Загадочная смерть саввы морозова

Гроб с покойником несли всего двое… / Савва Морозов

По теме: Жизнь и смерть фабриканта | Тайна одного самоубийства в Каннах | Красные олигархи.

Морозов | Олигархат и революция / Судьба «бунтующего капитала» | Старообрядцы: Могла ли выжить в России экономика на честном слове?Тайна смерти Саввы Морозова
Известный меценат, капиталист, который помогал большевикам, скончался 110 лет назад

Это произошло 26 мая 1905 года на Лазурном берегу, уже тогда модном месте отдыха богемы и толстосумов со всего света. В Каннах, в номере фешенебельной гостиницы «Рояль-отель», был найден мертвым один из богатейших людей России – Савва Тимофеевич Морозов. ©


Савва Морозов

Он умер от пистолетного выстрела в грудь. Самоубийство, гласила официальная версия. Однако многие сразу же в ней усомнились. Говорили, что накануне ничто не предвещало трагической развязки: Морозов собирался в казино и был в нормальном состоянии духа…Савва Морозов родился в Москве в очень богатой старообрядческой купеческой семье, жившей по строгим законам. В доме не пользовались электрическим освещением, считая его бесовской силой, не читали газет и журналов. За плохие успехи в учебе детей нещадно драли.

Савва Морозов получил превосходное образование, окончил 4-ю московскую гимназию, учился на физико-математическом факультете Московского университета, а в 1885 году его отправили в Англию, в Кембридж, где он изучал химию, работал над диссертацией и одновременно знакомился с организацией текстильного дела на английских фабриках. Когда отец заболел, Савва вернулся в Россию и возглавил его предприятия: товарищество Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и К», а также Трехгорное пивоваренное товарищество в Москве.

Когда подрос, стал внешностью напоминать татарского мурзу – плотный, низкорослый, с умными, чуть раскосыми глазами и широким, упрямым лбом.

В деловых кругах о нем с уважением говорили: «Широко ведет дело! Однако из расчета не выходит, вот что удивительно!».

Обратите внимание

Его мать Мария Федоровна имела личный капитал в 16 миллионов рублей, а к моменту смерти сумела его удвоить. Это были фантастические по тем временам деньги. По нынешним временам – верхние строчки в списке богатеев по версии журнала «Форбс».

Купец Морозов был принят в высшем свете, пользовался расположением премьер-министра Витте и даже удостоился чести быть принятым самим Николаем II. За «полезную деятельность и особые труды по ведомству министерства финансов» был награжден орденом Св. Анны 3-й степени, а позднее – еще и орденом Св. Анны 2-й степени.

Но, несмотря на несметное богатство, сам Морозов был скромен и непритязателен в быту, носил сапоги с заплатками, как старообрядец, водку не пил, а вино разбавлял водой. Нередко отличался весьма оригинальными поступками. Как-то рано утром он остановился в трактире. Желая угодить богатому посетителю, трактирщик предложил ему шампанского.

В ответ Морозов велел принести ведро шампанского и послал напоить лошадь. Работник тщетно пытался заставить лошадь выпить. «Вот видишь, даже лошадь с утра шампанского не пьет, а ты мне суешь!», — сказал трактирщику Савва Тимофеевич.Сегодня бы его назвали «прогрессивным предпринимателем»: он заботился о своих рабочих.

Построил для них новые казармы, наладил медицинское обслуживание, для престарелых открыл богадельню, устроил парк для народных гуляний, создал библиотеки. При этом постоянно расширял производство, внедрял самые передовые технологии.

В Пермской губернии построил заводы и наладил там выпуск уксусной кислоты, древесного и метилового спирта, ацетона, денатурата, древесного угля и соли уксусной кислоты. Все это использовалось в текстильной промышленности.Прославился он как щедрый меценат.

Жертвовал большие деньги на строительство приютов и больниц, был горячим поклонником знаменитого Московского художественного театра, регулярно вносил пожертвования на строительство и развитие МХТ, лично заведовал его финансовой частью. Под его руководством было перестроено здание театра и создан новый зал на 1300 мест.

На значке к 10-летию МХТ было изображение трех его основателей – Станиславского, Немировича-Данченко и Морозова.

«Этому замечательному человеку суждено было сыграть в нашем театре важную и прекрасную роль мецената, умеющего не только приносить материальные жертвы искусству, но и служить ему со всей преданностью, без самолюбия, без ложной амбиции, личной выгоды», – так отозвался о нем Станиславский.Бурные политические события в России начала ХХ века не обошли его стороной.

Он неожиданно сблизился с большевиками – теми, кто открыто объявил, что хотят уничтожить капиталистов и фабрикантов как класс. На деньги Морозова издавалась ленинская «Искра», были учреждены первые легальные большевистские газеты «Новая жизнь» в Петербурге и «Борьба» в Москве, и даже проводились съезды РСДРП.

Важно

Морозов нелегально провозил на свою фабрику запрещенную литературу и типографские шрифты, в 1905 году прятал от полиции одного из лидеров большевиков Николая Баумана. Много давал денег политическому «Красному Кресту» на устройство побегов из ссылки, на литературу для местных организаций и в помощь тем, кто был причастен к партийной работе большевиков.

Дружил с «буревестником революции» Максимом Горьким.Став покровителем Художественного театра, Морозов сделался поклонником Марии Андреевой, как говорили, самой красивой актрисы русской сцены. Завязался бурный роман, Морозов преклонялся перед ее талантом. Натура страстная и увлекающаяся, Морозов вел себя по отношению к ней как мальчишка, мчался исполнять любое ее желание.

Однако Андреева была женщина истеричная, склонная к авантюрам и приключениям. Она была связана с большевиками и добывала для них деньги. Товарищ «Феномен», как с гордостью называл ее Ленин, сумела «раскрутить на бабки», как сказали бы сегодня, и богача Морозова. Но тут Андреева неожиданно увлеклась Горьким.Это стало для Саввы Тимофеевича сильным ударом.

Морозов не смог, конечно, противостоять популярнейшему тогда в России писателю и сопернику, отношения между ними испортились. «Экий омерзительный человек, в самом деле! – в сердцах однажды воскликнул Савва Тимофеевич, имея в виду «Буревестника революции».

– Зачем он представляется босяком, когда все вокруг отлично знают, что его дед был богатым купцом второй гильдии и оставил семье большое наследство?».Однако даже после того, как Андреева и Горький стали жить вместе, Морозов все равно о Марии Федоровне нежно заботился.

Когда она на гастролях в Риге попала в больницу с перитонитом и была на волосок от смерти, ухаживал за ней именно Морозов.Вскоре у миллионера начались проблемы в деловой сфере. Когда Морозов задумал дать рабочим право на часть получаемой прибыли, его мать тут же решительно отстранила сына от управления капиталами.

А после того, как 9 января 1905 года в Петербурге была расстреляна демонстрация, направлявшаяся к Зимнему дворцу с петицией, Савва Тимофеевич испытал сильное нервное потрясение, ему стало ясно, чем грозят стране революционные перемены. В результате он совсем отошел от дел, затосковал и впал в тяжелую депрессию.

Горький в своей статье о Морозове писал: тот признавался ему, что боится сойти с ума.По Москве поползли слухи о его безумии. Савва Тимофеевич начал избегать людей, много времени проводил в полном уединении, не желая никого видеть. Консилиум врачей поставил диагноз: тяжелое нервное расстройство, выражавшееся в чрезмерном возбуждении, беспокойстве, бессоннице.

Врачи рекомендовали направить Морозова для лечения за границу.И вот, в сопровождении жены Зинаиды Григорьевны, Савва Тимофеевич уехал в Канны…Незадолго до этого Морозов перестал помогать большевикам. Однако такой поворот дел явно не устраивал революционеров, которые вовсе не хотели терять «дойную корову». Здесь и произошло загадочное.

Незадолго до смерти Морозов вдруг застраховал свою жизнь на 100 тысяч рублей «на предъявителя». По сути, это был смертный приговор самому себе, подписанный собственной рукой.

Что или кто вынудил Савву поступить таким странным образом, осталось загадкой. Страховой полис он вручил Марии Андреевой. Значительная часть этих средств была передана затем товарищем «Феноменом» в фонд большевистской партии.Кончилось же все так, как можно было предположить. В мае в апартаментах в Каннах Морозова прогремел выстрел.

Совет

Зинаида Григорьевна вбежала в комнату мужа и обнаружила его с простреленным сердцем. Через распахнутое окно она заметила убегающего человека в плаще и шляпе. Рядом с телом убитого полиция нашла записку, в которой тот просил никого не винить в его смерти.

Личный врач Морозова с удивлением отметил, что руки убитого были аккуратно сложены на животе, а глаза кем-то закрыты. Жена же заявила, что она не закрывала покойному мужу глаза.Однако подлинные обстоятельства смерти Саввы Морозова открылись лишь спустя несколько десятилетий, когда его родственники смогли говорить о трагедии без страха за собственную жизнь.

Сама Зинаида Григорьевна не сразу сообщила полиции об убегавшем незнакомце. Вероятно, Морозова опасалась за своих детей. Она была уверена, что в смерти Саввы был виновен Красин, на протяжении многих лет это была семейная тайна, о которой было принято говорить только шепотом.

Кто же такой был этот Красин, которого некоторые историки и в самом деле считают организатором убийства Саввы Морозова? Инженер по образованию, Леонид Борисович Красин, которого Морозов назначил в 1904 году руководить строительством своей электростанции, был загадочной личностью.

Он хорошо разбирался не только в электричестве, но и в изготовлении взрывных устройств, возглавляя Боевую техническую группу большевиков. В Москве, в квартире Горького, была оборудована мастерская Красина, которую охраняли грузинские головорезы легендарного Камо. Именно здесь были изготовлены бомбы, взорвавшиеся в резиденции Столыпина в августе 1906 года.

«Красин мечтал создать портативную бомбу величиной с грецкий орех», – вспоминал Троцкий. Красин также лично организовывал бандитские налеты на банковские экипажи с целью захвата денег. Боевые заслуги «инженера» были высоко оценены соратниками, и его назначили казначеем ЦК.Есть в биографии товарища Красина и уже совершенно зловещие детали.

Так, он верил в грядущее воскрешение покойников, прежде всего, великих исторических личностей, полагая, что решающую роль в этом должны будут сыграть достижения науки и техники. Неслучайно именно Красин был одним из инициаторов сохранения тела Ленина и возведения мавзолея на Красной площади.Зинаида Григорьевна до конца своей жизни не верила в самоубийство мужа.

Но, по настоянию матери погибшего, была все-таки принята официальная версия: самоубийство на почве нервного срыва. «Оставим все, как есть, – решила она. – Скандала я не допущу».Есть еще и невероятная версия о том, будто смерть Морозова в Каннах вообще была инсценировкой. Было известно, что купец никогда не владел оружием и обращаться с ним не умел.

В гостинице «Рояль-отель» он зарегистрирован не был, во всяком случае, в журнале гостей его подписи не оказалось.

Тело покойного официально не вскрывали, однако у французской полиции на следующий день уже имелась пуля, извлеченная из тела. При этом она не совпадала с калибром револьвера, обнаруженного в номере. Отпечатков пальцев на оружии обнаружено не было.

Записка тоже была написана не Морозовым. Вопреки правилам, установленным во французской криминальной полиции, ни место гибели, ни тело сфотографированы не были, не было даже описания места происшествия…В Москве гроб, прибывший из Канн, не вскрывался.

Из Канн тело перевозилось в гробу из мореного дуба, запаянном в цинк, который был положен в деревянный ящик. На кладбище тело было доставлено в гробу из красного дерева крытом лаком. При выгрузке из поезда деревянный ящик с гробом Морозова несло всего двое рабочих, ящик был очень легким и небольшим.

Это и породило слухи о том, будто смерть Морозова в Каннах была, на самом деле, инсценировкой. Однако зачем и почему это могло быть сделано, и где потом оказался сам Савва Тимофеевич, неизвестно…И после смерти Савва Морозов не сразу обрел покой.

Обратите внимание

По христианским канонам самоубийство страшный грех, самоубийцу нельзя отпевать в церкви и хоронить по церковным обрядам. Морозовский клан, используя деньги и связи, начал добиваться разрешения на похороны в России, ссылаясь на то, что это было самоубийство в состоянии аффекта.

В конце концов, разрешение было получено, Морозова похоронили на Рогожском кладбище.Мораль этой загадочной истории? Видимо, прежде всего, в том, что не в деньгах счастье. Савве Тимофеевичу было всего 44 года, и у него было в жизни все, о чем только могли мечтать многие – богатство, громадное дело, таланты.

Однако, оказавшись в цепких руках авантюристов, ловко вымогавших у него деньги, и сам увлекшись революционной химерой, в чем потом разочаровался, он неизбежно пришел к трагическому финалу.

Владимир Малышев
специально для «Столетия», 26 мая 2015

Источник: https://eto-fake.livejournal.com/747089.html

Тайна самоубийства в Каннах

13 (26) мая 1905 года на Лазурном Берегу в шикарном номере каннского «Роял-отеля» застрелился знаменитый российский предприниматель и меценат Савва Тимофеевич Морозов.

В тот момент он был фактически отстранен от руководства своими фабриками.

По официальной версии, из-за этого его душевное состояние оказалось на грани глубокого кризиса, и рядом не нашлось того, кто мог бы ему помочь пережить депрессию. Но так ли все обстояло на самом деле?

Савва Морозов родился в 1862 году в Орехово-Зуеве в богатой купеческой семье.

В 1881 году он окончил московскую гимназию, а в 1885-м – естественное отделение физико-математического факультета Московского университета.

Читайте также:  Из жизни птолемея

В 1885–1887 годах он изучал химию в Кембриджском университете, одновременно знакомился с организацией производства в Англии, работал на текстильной фабрике в Манчестере и готовился к защите диссертации.

А с 1887 года будущий меценат стал владельцем-управляющим Товарищества Никольской мануфактуры «Саввы Морозова сын и Ко»  – вместо ушедшего на покой отца.

На своей фабрике он ввел заметные улучшения для рабочих: отменил беспощадную систему штрафов, учредил стипендии для учащихся, построил новые спальни.

Вскоре Савва Морозов возглавил группу химических заводов, стал членом московского отделения Совета торговли и мануфактур и Общества для содействия улучшению и развитию мануфактурной промышленности.

Страсть к театру и … революционному движению

Настоящей страстью Саввы Тимофеевича стал Московский художественный театр (МХТ), в который он вкладывал не только огромные средства, но и всю свою душу.   В 1898 году Морозов вошел в состав театрального товарищества, образованного К.С. Станиславским и В.И. Немировичем-Данченко.

И после этого он регулярно вносил пожертвования на строительство и развитие МХТ, заведовал его финансовой частью. По подсчетам историков, расходы мецената на театр в 1898–1902 годах составили как минимум двести тысяч рублей. Еще триста тысяч он потратил в 1902 году на новое здание театра.

В еще в начале XX века Савва Тимофеевич вдруг увлекся либеральными идеями, и в особняке на Спиридоновке стали собираться на полулегальные заседания земцы-конституционалисты.

Кроме того, Морозов оказался связан с революционным движением, финансировал издание социал-демократической газеты «Искра». На его средства были учреждены первые большевистские легальные газеты «Новая жизнь» и «Борьба». Он нелегально провозил на свою фабрику запрещенную литературу, а в 1905 году прятал от полиции одного из лидеров большевиков Н.Э. Баумана.

Когда на Никольской мануфактуре вспыхнула забастовка, Савва Тимофеевич выступил в переговоры с рабочими, но… был отстранен ими от управления.

Важно

Круг одиночества неумолимо сжимался. Как ни странно, миллионер остался в совершенной изоляции. Удивительно, но этот безусловно талантливый, умный и сильный человек так и не смог найти опору в жизни. Жена его давно раздражала.

Друзей в своем кругу у него не было (купцов и фабрикантов он презрительно называл «волчьей стаей», а те отвечали ему боязливой и мстительной нелюбовью). Постепенно пришло и понимание истинного отношения к нему со стороны «товарищей»: понятно, что большевики видели в нем лишь богача и беззастенчиво пользовались его деньгами.

Считается, что Савва Тимофеевич впал в жесточайшую депрессию. Как бы то ни было, врачи рекомендовали направить его для лечения за границу.

«В смерти моей прошу никого не винить»  

В сопровождении жены в апреле 1905 года Савва Тимофеевич выехал сначала в Берлин, а затем в Канны. Там-то он и покончил жизнь самоубийством в номере «Роял-отеля». Многие обстоятельства этого самоубийства до сих пор не ясны.   Говорили, например, что ничто не предвещало трагической развязки. Канны явно пошли предпринимателю на пользу.

В тот страшный день он собирался посетить казино и находился в прекрасном расположении духа. После завтрака он проводил жену до вестибюля – ей пора было ехать к портнихе. Портье передал ему записку. В ней не оказалось ничего, кроме четко выведенного вопросительного знака.

Савва Тимофеевич изобразил рядом восклицательный знак и сказал портье:   – Если отправитель зайдет, передайте ему мой ответ.   После этого он успокоил жену:   – Не стоит беспокоиться, дорогая. Поезжай по своим делам.   За обедом у Саввы Тимофеевича был отличный аппетит: он заказал устрицы с белым вином. Зинаида Григорьевна не могла нарадоваться.

Лечение мужа в Каннах постепенно оборачивалось для них чем-то вроде нового медового месяца.   После обеда Савва Тимофеевич объявил:   – Жарко, пойду отдохну немного.   Зинаида Григорьевна осталась разговаривать с доктором, а затем поднялась в номер и села к зеркалу, чтобы привести себя в порядок.

И в этот момент услышала хлопок выстрела… Савва Морозов лежал на полу в луже крови. Около него обнаружили никелированный браунинг и листок бумаги, на котором было написано: «В смерти моей прошу никого не винить». При этом не было ни подписи, ни даты. Но что больше всего удивило личного врача миллионера Н.Н.

Селивановского – руки на груди у покойного были сложены, глаза закрыты, а окно в сад распахнуто.   Он тогда спросил у Зинаиды Григорьевны:   – Это вы закрыли ему глаза?   Несчастная женщина отрицательно покачала головой.

Чуть позже неожиданно ставшая вдовой Зинаида Морозова рассказала каннской полиции о том, что якобы видела мужчину в шляпе и плаще, который убегал из сада, но ее показания никто не смог подтвердить.

К тому же версия самоубийства была очень выгодна обеим сторонам – и французской (это лишало необходимости заводить дело и расследовать преступление), и российской (неизвестно, к чему бы потянулись ниточки, если все тщательно расследовать). Кроме того, не последнюю роль в закрытии дела сыграла мать покойного, которая прекрасно понимала, что если следствие установит, что ее сын активно помогал революционерам, это станет большой проблемой. И она жестко пресекла все попытки выяснить правду, заявив: «Оставим все как есть. Скандала я не допущу».

Страховой полис на сто тысяч рублей

«Неугомонный Савва» не нашел покоя даже после смерти. Согласно христианским канонам, самоубийцу нельзя хоронить по церковным обрядам, но семья Морозовых, используя деньги и связи, начала добиваться разрешения на похороны в России.

  В первую очередь, нужно было получить разрешение церкви на похороны не за оградой кладбища, где обычно находили свой последний приют наложившие на себя руки, а непосредственно на кладбище.

Для этого были предоставлены показания врачей о том, что роковой выстрел мог быть произведен в состоянии «внезапно наступившего аффекта», а посему смерть никак нельзя трактовать как обычное самоубийство.   В конце концов согласие церкви было получено, и тело покойного привезли в Москву в закрытом металлическом гробу.

На Рогожском кладбище были организованы пышные похороны, а затем состоялся поминальный обед на девятьсот персон.

Гроб, естественно, не открывали, а на Рогожском кладбище, где состоялись похороны, никаких речей над гробом произносить не разрешили.

Совет

Все эти обстоятельства привели к тому, что по Москве стали ходить слухи: в гробу никакого Морозова не было, он никуда и не уезжал из Европы, а скрывается где-то во Франции или в Швейцарии.

Предсмертная записка Морозова не содержит ни даты, ни подписи 

Масла в огонь подлила известная актриса МХТ Мария Федоровна Юрковская, использовавшая сценический псевдоним Мария Андреева.

Кстати сказать, ко времени вступления в театральную труппу эта женщина уже была убежденной марксисткой, выполнявшей различные поручения партии (некоторые исследователи считают, что знакомство с Саввой Тимофеевичем как раз и было одним из таких партийных заданий).   В частности, проживающий во Франции писатель Б.М.

Носик утверждает:   «М.Ф. Андреева в то время уже была агентом Ленина, который, изумляясь ее подвигам, называл ее «товарищ Феномен».

Иные вполне партийные авторы называют ее «финансовым агентом Ленина» и «эмиссаром партии»… На путях добывания денег Ленин не признавал никаких моральных препятствий… Более тонкими операциями по изъятию («экспроприации») чужих денег ведал хитрейший Леонид Борисович (или Лев Борисович) Красин (подпольная кличка Никитич).

Красавица Андреева, скорее всего, и действовала под непосредственным руководством Красина, разработавшего операцию по «экспроприации» морозовских денег».

То, что Савва Тимофеевич «неровно дышал» к Марии Андреевой, было хорошо известно.

Эта была типичная женщина-вамп, которую боготворили и Станиславский, и Немирович-Данченко, а она, словно назло им, вышла за «босяка» Максима Горького (она была его гражданской женой с 1904 по 1921 год). Так вот, эта дама явилась в банк и принесла страховой полис «на предъявителя», подписанный Саввой Тимофеевичем, который завещал в случае самого непоправимого вручить сто тысяч рублей предъявителю этого полиса. При этом она заявила, что покойный поручил деньги именно ей. 

Скорее всего, красавица-актриса Мария Андреева действовала под влиянием знаменитого экспроприатора, революционера Льва Красина

Дойная корова революции

Этот страховой полис, естественно, послужил благодатной почвой для буйного роста всевозможных догадок и предположений. Вот, например, одна из версий. Убедившись, что «дойная корова революции» постепенно уходит из-под контроля, «товарищи» попытались заставить Савву Тимофеевича передумать. Для этого в Канны приехал Красин.

Он встретился со взбунтовавшимся миллионером на улице и попросил у него 1200 рублей на покупку оружия. Морозов решительно отказал. По всей видимости, Савве Тимофеевичу пригрозили, но он не поддался шантажу, и тогда последовал роковой выстрел. Подобное объяснение, кстати, имело широкое хождение в дореволюционной Москве и даже попало в мемуары премьер-министра С.Ю. Витте.

  Некоторые считали, что пресловутый страховой полис «на предъявителя» вполне мог быть украден Марией Андреевой. Чем не вариант: актриса не хотела расставаться с щедрым любовником, предпочитая и дальше тянуть из него денежки, но он почему-то отказался это терпеть впредь, и тогда она…   Есть и еще версия, которая, на первый взгляд, кажется просто чудовищной.

Смерть Саввы Тимофеевича была выгодна его матери, староверке Марии Федоровне, женщине очень властной, обладавшей ясным умом и самостоятельными взглядами. Дело в том, что в последнее время отношения между ними были далеки от идеальных.

Обратите внимание

После Кровавого воскресенья мать содействовала отстранению сына от руководства фабриками и под предлогом того, что он нуждается в срочном отдыхе, отправила его на Лазурный Берег…   В общем, недостатка в версиях о причине смерти Саввы Тимофеевича нет. Естественно, прежде всего исследователи стремятся выяснить, кому могла быть выгодна смерть предпринимателя. В частности, А.А.

Арутюнов в книге «Убийцы Саввы Морозова» пишет: «Морозов, увлекшись Андреевой, вручил ей страховой полис, чтобы она не умерла «под забором нищей». Это произошло в 1904 году. Вероятно, Андреева рассказала об этом своему закадычному дружку Красину. Нет сомнения в том, что именно этому профессиональному мошеннику, Л.Б.

Красину, и пришла в голову мысль ускорить получение денег по полису. Тем более что после Кровавого воскресенья Морозов отвернулся от большевиков, лишив их тем самым значительной материальной поддержки.

А о том, что Красин по заданию Ленина, Никитич (кличка Красина), «маг и волшебник большевистской партии», попытался организовать в Берлине печатание фальшивых ассигнаций, но это дело вовремя пресекла германская полиция.

Именно Красин был организатором планировавшегося ограбления и убийства берлинского банкира Мендельсона, которое тоже провалилось, а исполнитель этой акции, опытный рецидивист Камо, вызванный Красиным из России для ограбления миллионера, был арестован тайной полицией…   На этом можно было бы поставить точку, поскольку и так предельно ясно, что Савва Тимофеевич был убит большевиками, чтобы воспользоваться страховым полисом».   В свое время Немирович-Данченко отмечал: «Савва Тимофеевич мог страстно увлекаться. До влюбленности». Именно так он увлекся красавицей из МХТ Марией Андреевой. А когда та стала жить с Максимом Горьким, он страшно переживал и даже хотел застрелиться. Тогда же, как утверждают некоторые историки, он и написал записку: «В смерти моей прошу никого не винить». Однако, вспомнив о жене и детях, он отказался от подобного безумства, а записку отдал Андреевой на память.   Все это отлично укладывается в следующую схему: когда Лев Борисович Красин узнал о существовании страхового полиса на сто тысяч рублей, судьба Морозова была решена; партии очень были нужны деньги и… Любой поклонник детективных романов без труда додумает дальнейший ход событий с участием «предсмертной» записки, написанной рукой Морозова.   Заместитель министра внутренних дел В.Ф. Джунковский в своих «Воспоминаниях», написанных уже после Октябрьской революции, утверждает: «С.Т. Морозов дошел до того, что дал крупную сумму революционерам, а когда окончательно попал им в лапы, то кончил самоубийством».   Согласиться с этим трудно. Скорее всего, дело было именно в том, что Савва Тимофеевич не согласен был дать «крупную сумму», на которую рассчитывали Ленин и Красин: события последних месяцев подорвали его доверие к большевикам. Он поссорился и с Горьким, и с Красиным. Усложнились, по всей видимости, и его отношения с Андреевой.   В секретном донесении Департаменту полиции после похорон Саввы Тимофеевича московский градоначальник, граф П.П. Шувалов сообщал:   «По полученным мною из вполне достоверного источника сведениям, Савва Морозов еще до смерти своей находился в близких отношениях с Максимом Горьким, который эксплуатировал средства Морозова для революционных целей. Незадолго до выезда из Москвы Морозов рассорился с Горьким, и в Канны к нему приезжал один из московских революционеров, а также революционеры из Женевы, шантажировавшие покойного».   Б.М. Носик в статье «Загадочная смерть в Каннах» пишет:   «Чем можно было шантажировать Морозова, полиция не знает, но предположение о шантаже вполне здравое. Чем-то Савве должны были угрожать большевики, не только же браунингом и дальнейшим воздействием на его расстроенные нервы… Как закоренелые любители, поищем, кому могло быть выгодно убийство Морозова. И без труда обнаружим, что тому же Красину (в сговоре с которым был гуманист Горький). Раз Морозов не собирается отколоть крупный куш на ленинские дела «по-хорошему», придется пустить в ход «страховой полис». Оказывается, что у Андреевой был страховой полис «на предъявителя» – жизнь Саввы была застрахована на сто тысяч. Как попал этот документ в руки Андреевой и не был ли он подделан или украден, зачем подписал себе Савва смертный приговор и сам ли подписал – этого я сказать не могу. Известно, что любовь зла…»   Согласно завещанию (кстати, нотариусом не заверенному), наследницей С.Т. Морозова после смерти миллионера становились его вдова и их четверо детей. Андреева потом судилась со вдовой покойного, та проиграла, и деньги через Красина (Андреева так и написала – «отдать деньги Л.Б. Красину») ушли к Ленину. Позднее все материалы этой московской судебной тяжбы о наследстве были кем-то изъяты из архивов.   Кстати, Мария Андреева стала членом РСДРП в 1904 году, то есть на год раньше, чем Горький. Затем она служила комиссаром театров и зрелищ, а в 1919 году (по рекомендации Л.Б. Красина) была назначена комиссаром экспертной комиссии Наркомвнешторга по Петрограду. В 1926 году «нелепая бессребреница» получила правительственное назначение в Берлин, где стала заведующей художественно-промышленным отделом советского торгпредства. Скончалась она в 1953 году в Москве и была похоронена на Новодевичьем кладбище.   После смерти Саввы Тимофеевича его вдова осталась одна с четырьмя детьми на руках. Она перестала бывать в обществе, появляясь только на театральных премьерах. Кое-что ей, конечно, осталось, и она весьма умело распоряжалась оставшимися ей морозовскими средствами.   В 1907 году Зинаида Морозова вновь вышла замуж: на этот раз за генерала Анатолия Анатольевича Рейнбота, ставшего вскоре градоначальником Москвы. В 1916 году этот брак распался по инициативе Зинаиды Григорьевны (считается, что это произошло после того, как генерала обвинили в казнокрадстве и отдали под суд). В дальнейшем отставной генерал, сменив свою немецкую фамилию на русскую Резвый, участвовал в Гражданской войне. По одной версии, он погиб на фронте в 1920 году, по другой – был замучен в 1918 году большевиками.+   После революции Зинаида Морозова-Рейнбот чудом избежала репрессий. Впрочем, чудом ли? В 1909 году она приобрела имение Горки в Подольском уезде и, реконструировав его, создала там полностью электрифицированную молочную ферму, скотный и конный дворы, построила оранжереи и заложила роскошные сады. Имелся в Горках и телефон, обеспечивавший связь с Москвой. И что интересно, именно это имение было выбрано для пребывания тяжело больного В.И. Ленина (там он и умер в январе 1924 года). Что же касается Зинаиды Григорьевны, то она скончалась в 1947 году, и теперь прах ее покоится в семейном склепе Морозовых на Рогожском кладбище в Москве.

Читайте также:  Ольга литвинова - уникальные факты

Из: «Совершенно секретно»

Источник: http://www.izbrannoe.com/news/lyudi/tayna-samoubiystva-v-kannakh/

Савва Морозов был для большевиков щедрым спонсором и опасным свидетелем

Все, кому знакомо имя Саввы Морозова, знают, что купец оказывал существенную материальную помощь большевикам. Оказывал вопреки здравому смыслу: не руби сук, на котором сидишь.

По выражению одного из служащих принадлежавшей Морозовым Никольской мануфактуры, Савва Тимофеевич “На одном стуле… накапливал богатства, а на другом растрясывал на революцию”1.

Но вот был ли Морозов убежденным революционером “во вред себе”?

В 1880-х – 1890-х годах Морозов был бесконечно далек от деятельного сочувствия революционерам. Его политические взгляды этого периода были умеренно либеральными, а в некоторых моментах – консервативными.

Университетский товарищ Морозова граф Дмитрий Адамович Олсуфьев вспоминал: “Морозов в 90-х годах был еще весьма далек от революционных настроений… По складу своих мыслей он был либералом-позитивистом”, что не мешало ему находиться “…под сильным влиянием консервативно славянофильских идей”2.

Однако консервативные взгляды Морозова проявлялись главным образом в экономической области.

Несколько фактов о крейсере “Аврора”, которых нет в школьных учебниках

В центре политических воззрений Морозова стоял “рабочий вопрос”3, что, по крайней мере внешне, сближало его с некоторыми из современных ему представителей радикальных политических течений. Однако решать этот вопрос купец планировал исключительно путем реформ.

Ничего революционного, никакой “борьбы с самодержавием”, никакой марксистской “подложки”. Более того, являясь на тот момент главой российского купечества, Морозов занимал видные общественно-политические должности, был вхож в министерские кабинеты, “знал тайные ходы петербургских департаментов”4. Находился в приятельских отношениях с С.Ю.

Витте и другими высокопоставленными сановниками, представлял купечество в диалоге с правящей династией.

На законодательном уровне он отстаивал как права и интересы купечества, так и гражданские права рабочих: право на справедливые условия труда, на сокращение рабочего дня, а позже, незадолго до первой русской революции, – на создание союзов, на стачку и т.п.

В плену артистической натуры

На рубеже веков политические воззрения Морозова претерпели быструю и неожиданную для многих трансформацию.

Отчасти она была вызвана неудачным поворотом в его общественно-политической карьере: в 1896 году Морозов рассорился с министром финансов Витте. Но гораздо более значительную роль здесь сыграли перемены в личной жизни. Морозов влюбился.

Объектом его страсти стала актриса Московского Художественного театра Мария Федоровна Желябужская, по сцене – Андреева.

Семен Экштут: Почему наука боится Ленина?

Жена крупного чиновника, Андреева была женщиной выдающейся во многих отношениях.

Важно

Тот факт, что она воспитывала двух родных и двух приемных детей, как ни странно, не мешал ей всей душою быть преданной идее революционного преобразования русского общества, большевистской фракции РСДРП и лично Владимиру Ильичу Ленину, с которым Андреева состояла в многолетней переписке.

Красавица, обольстительница, актриса не только на сцене, но и в жизни, ловкий манипулятор и конспиратор, опытный распространитель подпольной литературы, обладавшая поистине мужской хваткой и колоссальной силой воли. Разнообразные таланты Андреевой воспевали многие большевики, которые хотя бы изредка имели с нею дело. Не зря В.И. Ленин дал ей подпольную кличку “Феномен”.

Савва Морозов стал отнюдь не случайным эпизодом в жизни Андреевой. Купец, ворочавший миллионными капиталами, был нужен революции, а значит – нужен Андреевой.

Революция требовала немалых средств, а рядовые сотрудники могли отчислять в пользу партии совсем небольшие суммы, в среднем “от пяти до двадцати рублей”5 ежемесячно. Поэтому, по словам крупного деятеля большевистского подполья Л.Б.

Красина, “Одним из главных источников [средств] было обложение всех… оппозиционных элементов русского общества, и в этом деле мы достигли значительной виртуозности”6.

“Кошелек” для революционеров

С 1888 года Савва Тимофеевич был женат на купеческой дочери Зинаиде Григорьевне, урожденной Зиминой. К рубежу веков у них было трое детей: сын и две дочери. Но что-то в этом браке разладилось. Быть может, дело в том, что ссора Морозова с Витте произошла, по образному выражению писателя А.В.

Амфитеатрова, из-за “бабьих хвостов”. Во время приезда Николая II в Нижний Новгород на Всероссийскую выставку 1896 года, где Савве Морозову выпала честь поднести императорской чете хлеб-соль, Зинаида Морозова посмела надеть платье, шлейф коего был длиннее, чем у императрицы, “…

и украсила купеческое чело свое брильянтовою диадемою, весьма похожею на ту, которую носила императрица”7. Это было вопиющее нарушение придворного этикета и, как следствие, – конец успешной общественно-политической карьеры ее мужа.

Так или иначе, Савва Тимофеевич охладел к жене, и это сделало его легкой мишенью для такой опытной обольстительницы, какой являлась М.Ф. Андреева.

Фотограф революции Петр Оцуп получил орден Ленина за год до смерти

Роман Морозова и Андреевой начался осенью 1899 года.

Сблизил их Московский Художественный театр, существование которого Савва Тимофеевич поддерживал рублем с зимы 1897/1898 года, а также активный интерес к рабочему вопросу.

Постепенно актриса приобщила купца к деятельности подпольных организаций радикального толка и убедила давать деньги на их нужды.

Известно, что Морозов финансировал издание нелегальной марксистской газеты “Искра”, устраивал деятелей революционного движения на работу к себе на фабрику или в имения. Трудоустроены были такие крупные деятели, как А.Н. Тихонов-Серебров и Л.Б. Красин.

Совет

Морозов прятал от преследования властей известного политического преступника – большевика, одного из руководителей Московского комитета РСДРП Н.Э. Баумана. При этом Мария Федоровна без тени сомнений говорила: “С.Т. Морозов отлично знал, что укрывает у себя того самого человека, который два месяца назад вел с его рабочими…

разъяснительную беседу по поводу готовящейся на фабрике стачки”8. Деньги Морозова поступали в партию через Андрееву или, позже, через Горького.

Горькое прозрение

Отношения Андреевой и Морозова завершились весной или летом 1903 года, когда Мария Федоровна, выполняя новое задание партии, отдала предпочтение Горькому, чья литературная слава уже гремела не только в России, но и по всему миру. Савва Тимофеевич вернулся в семью, к жене, только что родившей ему второго сына.

Что до политических взглядов, то в 1904-1905 годах Морозов возвратился на умеренные, либеральные позиции, которые были свойственны ему прежде, пусть и с существенными коррективами. Как и в период до 1897 года, Морозов считал наиболее эффективными законные методы политической борьбы, диалог с правительством.

Но если раньше он добивался от властей принятия отдельных законов, то в середине 1900-х он стал предъявлять иные требования: проведение глубоких реформ, введение конституции, парламентские преобразования.

В эти годы Морозов вновь сблизился с либеральными кругами, при этом претендуя на роль “купеческого лидера”, которую он успешно играл до 1896 года9.

Почему Горький стал “нерукопожатным”

Связи Морозова с большевиками стали все более сокращаться. Пик его помощи большевистской фракции РСДРП пришелся на 1902 – весну 1904 года. Зимой 1903/1904 года Андреева и Горький стали открыто жить гражданским браком.

C этого момента доселе бурный поток морозовской денежной помощи большевикам превратился в тоненькую струйку, фактически сошел “на нет”. Следующей зимой Савва Тимофеевич поссорился с Горьким, которого отныне “…

в разговорах со знакомыми сухо называл “Максимом” или “Алексеем”, а то даже и “господином Горьким””11.

Измена Андреевой позволила Морозову посмотреть на бывших соратников, что называется, со стороны. Большевики потеряли в его глазах романтический ореол.

Савва Тимофеевич, по-видимому, разглядел антигуманные методы и идеи большевистской фракции РСДРП, которая, проявляя мнимую заботу о рабочих, использовала их как орудие для достижения собственных политических целей.

Обратите внимание

С прозрением пришло активное нежелание продолжать финансовую помощь большевикам: известно, что Морозов неоднократно отказывал им в подобных просьбах. Но, однажды став спонсором и соучастником террористической деятельности, не так просто распрощаться с этим соучастием.

13 мая 1905 года Саввы Морозова не стало. Купец ушел из жизни в возрасте 43 лет. Что именно произошло с ним в Каннах, видимо, не удастся установить уже никогда. Официальная версия – самоубийство на почве психического расстройства – выглядит, мягко говоря, неправдоподобной.

Известно, что вскоре после начавшейся 14 февраля 1905 года забастовки на Никольской мануфактуре родственники во всеуслышание объявили Морозова сумасшедшим.

Этот шаг призван был оградить купца от преследований со стороны желавших получить от него деньги большевиков: по законам того времени, над умалишенным устанавливалась опека, и он не мог самостоятельно распоряжаться своими средствами. В середине апреля Савва Тимофеевич вместе с женой и доктором Н.Н.

Селивановским покинул пределы страны и перемещался по Европе. Четко продуманного маршрута поездки не было. За Морозовым повсюду следили и, несмотря на все ухищрения, оторваться от преследователей не получалось. По словам Д.А. Олсуфьева, который знал о последних неделях жизни Саввы Тимофеевича со слов З.Г.

Морозовой, “Революционеры повели самый наглый шантаж выколачивания из него денег”12. Наиболее вероятно, что Морозова застрелили большевики. По крайней мере, у них имелось два весьма веских мотива.

Доктор Парвус: Кукловод революции?

Общеизвестен следующий факт. В конце 1904 года Савва Тимофеевич застраховал свою жизнь на огромную по меркам большевиков сумму – 100 000 рублей. Страховой полис, который был оформлен на предъявителя, он передал актрисе и бывшей любовнице М.Ф. Андреевой.

После кончины Морозова та распорядилась средствами с виртуозной расчетливостью: 60 000 рублей через Л.Б. Красина пошло на нужды партии, 1000 – на услуги адвоката, благодаря которому удалось получить деньги у наследников купца, 15 000 – на погашение долга Горького. Остальное было оставлено ею на собственные нужды.

Но, думается, потребность в деньгах – менее веская причина, по которой большевики убили Морозова. Морозов резко перестал удовлетворять постоянно растущие партийные нужды. Иными словами, отказавшись и дальше финансировать большевиков, Морозов превратился в опасного свидетеля их деятельности. А, как известно, измены террористы не прощают.

Важно

Инструмент, который более не приносит пользу, должен был быть уничтожен – и Морозова тихо “убрали”.

Гроб с телом С.Т. Морозова доставили в Москву его жена и племянник, А.Г. Карпов. 29 мая 1905 года Савва Тимофеевич был похоронен на Рогожском кладбище Москвы. Похороны были пышные. Проститься с Морозовым пришло более 15 тысяч человек. Ни М.Ф. Андреева, ни А.М. Горький на похоронах не присутствовали. Зато было много рабочих и служащих Никольской мануфактуры.

На их средства была создана икона Саввы Стратилата. На латунной плите в нижней части иконы имеется надпись: “Сия святая икона сооружена служащими и рабочими в вечное воспоминание безвременно скончавшегося 13 мая 1905 г.

Читайте также:  Идеи на новый год

незабвенного директора Правления, заведовавшего фабриками Товарищества, Саввы Тимофеевича Морозова, неустанно стремящегося к улучшению быта трудящегося люда”.

1. Варенцов Н.А. Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое. М., 1999. С. 518. 2. Олсуфьев Д.А. Революция: Из воспоминаний о девятисотых годах и об моем товарище Савве Морозове, ум. 1905 г. // Возрождение. 1931. 31 июля (N 2250). С. 5. 3. Зилоти В.П. В доме Третьякова. М., 1998. С. 51. 4. Немирович-Данченко В.

И. Рождение театра: Воспоминания, статьи, заметки, письма. М., 1989. С. 124. 5. Красин Л.Б. Дела давно минувших дней: Воспоминания. М., 1934. С. 93. 6. Красин Л.Б. Большевики в подполье. М., 1932. С. 50-51. 7. Амфитеатров А.В. Из литературных воспоминаний // Руль. 1922. N 552. 22 (9) сентября. С. 2. 8.

Комаровская Н.И. Виденное и пережитое: Из воспоминаний актрисы. Л.-М., 1965. С. 61. 9. Подробнее см.: Федорец А.И. Савва Морозов. М., 2013. 10. См.: Серебров А. Время и люди: Воспоминания (1898-1905). М., 1960. С. 211-216. 11. Алданов М. Самоубийство: Исторический роман. М., 1993. С. 69.

12. Олсуфьев Д.А. Указ.

соч. С. 5.

Источник: https://rg.ru/2016/11/16/rodina-savva-morozov.html

Загадка смерти Саввы Морозова

limonada_net

В апреле 1905 года крупный московский промышленник, «король русского ситца» Савва Тимофеевич Морозов вместе с женой Зинаидой Григорьевной и домашним доктором Н. Селивановским выехал за границу для лечения от «тяжёлого нервного расстройства». Впрочем, расшалившиеся нервы не мешали ему даже в поездке заниматься важными коммерческими делами.

В Берлине, где путешественники сделали остановку, Морозова навестил его главный инженер-электрик Леонид Красин (в будущем – видный большевик). После обстоятельной беседы фабрикант вручил ему крупную сумму для закупки оборудования, которое планировалось установить на новом производстве, и оставил необходимые распоряжения на этот счёт.

Спустя какое-то время Морозов со спутниками отправился на Лазурный берег, в курортный город Канны. Остановились в «Ройяль-отеле», где супруги заняли трёхкомнатный роскошный номер на первом этаже. Их некогда пылкая взаимная страсть давно улеглась, брак превратился в рутину, и лишь следование традициям старообрядчества удерживало обоих от развода.

Днём, 13 мая, Зинаида находилась в своей комнате, а Савва работал в кабинете, за закрытой дверью. Около четырёх часов женщина услышала резкий звук, встревоживший её. Бросившись в кабинет, она увидела мужа, распростёртого на кровати.

Совет

Разжатыми пальцами правой руки он касался никелированного браунинга, а на его груди расплывалось зловещее красное пятно. Окно в сад было распахнуто, и Зинаида краешком глаза заметила быстро удалявшегося мужчину в низко надвинутой шляпе и в плаще с поднятым воротником.

У неё мелькнула мысль: уж не Красин ли это?! Но вид окровавленного мужа оттеснил зыбкую ассоциацию.

На крик женщины сбежалась прислуга. Появился и доктор Селивановский. Он сразу же обратил внимание на то, что его пациент лежал в своей обычной позе, со спокойным выражением лица и с закрытыми глазами, как если бы смерть застала его во сне.

На туалетном столике белела записка: «В моей смерти прошу никого не винить». Подпись отсутствовала, да и почерк был какой-то чужой – Савва даже в волнении писал иначе. В заключении о смерти, подготовленном местной полицией, отмечалось, что убитый «скончался вследствие ранения, проникшего глубоко в сердце и левое лёгкое».

Вообще-то, предполагалось, что расследованием этого громкого дела займутся сообща французские и русские сыщики. Тем удивительнее было заявление, прозвучавшее позднее и согласованное между французской и российской сторонами.

В нём утверждалось, что Савва Морозов покончил жизнь самоубийством в результате «помутнения рассудка». Дело после этого было закрыто. Однако в России мало кто поверил официальной версии.

Зато появилось множество догадок – противоречивых, взаимно исключавших друг друга.

НЕВЗГОДЫ БАЛОВНЯ СУДЬБЫ

Савва Морозов был предпринимателем новой формации. Он окончил Московский университет, а затем ещё стажировался в Кембридже. Морозов не являлся единоличным владельцем отцовской мануфактуры.

Контрольный пакет акций принадлежал его матери, а Савва занимал пост директора.

Обратите внимание

В этом качестве он внедрял новейшие технологии, закупал, за границей самые современные станки, широко использовал электричество и сумел существенно поднять прибыль производства.

Показательно, что его годовой оклад – 250 тысяч рублей едва ли не в десять раз превышал довольствие тогдашнего председателя Совета министров графа Витте. Кроме того, Савва Морозов владел целым рядом «дочерних» предприятий. Личные доходы позволяли ему удовлетворять любую прихоть.

Случилось так, что однажды к нему обратился бывший одноклассник, московский фабрикант Алексеев, который увлёкся театром, взяв сценический псевдоним Станиславский. Константин мечтал создать в Москве «истинно народный, современный театр», но никто из именитых купцов не давал на это денег, включая семью самого энтузиаста.

А вот Морозов согласился сразу! Именно благодаря финансовым вливаниям «ситцевого короля» в Камергерском переулке столицы появился знаменитый MXAT (сначала МХТ)! Более того, на какой-то период здание театра стало для Морозова чуть ли не вторым домом. Он регулярно бывал здесь, вникал в подробности театральной жизни, давал советы, и это всё меньше и меньше нравилось Станиславскому и его коллеге Немировичу-Данченко.

В то время на сцене театра блистала своим талантом актриса Ольга Книппер-Чехова, которая получала главные роли.

А вот первой красавицей считалась Мария Андреева, актриса не столь яркого сценического дарования, но личность весьма претенциозная и расчётливая.

Она играла ещё на одной сцене – политической, активно поддерживая партию большевиков, за что удостоилась в их рядах псевдонима «Товарищ феномен».

Когда между Андреевой и Морозовым вспыхнул бурный роман, то фабриканту пришлось не только оплачивать счета за бриллианты и роскошные наряды для своей дамы, но и жертвовать, причём немало, на партийные нужды.

Важно

По настоянию Андреевой он вносил средства на издание большевистских газет, перевозил в своём багаже шрифты и даже прятал от полиции в своём загородном доме известного большевика Николая Баумана.

Именно по просьбе Андреевой Морозов принял к себе на работу другого большевика – Леонида Красина, которому, помимо его зарплаты, ежемесячно выплачивал ещё по 2 тысячи рублей для партийной кассы.

Развязка наступила неожиданно. Когда МХТ обрёл почву под ногами, Станиславский и Немирович-Данченко предпочли отстраниться от строптивого мецената. Произошёл его разрыв с Андреевой, которая ушла к молодому Максиму Горькому.

Зная её неуравновешенный характер и желая достойно обеспечить её будущее, Савва Морозов застраховал свою жизнь на 100 тысяч рублей, а полис на предъявителя фактически передал своей бывшей любовнице.

А тут ещё на мануфактуре начались волнения рабочих, спровоцированные ни кем иным, как Красиным! Это больно задело самолюбие фабриканта.

Ведь он отменил штрафы, ввёл прогрессивные расценки оплаты труда, строил жильё для своих рабочих, жертвовал на больницы и школы… И вот благодарность!

Понимая, что его рабочие могли попросту пойти на поводу у агитаторов-социалистов, Савва Морозов в решительной форме отказался материально поддерживать большевиков. Под грузом пережитых потрясений и разочарований у него развилось «тяжёлое нервное расстройство». И тогда по рекомендации врачей, а также по настоянию родных он отправился в путешествие, оказавшееся для него роковым.

БРАУНИНГ, ДА НЕ ТОТ

Версия самоубийства отпала ещё и потому, что, по свидетельству многих, кто знал Савву Морозова близко, он никогда не владел оружием, не приобретал его и не умел с ним обращаться. Кроме того, просочились сведения, что пуля, извлечённая из тела жертвы, не подходила по своему калибру к обнаруженному браунингу.

Вдобавок, Зинаида Григорьевна говорила, что видела вблизи отеля подозрительных людей, явно следивших за её мужем. Наконец, надо напомнить ещё раз, что Савва Морозов принадлежал к старообрядцам, а те категорически не принимают самой мысли о добровольном уходе из жизни.

Наиболее популярная версия, реанимированная в новые времена, гласит о том, что убийство Саввы Морозова – дело рук большевиков. Дескать, после того, как фабрикант отказался быть «дойной коровой» партии, те в отместку покарали его, инсценировав самоубийство, а исполнителем был Л. Красин, как раз находившийся в Западной Европе.

Совет

Вдобавок, расправа со строптивым текстильным капиталистом давала возможность реализовать через Андрееву тот самый полис. И действительно, в скором времени актриса добилась в судебном порядке выплаты ей 100 тысяч рублей. Её права подтвердил на суде в качестве свидетеля М. Горький.

40 тысяч из полученной суммы «Товарищ феномен» потратила на собственные нужды, а 60 тысяч передала в партийную кассу. Вот, казалось бы, и мотив!

Но если Савву Морозова действительно убили большевики, то не вполне ясно, почему российские власти отказались от расследования дела. Почему охранка не использовала этот случай, как удобный предлог для того, чтобы устроить охоту на вождей социал-демократов?

Да и Красин, этот большевик с манерами лондонского джентльмена, мало подходил на роль простого стрелка.

В качестве руководителя боевой технической группы при ЦК партии он организовал тайную лабораторию, где изготавливались ручные бомбы и гранаты, контролировал каналы, по которым переправлялось оружие, а также разрабатывал планы «экспроприаций».

Именно он (но уже после гибели Морозова) спланировал операцию в Тифлисе, когда группа боевиков Камо захватила перевозимые из банка 250 тысяч рублей. Красин был организатором, руководителем, но не исполнителем.

Если бы большевики и решили «отомстить» отступнику, то сделали бы это, скорее всего, в России. Акция на чужой территории могла закончиться провалом, притом не было ясности, как поведёт себя французская полиция.

СТОРОННИК КОНСТИТУЦИИ

Сами же большевики заявили о «мести реакции прогрессивному капиталисту». По их утверждению, дело заключалось в том, что с некоторых пор Савва Морозов начал высказываться в пользу конституционной монархии в России и даже за упразднение самодержавия.

Обратите внимание

После событий 9 января 1905 года – «Кровавого воскресенья» в Петербурге – он встречался с премьер-министром Витте, в беседе с которым якобы развил эту идею, чем весьма встревожил вельможного сановника. Более того, Савва Морозов объявил о своём намерении созвать собрание деловых людей для обсуждения революционной ситуации в стране.

Зная об авторитете Морозова в предпринимательских и купеческих кругах, царские власти предпочли устранить радикально настроенного фабриканта, а затем представить его смерть как самоубийство в состоянии аффекта.

ВЫГОДНЫЙ КОНТРАКТ

Существует и такое мнение, что за гибелью Саввы Морозова стоят его конкуренты. Только не ситцевые магнаты, а некие оружейные бароны.

Надо напомнить, что буквально на следующий день после событий в Каннах, в другом полушарии, в далёком проливе Цусима русский флот потерпел катастрофическое поражение от японцев.

В Зимнем дворце и в Адмиралтействе ждали, конечно, совсем другого исхода этого морского сражения. Ещё до отправки эскадры в Тихий океан строились планы укрепления позиций Российской империи на Дальнем Востоке.

В частности, предусматривалось снабжение флота боеприпасами на основе нового, современного вида пороха, который обеспечивал большую дальность стрельбы.

Контракт на поставку пороха, рассчитанный на длительный период, сулил баснословную и стабильную прибыль его производителям.

Савва Морозов, изучавший в Кембридже химию, владевший целым рядом химических производств, разбиравшийся в технологии, да ещё при этом вхожий в царский дворец, имел реальные шансы получить этот выгоднейший контракт.

Важно

И тогда, воспользовавшись скандальными пересудами вокруг его имени, некие влиятельные силы организовали убийство опасного конкурента.

ЕЩЁ ОДНА ВЕРСИЯ

Наконец, широкое хождение в различных слоях общества имели слухи о том, что Савва Морозов жив, что инцидент в Каннах был всего лишь мистификацией. Недаром же «король русского ситца» столько времени посвятил театру! Слухи эти начали распространяться уже с момента похорон.

Тело покойного доставили из Франции в Москву в дубовом гробу, заключённом в цинк. Собравшимся на траурную церемонию на Рогожском кладбище показалось странным, что гроб несут только двое рабочих, не слишком напрягаясь при этом. Значит, гроб пустой, или же хоронят другого человека!

Говорили, что Савва вернулся в Россию и продолжает управлять своим хозяйством, но теперь уже от имени родственника, которому он завещал свой основной капитал. Мол, внешнее их сходство столь велико, что их всегда путали.

Но зачем же богатому фабриканту понадобилась такая мистификация?! А для того, отвечали сторонники этой версии, чтобы разом избавиться от влияния властной мамаши, от революционеров, тянувших из него деньги, от лжедрузей, предавших его…

Пальцами правой руки он касался никелированного браунинга, а на его груди расплывалось зловещее красное пятно А ещё для того, чтобы, не вызывая осуждения со стороны старообрядческой общины, предоставить свободу действий жене Зинаиде Григорьевне, да и самому разорвать все прежние узы, жить вольной жизнью… Но главное – он пытался, мол, обезопасить себя от возможных покушений в будущем.

Прошло уже более века после загадочного выстрела в Каннах (а ещё есть версия, что выстрелов было два!), но согласованного и вразумительного толкования этой истории нет и поныне. Да и появится ли оно вообще?

© Валерий Нечипоренко

Источник: https://limonada-net.livejournal.com/1146916.html

Ссылка на основную публикацию