенный фонарь.

А после чего выгнал со словами: «Ступай вон, щучий сын, и чтоб ноги твоей у меня больше не было!» Меншиков ослушаться не смел, исчез, но через минуту снова вошел в кабинет… на руках!»

Вообще людей, обладавших фантазией, Петр ценил. Еще один пример этого можно найти в другом классическом анекдоте про Петра Алексеевича. Он, кстати, также иллюстрирует то, как высока была социальная мобильность во время становления Российской империи.

«Петр I, рассказывают, в простой одежде ходил неузнанным по городу и беседовал с простыми людьми. Как-то вечером в кабаке пил он пиво с солдатом, а солдат за выпивку заложил свой палаш. На недоумение «Петра Михайлова» солдат объяснил: мол, пока вложу в ножны деревянный палаш, а с жалованья выкуплю.

Наутро царь приехал в полк, прошел по рядам, узнал хитреца, остановился и приказывает: «Руби меня палашом!» Солдат онемел, головой отрицательно мотает. Царь голос возвысил: «Руби! Не то сей секунд тебя повесят за небрежение приказом!»

Совет

Делать нечего. Солдат схватился за деревянный эфес, проорал: «Господи Боже, обрати грозное оружие в древо!» — и рубанул. Только щепки полетели! Полк ахнул, полковой поп молится: «Чудо, чудо Бог даровал!» Царь подкрутил ус, вполголоса сказал солдату: «Находчив, сволочь! — и громко полковому командиру: — За нечищены ножны пять суток гауптвахты! А после направить в штурманскую школу».

Другую важную черту петровского времени — появление крепкой связи с западно-европейской культурой, а также бытовые привычки и находчивость императора, отлично показывает следующая история.

«Петр был невзыскателен в одежде. Носил платье и башмаки подолгу, иногда до дыр. Привычка французских придворных ежедневно появляться в новом платье вызывала у него лишь насмешку: «Видно, молодой человек никак не может найти портного, который одел бы его вполне по вкусу?» — дразнил он маркиза, приставленного к высокому гостю.

На прием к королю Петр явился в скромном сюртуке из толстого серого баракана, без галстука, манжет и кружев, в — о ужас! — ненапудренном парике. Экстравагантность российского гостя так потрясла Версаль, что на время вошла в моду.

Придворные щеголи с месяц смущали придворных дам диковатым костюмом, получившим официальное название «наряд дикаря».

Екатерина II

Немка по происхождению, Екатерина Великая запомнилась историкам как правитель, создавший идею о необходимости завоевания Россией Босфора и как «немецкая мать русского Отечества». Первая история посвящена отношению Екатерины II к собственным немецким корням.

«Однажды императрице стало плохо, и ее любимый доктор Роджерсон прописал пустить ей кровь. После этой процедуры она приняла графа Безбородко. — Как здоровье, Ваше Величество? — спросил граф.

— Теперь лучше. Последнюю немецкую кровь выпустила, — ответила императрица».

Первая Русско-турецкая война (1768–1774) также случилась в правление Екатерины. Естественно, это было моментально обыграно в ходивших в свете анекдотах.

«Однажды Екатерине II подано было прошение одного флотского капитана разрешить ему брак с негритянкой.

Обратите внимание

Екатерина разрешила, но это ее позволение вызвало осуждение среди многих православных, считавших такое бракосочетание греховным.

Екатерина ответила так:
— Сие есть не более чем честолюбивый политический замысел против Турции: я хотела этим торжественно ознаменовать бракосочетание русского флота с Черным морем».

Павел I

Сын Екатерины II, Великий магистр Мальтийского ордена, ценитель германской армии, Павел I был нелюбим многими дворянами. С этим были связаны и ходившие слухи о его незаконном рождении и реформы, ослаблявшие позиции дворянства.

Естественно, он был популярнейшим объектом шуток и анекдотов. Влюбленный в рыцарскую эстетику и во внешнюю сторону военного дела Павел заслужил среди современников стереотипный образ солдафона.

С этим связан, например, следующий небольшой анекдот.

— Почему в Петербурге всего семь французских модных магазинов? Это же столица империи.
— Государь больше не позволяет. Говорит, что терпит их только по числу смертных грехов.

Читайте также:  Древняя цивилизация шумер

А вот типичная расхожая история про Павла, обожавшего военные учения, которые он проводил в своей гатчинской резиденции.

«Большой любитель порядка и военных игр, император Павел как-то задумал маневры. Он с отрядом должен был атаковать крепость, а ее защитникам велел продержаться до 12 часов. За полтора часа до назначенного срока император подошел к крепости, но тут хлынул затяжной дождь. Павел приказал коменданту открыть ворота, но он и не подумал впускать его.

Ровно в 12 император оказался в крепости и с гневными упреками обрушился на коменданта. Но тот показал Павлу его же собственный приказ, в соответствии с которым он и поступил. Императору ничего не оставалось как поблагодарить стойкого полковника за точное исполнение приказа.

Полковник тут же стал генерал-майором, но незамедлительно был выставлен под продолжающийся ливень».

Обратите внимание

Ну и конечно, говоря о Павле, нельзя не вспомнить его трагическую смерть в результате заговора. И тут не обошлось без шуток о стремлении Павла все делать по распорядку.

«Павел просил ворвавшихся в его спальню убийц повременить, ибо он хочет выработать церемониал собственных похорон».

Помимо этого, смеялись также и над официальной реакцией властей на смерть императора. Де-факто причиной его смерти был объявлен апоплексический удар. На эту тему тут же родился анекдот:

«Император скончался от апоплексического удара табакеркой в висок».

Александр I

Важно

В отличие от его отца и предшественника Александра любили. Пусть не все время его правления, но начало александровской эпохи было воспринято дворянством и народом весьма оптимистично. Начав свое правление с окололиберальных реформ, закончил его Александр Благословленный (как называли его дореволюционные историки) довольно жестким закручиванием гаек.

Отношение Александра к подписываемым им документом часто находило свое отражение в различных байках. Видимо, давали о себе знать множественные, довольно поверхностные реформы, проводимые им.

«По словам генерала Алексея Петровича Ермолова, у императора Александра была какая-то болезненная страсть к симметрии, и генерал считал эту болезнь наследственной и хронической. Император мог не подписать какой-нибудь важный документ только потому, что первым движением пера получалось не совсем понравившееся ему начало буквы А. И только.

Других причин для неподписания документа ему и не требовалось».

Не обошел вниманием создателя Царскосельского лицея и известнейший из его выпускников — Александр Сергеевич Пушкин, написавший эпиграмму одновременно на помощника гувернера лицея Зернова и его тезку — императора всероссийского.

А была озаглавлена она: «Двум Александрам Павловичам».

Романов и Зернов лихой,Вы сходны меж собою:Зернов! Хромаешь ты ногой,

Романов головою.

Но что, найду ль довольно силСравненье кончить шпицом?Тот в кухне нос переломил,

А тот под Австерлицем.

Николай I

Российского самодержца, считавшегося одним из сильнейших правителей Европы своего времени, часто обвиняют в излишней жесткости, укреплении цензуры, деспотизме и крайнем политическом консерватизме.

Но именно при нем была открыта первая в России железная дорога и окончательно установлен и записан свод законов. Про подавителя декабристского восстания, конечно, шутили, но делали это осторожно и уважительно.

Примером может послужить традиционный исторический анекдот.

«Во время Крымской войны государь, возмущенный всюду обнаруживавшимся хищением, в разговоре с наследником выразился так:
— Мне кажется, что во всей России только ты да я не воруем».

Пожалуй, острее всех себе позволял высказываться все тот же Пушкин: «В нем много от прапорщика и немного от Петра Великого». При этом Николай в анекдотической традиции предстает отнюдь не прапорщиком, а человеком, обладавшим одновременно совершенным самообладанием и чувством юмора.

«Однажды, когда Николай I вышел к полку, одна пуговица на его обшлаге оказалась не застегнутой.Адъютант деликатно доложил императору о недосмотре. На это император произнес голосом, который был слышен всему полку:— Я одет по форме. Это полк одет не по форме.

И тотчас полк расстегнул одну пуговицу на обшлаге».

«Один из придворных чинов подал Николаю I жалобу на офицера, который выкрал у него дочь и без разрешения родителей обвенчался с ней. Николай на жалобе написал следующую резолюцию: «Офицера разжаловать, брак аннулировать, дочь вернуть отцу, считать девицей».

Как уже говорилось, злословили про Николая аккуратно. Например, посмеивались над его серьезностью и самолюбием.

«Николай I любил проверять ночью посты. Однажды навстречу ему попался прапорщик (в то время низший офицерский чин) одной из инженерных частей. Прапорщик увидел императора и вытянулся во фронт.—Откуда ты? — спросил Николай.

—Из депа, Ваше Величество! — отрапортовал прапорщик.—Дурак! Разве «депо» склоняется? — поправил император малограмотного служаку.—Все склоняется перед Вашим Величеством! — льстиво, но предельно искренне заявил прапорщик.

Прапорщик встретил утро капитаном».

Александр II

С правлением этого российского реформатора связано несколько известных исторических анекдотов. Например, история, посвященная Жуковскому — наставнику тогда еще царевича Александра.

«Едет Николай в экипаже с царевичем Александром и его наставником поэтом Василием Жуковским. Невинный царевич увидел на заборе известное слово из трех букв и спросил Жуковского, что оно означает.

Государь с интересом посмотрел на Жуковского, ожидая, как мастер слова выйдет из положения. — Ваше Императорское Высочество, — ответил Жуковский, — это повелительное наклонение от глагола «ховать».

Государь промолчал.

Но по возвращении домой он улыбнулся Жуковскому, отстегнул цепочку с дорогими золотыми часами и протянул поэту со словами: «… в карман!»

Важно

На жизнь Александра Второго было осуществлено немало террористических покушений. С одним из них, случившимся возле Летнего сада, связан, пожалуй, самый расхожий анекдот того времени. Тогда царя спас приехавший торговать рыбой крестьянин, закрыв царя своим телом.

— Кто в него стрелял?— Дворянин.— А кто его спас?— Крестьянин.— Как его наградили?

— Сделали дворянином.

Совет

Видимо, воспитанник Жуковского не был проникнут большой любовью к писателям. Об этом свидетельствует следующий анекдот про отношение Александра II к Тургеневу.

«Один из собеседников императора заявил, что Иван Сергеевич Тургенев прекраснейший человек. Император мгновенно среагировал: «То есть насколько литератор может быть прекрасным человеком!»

Александр III

Император Александр III не вел войн, откатывал множественные реформы своих предшественников и крайне заботился о сохранении русской культуры. Последнее вызывало множество смеха среди тех, кто окружал царя-миротворца.
Например, вот как звучит одна из легенд о начале его правления.

«Едва взойдя на престол, Александр III вызвал к себе в кабинет несколько особенно доверенных лиц и, оглядываясь по сторонам, не подслушивает ли кто, попросил откровенно сказать ему «всю правду»: — Чей сын Павел I? — спросил на второй день после воцарения Александр III графа Гудовича.— Скорее всего, отцом императора Павла Петровича был граф Салтыков, — ответил Гудович.

— Слава тебе господи, — воскликнул Александр III, истово перекрестившись, — значит, во мне есть хоть немножко русской крови».

Или другой исторический анекдот на ту же тему.

«Однажды императору представляли членов штаба одного из армейских корпусов. Когда седьмой по счету прозвучала фамилия Козлов, Александр Александрович не удержался от восклицания:— Наконец-то!Все остальные фамилии были немецкого происхождения».

А миролюбивость царя, если отталкиваться от ходивших баек, можно объяснить, например, незаинтересованностью его в иностранных делах. Так или иначе, следующий анекдот неплохо раскрывает личность «самого русского царя среди русских царей».

«Однажды в Гатчине, во время рыбалки, до которой царь был весьма охоч, его отыскал министр с настоятельной просьбой немедленно принять посла какой-то великой державы.
— Когда русский царь удит рыбу, Европа может подождать, — спокойно ответил император».

Николай II

Николай II, проигравший Русско-японскую войну, не избежавший Первой мировой войны и отрекшийся в конце концов от престола, высмеивался современниками часто, зло и беспощадно. Классический анекдот времен первой русской революции (1905–1907) звучит так:

«Почему вдруг понадобилась конституция, ограничивающая монархию? Ведь уже десять лет мы имеем «ограниченного» царя!»

Вообще, умственные способности последнего русского императора не раз подвергались сомнениям именно в анекдотической форме.

«Однажды Николай II отправился посетить военный госпиталь. Предусмотрительное военное начальство устроило так, что больных вовсе не было, а все только выздоравливающие.

— Чем болен этот? — осведомился государь у постели одного солдата.— У него был тиф, Ваше Величество, — доложил начальник госпиталя.

— Тиф? — переспросил Его Величество. — Знаю, сам имел.

От такой глупой болезни или умирают, или, оставшись в живых, сходят с ума».

«Стоял превосходный летний день, Николай II, не удовольствовавшись прогулкой по парку, прилегавшему к его летнему дворцу, забрел со своим адъютантом в ближайший лес. Вдруг он слышит кукование: «Ку-ку, ку-ку».
— Что это? — спрашивает Его Величество. — Это кукушка, Ваше Величество, — поясняет адъютант.

— Кукушка? — переспрашивает царь. — Ну точь-в-точь как часы в нашем швейцарском павильоне».

«Когда в Петербурге была открыта сельскохозяйственная выставка, Николай II со всей своей свитой присутствовал на открытии. После молебна государь совершает обход выставки и между прочим входит в отделение искусственных удобрений.

Министр земледелия дает нудные пояснения и обращает внимание Его Величества, как чрезвычайно важно для сельского хозяйства иметь дешевые искусственные удобрения.

— Все это прекрасно, — говорит Николай, — но скажите, пожалуйста, что, собственно, дают мужики своим коровам, чтобы те давали искусственные удобрения?»

Доставалось и российской бюрократии, которую обычно признают одной из главных причин поражения в Русско-японской войне.

«После окончания Русско-японской войны было решено выбить медаль для ее ветеранов. В качестве текста предложили фразу «Да вознесет вас Господь». Николай приписал на полях: «В свое время доложить о готовности». Но ретивые помощники почему-то решили, что тексту надо добавить слова «в свое время», находившиеся на одном уровне с изначальным текстом».

Что почитать

  1. Петр Долгоруков «Петербургские очерки: Памфлеты эмигранта (1860–1867)»
  2. Петр Вяземский «Записные книжки (1813–1848)»
  3. Наум Синдаловский «История Петербурга в городском анекдоте», «Легенды и мифы Санкт-Петербурга»
  4. Михаил Пыляев «Замечательные чудаки и оригиналы», «Старый Петербург», «Старая Москва»

От мемчиков с соседнего двора до разбора «Дау» и онлайн-экскурсий по выставкам Третьяковки — все, сразу и максимально оперативно в паблике «Афиши Daily» во «ВКонтакте».

Источник: https://daily.afisha.ru/infoporn/1062-anekdoty-pro-carej-ot-petra-i-do-nikolaya-ii/

Анекдоты про царей: от Петра I до Николая II

Петр Великий, сравнимый по масштабности и неоднозначности своих поступков со Сталиным, уже при жизни был окружен мифами и легендами. Многие из них были связаны с тем, как первый русский император «ходил в народ».

Его поведение многими признавалось, мягко говоря, эксцентричным, высмеивалось и то, что второй человек в государстве — Александр Меншиков — начинал свою карьеру с торговли пирожками.

Первый анекдот посвящен любимчику Петра, человеку, идеально олицетворяющему фразеологизм «из грязи в князи» (и наоборот). Повествует он о том, за что, собственно, Петр так ценил Меншикова.

«Петр I обожал Меншикова. Однако это не мешало ему часто бить светлейшего князя палкой.

Совет

Как-то между ними произошла изрядная ссора, в которой Меншиков крепко пострадал: царь разбил ему нос и поставил под глазом здоровенный фонарь.

А после чего выгнал со словами: „Ступай вон, щучий сын, и чтоб ноги твоей у меня больше не было!“ Меншиков ослушаться не смел, исчез, но через минуту снова вошел в кабинет… на руках!»

Вообще людей, обладавших фантазией, Петр ценил. Еще один пример этого можно найти в другом классическом анекдоте про Петра Михайловича. Он, кстати, также иллюстрирует то, как высока была социальная мобильность во время становления Российской империи.

«Петр I, рассказывают, в простой одежде ходил неузнанным по городу и беседовал с простыми людьми. Как-то вечером в кабаке пил он пиво с солдатом, а солдат за выпивку заложил свой палаш. На недоумение „Петра Михайлова“ солдат объяснил: мол, пока вложу в ножны деревянный палаш, а с жалованья выкуплю.

Наутро царь приехал в полк, прошел по рядам, узнал хитреца, остановился и приказывает: „Руби меня палашом!“ Солдат онемел, головой отрицательно мотает. Царь голос возвысил: „Руби! Не то сей секунд тебя повесят за небрежение приказом!“

Делать нечего. Солдат схватился за деревянный эфес, проорал: „Господи Боже, обрати грозное оружие в древо!“ — и рубанул. Только щепки полетели! Полк ахнул, полковой поп молится: „Чудо, чудо Бог даровал!“ Царь подкрутил ус, вполголоса сказал солдату: „Находчив, сволочь! — и громко полковому командиру: — За нечищены ножны пять суток гауптвахты! А после направить в штурманскую школу“.

Читайте также:  Признаки умного человека

Другую важную черту петровского времени — появление крепкой связи с западно-европейской культурой, а также бытовые привычки и находчивость императора, отлично показывает следующая история.

„Петр был невзыскателен в одежде. Носил платье и башмаки подолгу, иногда до дыр. Привычка французских придворных ежедневно появляться в новом платье вызывала у него лишь насмешку: ‚Видно, молодой человек никак не может найти портного, который одел бы его вполне по вкусу?‘ — дразнил он маркиза, приставленного к высокому гостю.

На прием к королю Петр явился в скромном сюртуке из толстого серого баракана, без галстука, манжет и кружев, в — о ужас! — ненапудренном парике. Экстравагантность российского гостя так потрясла Версаль, что на время вошла в моду.

Придворные щеголи с месяц смущали придворных дам диковатым костюмом, получившим официальное название ‚наряд дикаря‘.

Екатерина II

Немка по происхождению, Екатерина Великая запомнилась историкам как правитель, создавший идею о необходимости завоевания Россией Босфора и как «немецкая мать русского Отечества». Первая история посвящена отношению Екатерины II к собственным немецким корням.

«Однажды императрице стало плохо, и ее любимый доктор Роджерсон прописал пустить ей кровь. После этой процедуры она приняла графа Безбородко. 
— Как здоровье, Ваше Величество? — спросил граф.
— Теперь лучше. Последнюю немецкую кровь выпустила, — ответила императрица».

Первая Русско-турецкая война (1768–1774) также случилась в правление Екатерины. Естественно, это было моментально обыграно в ходивших в свете анекдотах.

«Однажды Екатерине II подано было прошение одного флотского капитана разрешить ему брак с негритянкой.

Обратите внимание

Екатерина разрешила, но это ее позволение вызвало осуждение среди многих православных, считавших такое бракосочетание греховным.

Екатерина ответила так: 
— Сие есть не более чем честолюбивый политический замысел против Турции: я хотела этим торжественно ознаменовать бракосочетание русского флота с Черным морем».

Павел I

Сын Екатерины II, Великий магистр Мальтийского ордена, ценитель германской армии, Павел I был нелюбим многими дворянами. С этим были связаны и ходившие слухи о его незаконном рождении и реформы, ослаблявшие позиции дворянства.

Естественно, он был популярнейшим объектом шуток и анекдотов. Влюбленный в рыцарскую эстетику и во внешнюю сторону военного дела Павел заслужил среди современников стереотипный образ солдафона.

С этим связан, например, следующий небольшой анекдот.

— Почему в Петербурге всего семь французских модных магазинов? Это же столица империи.
— Государь больше не позволяет. Говорит, что терпит их только по числу смертных грехов.

А вот типичная расхожая история про Павла, обожавшего военные учения, которые он проводил в своей гатчинской резиденции.

«Большой любитель порядка и военных игр, император Павел как-то задумал маневры. Он с отрядом должен был атаковать крепость, а ее защитникам велел продержаться до 12 часов. За полтора часа до назначенного срока император подошел к крепости, но тут хлынул затяжной дождь. Павел приказал коменданту открыть ворота, но он и не подумал впускать его.

Ровно в 12 император оказался в крепости и с гневными упреками обрушился на коменданта. Но тот показал Павлу его же собственный приказ, в соответствии с которым он и поступил. Императору ничего не оставалось как поблагодарить стойкого полковника за точное исполнение приказа.

Полковник тут же стал генерал-майором, но незамедлительно был выставлен под продолжающийся ливень».

Обратите внимание

Ну и конечно, говоря о Павле, нельзя не вспомнить его трагическую смерть в результате заговора. И тут не обошлось без шуток о стремлении Павла все делать по распорядку.

«Павел просил ворвавшихся в его спальню убийц повременить, ибо он хочет выработать церемониал собственных похорон».

Помимо этого, смеялись также и над официальной реакцией властей на смерть императора. Де-факто причиной его смерти был объявлен апоплексический удар. На эту тему тут же родился анекдот:

«Император скончался от апоплексического удара табакеркой в висок».

Важно

В отличие от его отца и предшественника Александра любили. Пусть не все время его правления, но начало александровской эпохи было воспринято дворянством и народом весьма оптимистично. Начав свое правление с окололиберальных реформ, закончил его Александр Благословленный (как называли его дореволюционные историки) довольно жестким закручиванием гаек.

Отношение Александра к подписываемым им документом часто находило свое отражение в различных байках. Видимо, давали о себе знать множественные, довольно поверхностные реформы, проводимые им.

«По словам генерала Алексея Петровича Ермолова, у императора Александра была какая-то болезненная страсть к симметрии, и генерал считал эту болезнь наследственной и хронической.

Император мог не подписать какой-нибудь важный документ только потому, что первым движением пера получалось не совсем понравившееся ему начало буквы А. И только.

Других причин для неподписания документа ему и не требовалось».

Не обошел вниманием создателя Царскосельского лицея и известнейший из его выпускников — Александр Сергеевич Пушкин, написавший эпиграмму одновременно на помощника гувернера лицея Зернова и его тезку — императора всероссийского. А была озаглавлена она: «Двум Александрам Павловичам».

Романов и Зернов лихой,
Вы сходны меж собою:
Зернов! Хромаешь ты ногой,
Романов головою.

Но что, найду ль довольно сил
Сравненье кончить шпицом?
Тот в кухне нос переломил,
А тот под Австерлицем.

Николай I

Российского самодержца, считавшегося одним из сильнейших правителей Европы своего времени, часто обвиняют в излишней жесткости, укреплении цензуры, деспотизме и крайнем политическом консерватизме.

Но именно при нем была открыта первая в России железная дорога и окончательно установлен и записан свод законов. Про подавителя декабристского восстания, конечно, шутили, но делали это осторожно и уважительно.

Примером может послужить традиционный исторический анекдот.

Пожалуй, острее всех себе позволял высказываться все тот же Пушкин: «В нем много от прапорщика и немного от Петра Великого». При этом Николай в анекдотической традиции предстает отнюдь не прапорщиком, а человеком, обладавшим одновременно совершенным самообладанием и чувством юмора.

«Однажды, когда Николай I вышел к полку, одна пуговица на его обшлаге оказалась не застегнутой.
Адъютант деликатно доложил императору о недосмотре. На это император произнес голосом, который был слышен всему полку:
— Я одет по форме. Это полк одет не по форме.
И тотчас полк расстегнул одну пуговицу на обшлаге».

«Один из придворных чинов подал Николаю I жалобу на офицера, который выкрал у него дочь и без разрешения родителей обвенчался с ней. Николай на жалобе написал следующую резолюцию: «Офицера разжаловать, брак аннулировать, дочь вернуть отцу, считать девицей».

Как уже говорилось, злословили про Николая аккуратно. Например, посмеивались над его серьезностью и самолюбием.

«Николай I любил проверять ночью посты. Однажды навстречу ему попался прапорщик (в то время низший офицерский чин) одной из инженерных частей. Прапорщик увидел императора и вытянулся во фронт.
—Откуда ты? — спросил Николай.


—Из депа, Ваше Величество! — отрапортовал прапорщик.
—Дурак! Разве «депо» склоняется? — поправил император малограмотного служаку.
—Все склоняется перед Вашим Величеством! — льстиво, но предельно искренне заявил прапорщик.


Прапорщик встретил утро капитаном».

Александр II

С правлением этого российского реформатора связано несколько известных исторических анекдотов. Например, история, посвященная Жуковскому — наставнику тогда еще царевича Александра.

«Едет Николай в экипаже с царевичем Александром и его наставником поэтом Василием Жуковским. Невинный царевич увидел на заборе известное слово из трех букв и спросил Жуковского, что оно означает. Государь с интересом посмотрел на Жуковского, ожидая, как мастер слова выйдет из положения.


 — Ваше Императорское Высочество, — ответил Жуковский, — это повелительное наклонение от глагола „ховать“. 
Государь промолчал.

Но по возвращении домой он улыбнулся Жуковскому, отстегнул цепочку с дорогими золотыми часами и протянул поэту со словами: «… в карман!»

Важно

На жизнь Александра Второго было осуществлено немало террористических покушений. С одним из них, случившимся возле Летнего сада, связан, пожалуй, самый расхожий анекдот того времени. Тогда царя спас приехавший торговать рыбой крестьянин, закрыв царя своим телом.

— Кто в него стрелял?
— Дворянин.
— А кто его спас?
— Крестьянин.
— Как его наградили?
— Сделали дворянином.

Совет

Видимо, воспитанник Жуковского не был проникнут большой любовью к писателям. Об этом свидетельствует следующий анекдот про отношение Александра II к Тургеневу.

„Один из собеседников императора заявил, что Иван Сергеевич Тургенев прекраснейший человек. Император мгновенно среагировал: ‚То есть насколько литератор может быть прекрасным человеком!‘ 

Александр III

Император Александр III не вел войн, откатывал множественные реформы своих предшественников и крайне заботился о сохранении русской культуры. Последнее вызывало множество смеха среди тех, кто окружал царя-миротворца. 
Например, вот как звучит одна из легенд о начале его правления.

«Едва взойдя на престол, Александр III вызвал к себе в кабинет несколько особенно доверенных лиц и, оглядываясь по сторонам, не подслушивает ли кто, попросил откровенно сказать ему „всю правду“: 
— Чей сын Павел I? — спросил на второй день после воцарения Александр III графа Гудовича.
— Скорее всего, отцом императора Павла Петровича был граф Салтыков, — ответил Гудович.
— Слава тебе господи, — воскликнул Александр III, истово перекрестившись, — значит, во мне есть хоть немножко русской крови».

Или другой исторический анекдот на ту же тему.

«Однажды императору представляли членов штаба одного из армейских корпусов. Когда седьмой по счету прозвучала фамилия Козлов, Александр Александрович не удержался от восклицания:
— Наконец-то!
Все остальные фамилии были немецкого происхождения».

А миролюбивость царя, если отталкиваться от ходивших баек, можно объяснить, например, незаинтересованностью его в иностранных делах. Так или иначе, следующий анекдот неплохо раскрывает личность «самого русского царя среди русских царей».

«Однажды в Гатчине, во время рыбалки, до которой царь был весьма охоч, его отыскал министр с настоятельной просьбой немедленно принять посла какой-то великой державы.
— Когда русский царь удит рыбу, Европа может подождать, — спокойно ответил император». 

Николай II

Николай II, проигравший Русско-японскую войну, не избежавший Первой мировой войны и отрекшийся в конце концов от престола, высмеивался современниками часто, зло и беспощадно. Классический анекдот времен первой русской революции (1905–1907) звучит так:

«Почему вдруг понадобилась конституция, ограничивающая монархию? Ведь уже десять лет мы имеем „ограниченного“ царя!»

Вообще, умственные способности последнего русского императора не раз подвергались сомнениям именно в анекдотической форме.

«Однажды Николай II отправился посетить военный госпиталь. Предусмотрительное военное начальство устроило так, что больных вовсе не было, а все только выздоравливающие.


— Чем болен этот? — осведомился государь у постели одного солдата.
— У него был тиф, Ваше Величество, — доложил начальник госпиталя.
— Тиф? — переспросил Его Величество. — Знаю, сам имел.

От такой глупой болезни или умирают, или, оставшись в живых, сходят с ума».

«Стоял превосходный летний день, Николай II, не удовольствовавшись прогулкой по парку, прилегавшему к его летнему дворцу, забрел со своим адъютантом в ближайший лес. Вдруг он слышит кукование: „Ку-ку, ку-ку“. — Что это? — спрашивает Его Величество.  — Это кукушка, Ваше Величество, — поясняет адъютант.

— Кукушка? — переспрашивает царь. — Ну точь-в-точь как часы в нашем швейцарском павильоне».

«Когда в Петербурге была открыта сельскохозяйственная выставка, Николай II со всей своей свитой присутствовал на открытии. После молебна государь совершает обход выставки и между прочим входит в отделение искусственных удобрений.

Министр земледелия дает нудные пояснения и обращает внимание Его Величества, как чрезвычайно важно для сельского хозяйства иметь дешевые искусственные удобрения.


— Все это прекрасно, — говорит Николай, — но скажите, пожалуйста, что, собственно, дают мужики своим коровам, чтобы те давали искусственные удобрения?»

Доставалось и российской бюрократии, которую обычно признают одной из главных причин поражения в Русско-японской войне.

«После окончания Русско-японской войны было решено выбить медаль для ее ветеранов. В качестве текста предложили фразу „Да вознесет вас Господь“. Николай приписал на полях: „В свое время доложить о готовности“. Но ретивые помощники почему-то решили, что тексту надо добавить слова „в свое время“, находившиеся на одном уровне с изначальным текстом». 

Источник: http://www.izbrannoe.com/news/yumor/anekdoty-pro-tsarey-ot-petra-i-do-nikolaya-ii/

Ссылка на основную публикацию