Стокгольмский синдром – уникальные факты

Стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром – психологический феномен, выражающийся в том, что жертва проникается симпатией к агрессору. Например, заложники со временем начинают сочувствовать своим захватчикам и добровольно стремятся им содействовать, даже препятствуя операции по их освобождению.

Автором термина «стокгольмский синдром» является известный шведский криминалист Нильс Бейерт (Nils Bejerot), оказывавший помощь полиции во время захвата заложников в Стокгольме в 1973 году и введший этот термин в «обиход» во время анализа ситуации. А дело было так:

23 августа 1973 года, бежавший из тюрьмы вооруженный преступник Ян Эрик Улссон ворвался в банк в центре Стокгольма и захватил четырех сотрудников банка – трех женщин и мужчину (Бриджитт Ландблэд, Кристин Энмарк, Элизабет Олдгрен и Свен Сафстром). Грабитель выдвинул требования: деньги, оружие, автомобиль и свободу для своего сокамерника – Кларка Улафссона. В противном случае грозился убить заложников.

Заложники – Бриджитт Ландблэд, Кристин Энмарк, Элизабет Олдгрен и Свен Сафстром

Обратите внимание

Тут же было удовлетворено одно из требований грабителя – из тюрьмы в банк доставили Кларка Улафссона. И несчастной (а может, счастливой) компании заложников предстояло провести вместе с террористами в небольшом помещении более пяти суток и своим поведением озадачить психологов.

Т.к. не все требования Уллсона были удолетворены (не было денег, оружия и автомобиля), он стал угрожать заложникам и обещал в случае штурма всех их повесить.

Также он красноречиво продемонстрировал серьезность своих намерений тем, что ранил одного из двух проникших в здание полицейских, а другого обезоружил и под дулом автомата заставил спеть песню. Ситуация была напряженной.

Однако дня через два отношения между грабителями и заложниками несколько изменились. А точнее, улучшились.

Ян Эрик Улссон слева – 1973 г., справа – настоящее время Кларк Улофссон слева – 1973 г., справа – настоящее время

Захваченные пленники вдруг начали критиковать полицию и требовать прекратить усилия для их освобождения. Одна из заложниц, Кристин Энмарк, после напряженных переговоров Улссона с правительством, сама позвонила премьер-министру Швеции Улафу Пальме и заявила, что ничуть не боится Улссона с Улафссоном, а наоборот им симпатизирует и требует немедленно выполнить их требования и всех отпустить.

В конце концов, 28 августа, на шестой день драмы, полицейские при помощи газовой атаки благополучно взяли штурмом помещение. Улссон и Улафссон сдались, а заложники были освобождены.

Освобожденные заложники заявили, что не боялись преступников, которые ничего плохого им не сделали, а боялись штурма полиции. Впоследствии между бывшими заложниками и их захватчиками сохранились теплые отношения. По некоторым данным, четверка даже раскошелилась на адвокатов для Улссона и Улафссона.

Важно

В ходе судебного разбирательства Улофссону удалось доказать, что он не помогал Улссону, а, напротив, пытался спасти заложников. С него сняли все обвинения и отпустили. На свободе он встретился с Кристин Энмарк, и они стали дружить семьями.

Улссон был приговорён к 10 годам тюремного заключения. Благодаря этой истории он стал весьма популярным в Швеции, получал сотни писем от поклонниц в тюрьме, а потом женился на одной из них.

Анализ более чем 4700 случаев захвата заложников с баррикадированием, проведенный специалистами ФБР, показал, что у 27% жертв в той или иной степени проявляется стокгольмский синдром.

Источник: https://i-fakt.ru/stokgolmskij-sindrom/

Миф о «стокгольмском синдроме» и другие ярлыки, используемые для дискредитации и патологизации жертв насилия

Авторка: Барбара Робертс (Австралия, январь 2016 г.)Перевод: Дарья Большакова (Калининград)

Примечание. Это дискуссионный материал — ознакомьтесь с разными точками зрения, чтобы сформировать свою позицию.

Когда я впервые прочитала о стокгольмском синдроме, я была в восторге: мне казалось, это полностью объясняет некоторые мои чувства и мысли в отношении моего мужа, пока я состояла с ним в браке.

И, казалось, это объясняет, почему мне так трудно было понять, что на самом деле он подвергает меня абьюзу, — и как трудно было решиться оставить его и не возвращаться.

Термин «стокгольмский синдром», казалось, признавал и объяснял моё желание быть терпеливой к своему мужу, несмотря на то, как ужасно он со мной обращался.

Я училась понимать менталитет и тактику абьюзеров и их союзников. Я видела, как часто унижают и недооценивают жертв — в том, как посторонние люди и профессионалы говорят с ними и о них.

Много позже, когда я узнала от Алана Уэйда, как появился термин «стокгольмский синдром», я была поражена.

Алан Уэйд взял интервью у женщины, которая была заложницей грабителя стокгольмского банка, у женщины, которая предположительно страдала стокгольмским синдромом — и угадайте что? Психолог, который использовал термин «стокгольмский синдром» в отношении этой женщины, никогда не разговаривал с ней, ни после захвата заложников, ни когда-либо позже.

«Стокгольмский синдром» — это термин, изобретённым психологом, который даже не брал интервью у человека, на случае которой придумал его!

Только очень недобросовестный психолог мог придумать название для нового «синдрома», даже не проведя ни одного приемлемого кейсовое интервью! Этот психолог заработал большой престиж за формулирование этого термина, но всё это было основано лишь на его собственной фантазии и допущениях.

Мы хотим, чтобы жертвы жестокого обращения и насилия узнали правду о термине «стокгольмский синдром» и обо всех других терминах, которые возникли на его основе. Если люди узнают о неэтичном происхождении этих терминов, они смогут лучше разбираться в том, как сильно общество патологизирует жертв.

Мы уже публиковали сообщение об этом в июне 2015 года. С тех пор на YouTube было выложено видео презентации Алана Уэйда.

Чтобы лучше понять его, я предлагаю вам также взглянуть на слайды, которые Алан показал своей аудитории. Нажмите здесь, чтобы увидеть презентацию. Видео начинается с лёгкой затравки, но скоро добирается до сути проблемы.

Миф о «стокгольмском синдроме» и другие концепции, призванные дискредитировать женщин-жертв насилия.
Конференция Mind the Gap, апрель 2015 года, Новая Зеландия

Краткое содержание презентации

Стокгольмский синдром был открыт в 1973 году шведским психиатром и криминологом Нильсом Бейеротом после неудавшегося ограбления и захвата заложников в банке в центре Стокгольма (Швеция). Одна из заложниц, Кристин Энмарк, критиковала действия полиции и правительственные меры как неосторожные и неорганизованные.

Каждый раз, когда полиция вмешивалась напрямую, это было опасно для неё и других заложников. Следовательно, чтобы защитить себя и других, Кристин вынуждена была тактически скоординироваться с одним из захватчиков.

Она попыталась договориться о прекращении противостояния непосредственно со шведским премьер-министром Улафом Пальме, но безуспешно.

Нильс Бейерот отвечал за действия и реакцию полиции во время захвата заложников.

Совет

После того, как захват заложников прекратился, он отклонил критику Кристин, сказав, что у неё «стокгольмский синдром» — новый ярлык, изобретённый только что специально по этому случаю.

С тех пор «стокгольмский синдром» стал непреложной истиной, которая отражает и поддерживает привычку создавать патологии в сознании жертв насилия, особенно женщин.

Как ни странно, Нильс Бейерот никогда не разговаривал с Кристин Энмарк о деталях захвата заложников. И ни один из нынешних экспертов по «стокгольмскому синдрому».

Источник изображения

В данной презентации доктор Уэйд обсуждает свои недавние беседы с Кристин Энмарк и представляет оригинальный исходный материал (например, от руководства шведской полиции), чтобы разработать совершенно иной и контекстуальный взгляд на захват заложников и понятие «стокгольмский синдром». Он показывает, как Кристин:

• осмотрительно и мужественно сопротивлялась жестокому обращению захватчиков,• защищала и поддерживала солидарность с другими заложниками,• справлялась с неорганизованными мерами со стороны властей,• сохранила своё человеческое достоинство,

• а также осторожно управляла крайне нестабильной ситуацией.

«Стокгольмский синдром» стал «непреложной истиной» в области психического здоровья. Как и многие аналогичные понятия, он смещает фокус с реальных событий, взятых в контексте, на «открытие» патологий в сознании жертв (особенно женщин).

В связи с этим «стокгольмский синдром» является одним из многих концептов, которые используются для того, чтобы заставить замолчать людей, которые, будучи жертвами насилия, публично выступают в ответ на негативную реакцию общества (то есть его институтов).

Звенья в цепи

«Стокгольмский синдром» — это одно звено в крепкой цепи подобных понятий, используемых для патологизации, обвинения и дискредитации жертв. Вот список подобных понятий, которые дал Алан в своей презентации:

• стокгольмский синдром,• инфантилизация,• усвоенное угнетение: «дядя Том», «еврейская самоненависть»,

• травматические отношения, реконструкция [часть круга абьюза — прим. перев.],

• размывание личных границ,• созависимость,• повторяющиеся компульсии,• латеральное насилие (применяется, например, к насилию коренных народов по отношению друг к другу или в женских организациях),• бессознательный выбор женщинами абьюзивных партнёров,• синдром избитой женщины,• «циклическая теория насилия»,• выученная беспомощность,

• когнитивные искажения (например, представление о мире как небезопасном месте).

Теоретизирование специалистов по психическому здоровью и других «экспертов»

Эксперты по психическому здоровью (и священники) довольно часто изобретают разного рода теории, чтобы «объяснить» поведение, мысли и чувства жертв насилия. Они делают предположения о поведении жертв, об их эмоциях и рассуждениях.

Нередко они игнорируют эмпирические данные, когда те «не подходят» к их теориям. Они интерпретируют поведение жертв и подвёрстывают их истории к своим парадигмам и доктринам, даже если — или особенно если — они не вписываются.

Они даже придумывают за жертв поступки и слова и додумывают мысли, которые тем даже в голову не приходили, — и провозглашают эти домыслы фактами.

Источник изображения

Некоторые профессионалы построили всю свою карьеру на этом. Если бы им пришлось признать, что они только теоретизируют и изобретают, или повторяют чужие теории и домыслы, — это подорвало бы их статус и угрожало бы всему образу жизни.

Люди используют эти теории, чтобы дискредитировать и заставить молчать жертв жестокого обращения и насилия, особенно тех, которые публично выражают возмущение в отношении бесполезного негатива, который они получили от общества и его институтов.

Первоисточник на английском

Источник: http://ona.org.ru/post/175212320688/stockholm-syndrome

Стокгольмский синдром — миф или реальность?

Похищение 14-ти летней Элизабет Смарт из загородного дома в Солт-Лейк-Сити наделало в своё время много шума и даже легло в основу фильма, который так и называется «Похищение Элизабет Смарт».

У героини этой истории однозначное мнение относительно пресловутого «Стокгольмского синдрома» — такого явления не существует. И многие специалисты с ней в этом солидарны.

Термин «Стокгольмский синдром» появился в 1973 году, после того, как во время ограбления одного из шведских банков взятые в заложники служащие неожиданно прониклись симпатией к грабителям и перешли на их сторону.

В Америке классическим примером проявления Стокгольмского синдрома считается история о похищении леворадикальной террористической группировкой наследницы миллиардного состояния Патрисии Херст. Девушка пополнила ряды своих похитителей и, в результате, оказалась в тюрьме за ограбление банка.

Некоторые эксперты считают, что вышеупомянутая Элизабет Смарт тоже стала жертвой Стокгольмского синдрома — несмотря на то, что этот психологический феномен почти не изучен и даже не внесён в «Диагностическое и статистическое руководство по психическим болезням» — библию психиатров всего мира. А в результате одного из очень малого числа академических исследований по теме Стокгольмского синдрома специалисты заключили, что тут вообще нет предмета для исследования.

Случай с похищением в 2002 году 14-летней Элизабет Смарт озадачил общественность, поскольку похититель часто надевал на девушку вуаль и прогуливался с ней по улицам её родного города Солт-Лейк-Сити.

Когда через девять месяцев Элизабет освободили, эксперты опубликовали в New York Times статью с предположением, что девушка не пыталась бежать, поскольку стала жертвой этого самого Стокгольмского синдрома и чувствовала эмоциональную связь с похитителями.

«Необходимо учитывать, что похититель, кроме всего прочего, становится вашим кормильцем, — поясняет детский психолог Артур Бранд. — Он, конечно, насильник, но, в то же самое время, это единственный человек, который в создавшейся ситуации может о вас позаботиться и не дать вам умереть».

Обратите внимание

В 2007 году ФБР опубликовало выводы своих специалистов, в которых говорится, что между похитителем и жертвой действительно иногда возникает связь, но это происходит крайне редко. Смарт, в свою очередь, отрицает теорию о своей эмоциональной связи с похитителями. Она утверждает, что оставалась с ними исключительно из страха.

Читайте также:  Идеи на новый год

Смарт доказывает, что покорность по отношению к похитителям совершенно не свидетельствует о симпатии к ним. В её случае один из бандитов Брайан Митчелл угрожал убить её саму и её семью, если только она попытается бежать.

Со стороны может казаться, что жертвы киднеппинга уступают похитителям, но в действительности их воля оказывается парализованной, — считает Каслоу. Человек, оказавшийся в плену, может быть настолько травмирован и напуган, что просто не в состоянии позвать на помощь.

Добровольный читательский взнос на поддержание проекта

Источник: http://virtoo.ru/almanach/civilization/stokgolmskij-sindrom-mif-ili-realnost.html

Стокгольмский синдром – психология

Воистину человеческая психика преподносит иногда сюрпризы представителям Homo Sapiens: каких только нелепых синдромов и фобий не бывает у человека. В рейтинге самых странных стокгольмский синдром мог бы занять почетное место. В чем его суть и можно ли с этим бороться?

Стокгольмский синдром: сущность и история термина

Человек, услышавший о подобном психическом явлении, совершенно справедливо может подумать: «При чём здесь Стокгольм?» Дело в том, что впервые синдром был обнаружен в августе 1973 г. в городе Стокгольме в связи с захватом заложников в банке.

Стокгольмский синдром — это понятие из психологии, характеризующее ситуацию, когда человек, подвергающийся какой-либо агрессии, проявляет симпатию и сострадание к своему насильнику.

В подобной ситуации жертву насилия не обуревает гнев или протест, а, наоборот, она начинает чувствовать психологическую связь с агрессором, пытается оправдать его действия, а в некоторых случаях даже перенимает его идеи и приносит себя в «жертву» добровольно.

Чаще всего подобный синдром наблюдают в экстренных ситуациях, связанных с захватом заложников. Но встретить его можно и в быту, в обычных семейных отношениях.

Случай, после которого началось изучение синдрома

Парадоксальная история, случившаяся в 1973 г. в Швеции, привлекла не только внимание журналистов, но и знаменитых психологов.

В августе бывший заключенный Ян-Эрик Олссон захватил один из шведских банков вместе с четырьмя заложниками.

Несмотря на то что Олссон грозился убить взятых в заложники людей, а также продержал их шесть дней в здании банка, когда преступник был задержан, его жертвы совершенно внезапно встали на защиту своего тирана.

После того как Олссона увезли с места преступления, его жертвы договорились между собой нанять преступнику лучшего адвоката. И даже когда Яна-Эрика приговорили к 10 годам заключения, заложники из банка приходили к нему на свидания в колонию.

Важно

Так до конца и не известно, чем покорил преступник своих жертв, поэтому психологам достался прекрасный материал для научных статей, расследований и диссертаций.

Робертс), «Так поступают братья» (Дерекика Снейк), «Интервенция любви» (Ольга Горовая) — одним словом, Ян-Эрик Олссон обогатил не только криминалистику, но и литературу весьма пикантными сюжетами.

Факторы, порождающие синдром

Когда психологи стали анализировать стокгольмский синдром, то обнаружили, что подобное явление наблюдается не только в ситуациях, связанных с взятием заложников, но и при других обстоятельствах: например, во время вспышек домашнего насилия, включая сексуальное; или подобный сценарий реализуется во многих народных обрядах (вспомните обряд «похищения невесты» на свадьбе).

Психологи объясняют, что при подобных стрессовых ситуациях человек хочет верить в благоприятный исход событий и в то, что агрессор не потерял своей гуманности, что он освободит свою жертву, когда придет время. Поэтому пострадавший от агрессии старается не нагнетать обстановку, выполнять все требования, а главное, он старается понять, что за человек перед ним находится, и чего от него можно ожидать.

Если захватчик и заложники находятся вместе долгое время, то они вынуждены общаться друг с другом, что способствует гуманизации отношений. Причем «слабину» дают не только жертвы, но и сами агрессоры.

Бытовой стокгольмский синдром

Синдром заложника — довольно распространенное явление в быту. Несложно догадаться, что им страдают преимущественно женщины. Однако мужчины, позиционирующие себя как «жертву» сложившейся ситуации, тоже встречаются.

Кто рискует заработать себе стокгольмский синдром? Это, прежде всего, люди, которые считают, что они никак не способны влиять на собственную жизнь и окружение. И раз случается так, что над ними проявляют насилие, то они должны лишь смиренно принимать все происходящее с ними.

Про то, как муж издевается над своей женой, а она раз за разом прощает и оправдывает его, наверное, снят не один десяток фильмов. Такие женщины на самом деле страдают заниженной самооценкой.

Что, конечно, является ошибочным утверждением, которое легко «сломать» на приеме у опытного психолога.

Профилактика синдрома

Профилактикой стокгольмского синдрома активно занимаются террористы, которые решаются на захват заложников. Им совсем невыгодно испытывать симпатию к своим жертвам, поэтому они целенаправленно избегают любых контактов с заложниками: часто меняют охрану, завязывают людям глаза и затыкают рты, совершают нелогичные и жестокие поступки и т. д.

Правоохранительные же органы всеми силами пытаются, наоборот, способствовать развитию синдрома, поскольку симпатия между преступниками и их жертвами упрощает процесс переговоров и дает определенные гарантии, что никто не пострадает.

Что касается бытового синдрома, то там всё значительно проще: во-первых, нужно осознать нелогичность и абсурдность собственного поведения; во-вторых, следует обратиться к психологу, который на профессиональном уровне поможет справиться с проблемой.

Известные случаи в России

Стокгольмский синдром России известен не понаслышке. Например, многие узники концлагерей сталинских времен буквально «молились» на великого вождя, по приказу которого они и были арестованы, а также плакали о нем, когда Иосиф Виссарионович умер в 1953 г.

Российские женщины знамениты своей «жертвенностью», поэтому они чаще других попадают в душещипательные «семейные» истории, где их тираном становится или соотечественник, или заграничный муж.

Известные случаи за рубежом

За рубежом тоже можно отыскать пару-тройку случаев, когда можно наглядно убедиться, что из себя представляет стокгольмский синдром.

Примеры 2000-х в США меркнут перед удивительным случаем 70-х, когда одной из террористических организаций была похищена внучка газетного миллиардера – Патрисия Херст. Несмотря на то что ее семья выплатила похитителям всю потребованную сумму, девушка так и не вернулась к родным.

Немного позже стало известно, что она примкнула к похитившей ее организации «Симбионистская армия освобождения». И это при том, что «С.А.О.

» применяли к ней не только физическое насилие, но и сексуальное! После своего ареста в 75-м г. Херст заявила, что вступила в ряды «С.А.О.» под психологическим давлением.

Источник:

Синдром Стокгольмский как способ выживания

[toc]

После захвата террористов бывшие заложники могут просить о смягчении приговора, интересоваться делами похитителя, тайно или публично посещать места заключения пойманных захватчиков или места, где произошел захват.

Стокгольмский синдром, как термин, был введен Нильсом Биджеротом после анализа возникшей в 1973 году ситуации в Стокгольме, когда произошел захват четырех заложников двумя рецидивистами. На протяжении шести дней над заложниками висела угроза смерти, но периодически они получали определенные поблажки.

Несмотря на то, что жизнь людей постоянно висела на волоске, в момент освобождения они приняли сторону преступников и отказывали препятствие полицейским.

После благополучного разрешения конфликта и ареста преступников жертвы посещали их в тюрьме, просили амнистии. Одна из заложниц развелась с мужем и призналась в любви тому, кто на протяжении пяти дней угрожал ее убить.

В результате две заложницы обручились с бывшими похитителями.

Рассматриваемое патологическое состояние не относится к категории неврологических болезней, среди психических недугов его также нет, но специалисты выдвигают самые разные теории относительно толкования симпатии к человеку, который угрожает жертве.


Теория Анны Фрейд

Совет

Толкование рассматриваемого состояние основано на концепции психологической реакции человека в стрессовой ситуации, разработанной Анной Фрейд в 1936 году.

В сознании человека возникают своеобразные блоки, если он находится в проблемной ситуации. Он может считать, что происходящее – это сон, шутки судьбы или старается найти логическое объяснение поступкам тирана. Как результат – переключение внимания с себя и отстранение от угрозы, которая нависла над жертвой в реальности.

Симптоматика

Стокгольмский синдром характеризуется следующими проявлениями и признаками.

  1. Понимание жертвой того факта, что действия агрессора могут нанести вред, а попытка спасения превратит терпимую ситуацию в смертельно опасную. По мнению заложника, если он не пострадает от рук насильника, возникает угроза со стороны освободителя.
  2. Отождествление с захватчиком изначально является реакцией защитного механизма на базе неосознанной идеи о том, что совместное действие с преступником защитит от агрессии с его стороны. Постепенно покровительство тирана становится основной целью пленника.
  3. Эмоциональное дистанцирование от реальной ситуации приводит к тому, что заложник пытается забыть стрессовую ситуацию, занять свои мысли тяжелой работой. При наличии негативных последствия возможны обвинения в сторону освободителей.
  4. При нахождении в плену долгое время происходит тесное общение между агрессора и заложников, обнаруживаются цели и проблемы первого. Данное проявление наиболее характерно для идеологических и политических ситуаций, когда пленнику становятся известны обиды захватчика, его точка зрения. В итоге жертва может принять позицию тирана и считать ее единственно верной.

Интересное по теме: Синдром Диогена — как избавиться от накопительства

Допускается усиление стокгольмского синдрома, если группа заложников разделена на две подгруппы, и они между собой не общаются.

Формы патологии

Данная аномалия может проявляться в разных формах в зависимости от ситуации, в которой находится агрессор и жертва.

Синдром заложника

Под синдромом заложника принято понимать шоковое состояние человека, при котором его сознание изменяется. Для такого человека страх перед собственным освобождением или штурмом здания более сильный, нежели страх от угроз террориста.

Они четко осознают, что пока они живы, будут в безопасности и террористы. Для них более удобной кажется пассивная позиция, поскольку как в случае штурма, так и в случае агрессии со стороны захватчиков.

Терпимое отношение со стороны агрессора является, по их мнению, единственным способом обрести защиту.

Они воспринимают антитеррористическую акцию как опасность, даже большую опасность, чем для захватчиков, у которых есть средства для защиты. Это и объясняет психологическую привязанность к террористам.

При проведении антитеррористической спасательной операции такие действия несут невероятную опасность, поскольку заложник может предупредить криком террориста о появлении спасательной группы, позволить злодею спрятаться и не выдать его, заслонить его своим телом. Взаимность со стороны преступника, при этом, отсутствует, для него жертва является просто достижением цели. Заложник же теплит надежду на сочувствие со стороны тирана. После убийства первого заложника стокгольмский синдром чаще всего проходит.

Бытовой стокгольмский синдром

Бытовая форма такой психопатологической картины часто наблюдается между женщиной и насильником или агрессором, когда после пережитой стрессовой ситуации она начинает чувствовать к нему привязанность.

Это может быть ситуация между мужем и женой или ребенком и родителем.

Социальный стокгольмский синдром

Данная форма психологической патологии является результатом пережитого ранее опыта проживания с сожителем-агрессором, после чего формируются устойчивые стратегии морального и физического выживания рядом с истязателем.

Если механизм спасения был осознан и использован однажды, личность трансформируется и принимает форму, при которой сможет достичь обоюдного сосуществования.

В условиях непрекращающегося террора происходит искажение интеллектуальной, поведенческой и эмоциональной составляющей.

Стоит рассмотреть следующие принципы подобного выживания:

  • акцентирование внимание на положительных сторонах отношений («бьет, значит любит», «не кричит, значит пока все спокойно»);
  • попытки взять вину на себя;
  • самообман и появление ложного восхищения агрессором, симуляция удовольствия, любви и уважения;
  • изучение особенностей поведения тирана, его привычек и настроения;
  • скрытность и отказ обсуждать с кем-либо нюансы своей жизни;
  • повторение мнения агрессора, собственное мнение полностью исчезает;
  • полное отрицание негативных эмоций.
Читайте также:  Легендарная шпионка мата хари

Источник: https://obu4ayka.ru/psihologiya/__trashed-1088.html

Стокгольмский синдром в жизни: 5 реальных историй

Стокгольмский синдром – смена чувств жертвы по отношению к своему тирану (с ненависти и страха на симпатию, сожаление и даже любовь). Возникает в условиях вынужденного совместного времяпрепровождения или при определенных индивидуально-личностных предпосылках жертвы.

Первый случай такого феномена зарегистрирован в 1973 году. Подробнее об этой истории и самом синдроме читайте в статье «Стокгольмский синдром – что это: психологические особенности». Но с 1973 года в историю вошло немало подобных историй. О наиболее известных из них и пойдет речь в данной статье.

1974 год

В Калифорнии леворадикальная группировка захватила заложницу (внучка миллиардера), чтобы обменять ее на своих единомышленников, пребывающих в заключении. В течение 2 месяцев девушка подвергалась пыткам и насилию. Со временем она стала поддерживать своих захватчиков, а еще чуть позже сменила имя и вступила в их объединение. Вместе они грабили банки и магазины.

1991 год

Вновь в Калифорнии семейная пара похитила 11-летнюю девочку. В течение 18 лет они насиловали ее, пытали и держали в заключении. За это время заложница дважды родила. Арест преступников все же состоялся.

Однако заложница (Джейси Ли Дугард) всеми способами пыталась помешать этому (утаивала свое имя, историю рождения дочерей).

Из дома, который стал ее камерой, после освобождения Джейси забрала 5 кошек, 2 собак, голубя и 3 попугаев, мышь.

1996 год

В Лиме революционеры захватили политических гостей. Это несколько отличная от других историй ситуация. На уступки шли похитители, так как пропитались симпатией к своим заложникам. Феномен получил название Лимского синдрома, но говорят о нем в контексте Стокгольмского.

Такая интересная смена ролей заложников и преступников наводит меня на мысль, что любую ситуацию можно переиграть. Не определено заранее, кто победит: жертва или агрессор. Думаю, исход зависит от психических особенностей каждого участника, от мировоззрения, способностей и психологической подготовки, например, осведомленности в вопросах манипуляций.

2002 год

В Солт-Лейк-Сити уличный проповедник похитил 14-летнюю девочку. Он хотел сделать ее своей седьмой женой, даже гулял с ней по улицам. Но девочка не делала попыток убежать, позвать помощь. Наоборот она скрывала истинное имя и лицо. Преступление раскрылось через 9 месяцев.

2007 год

В Сент Луисе Майкл Девлин похитил 11-летнего мальчика. На протяжении 4 лет мальчик подвергался регулярным избиениям, насилию и другой агрессии. Когда преступник был разоблачен и к нему нагрянула полиция, выяснилось, что заложник имел доступ к интернету, оставался один, то есть мог сообщить о себе, позвать помощь, но не делал этого.

Другие истории

Стоит ли говорить о том, как часто женщины терпят побои от мужей, особенно если зависят от них не только морально, но и материально. А это тоже стокгольмский синдром.

Об этом феномене во всех его проявлениях пишут книги и снимают фильмы.

Фильмы

«Ночной портье»

Бывшая заключенная концлагеря спустя годы после заточения встречает своего надзирателя. И сразу выясняется, что вместо ненависти присутствует некая любовь, тяга. Выйдя в 1974 году, картина наделала много шума, шокировала зрителей (не рекомендуется лицам до 18 лет), но быстро стала одной из самых популярных картин.

«Погоня»

Ошибочно осужденный за ограбление мужчина бежит из тюрьмы и берет с собой в заложницы случайно попавшуюся девушку. Между ними со временем возникает симпатия. Полиция в итоге выходит на беглеца, но девушка его защищает и спасает, вместе они начинают новую жизнь в другом городе.

«Беглецы»

Один грабитель взял в заложники другого грабителя, правда, планирующего завязать. В итоге выясняется, что на ограбление преступник пошел из-за тяжелой болезни дочери, а позже он, его заложник и сама дочь становятся хорошими друзьями. Описанный сюжет несколько отличается от других историй синдрома. Но думаю, все-таки подходит под тему.

«Патти Херст»

Фильм, снятый по истории 1974 года. Заложница под страхом убийства вступает в группировку, которая ее захватила. Это не единственная картина, снятая по данной ситуации. Ее воспроизводили множество раз как в книгах, так и в фильмах.

Книги

«Плененная во тьме»

Главный герой, когда-то сам подвергшийся насилию, похищает девушку и делает ее своей рабыней. Со временем девушка начинает сама замечать противоречивые чувства в отношении похитителя. Но в то же время она понимает, что симпатия к герою – главный шанс остаться живой.

«Интервенция любви»

Наемный убийца лишает жизни мужа главной героини, а после приходит с той же целью к ней. Но этой истории не было бы в данном списке, если бы между героиней и убийцей не возникли чувства.

«Заложники»

Описание классического проявления синдрома. На светский вечер врываются террористы, дальше все по классике жанра.

Это далеко не единственные произведения по данной теме. Феномен стокгольмского синдрома столь неоднозначен, что даже всем известную сказку «Красавица и чудовище» можно отнести к нему. Ведь красавица оказалась заложницей, но со временем влюбилась в чудовище. Да, там приплетены моменты волшебства, но на то она и сказка.

Источник: https://psychologist.tips/1229-stokgolmskij-sindrom-v-zhizni-5-realnyh-istorij.html

Что такое «стокгольмский синдром» простыми словами

Существует множество интересных психологических состояний человека. К ним относится и стокгольмский синдром. «Стокгольмским» данный синдром назвали потому, что данный термин ввел шведский психолог Нильс Бейерот.

Что означает этот термин

Стокгольмский синдром — это сильная привязанность человека к тому, кто его похитил. В истории было немало случаев, когда человек начинал испытывать симпатию к своему похитителю или агрессору. Жертвы настолько сильно привязывались к своим похитителям, что не могли нормально жить без них после освобождения.

Специалисты в области психологи и психотерапии выделяют разные причины развития этого синдрома. Одни считают, что такой синдром является нормальной реакцией организма на психологическую травму. Другие уверены, что это некий феномен, связанный с особенностями характера, то есть у человека может быть предрасположенность к такому явлению.

Интересные факты о стокгольмский синдроме

Это очень опасное состояние, при котором человек может препятствовать своему освобождению. История знает немало случаев, когда жертвы закрывали собой похитителей, чтобы тех не ранили полицейские или группа захвата.

Во всех без исключения случаях состояние привязанности к похитителю исчезает в момент, когда он причиняет вред или лишает жизни другого заложника.

Примечательно, что стокгольмский синдром так и не был признан заболеванием. Ученые считают, что организм таким образом вырабатывает какие-то защитные механизмы, чтобы человек не сошел с ума. Жертва пытается показать агрессору, что у последнего нет никакого повода беспокоиться о покорности заложника.

Обратите внимание

Стокгольмский синдром появляется у жертвы в среднем после 3 суток в плену. Чем дольше пленник находится в изоляции, тем сильнее это чувство. На скорость формирования синдрома влияет также количество заключенных. В одиночестве у человека в половине случаев может появиться зависимость от агрессора и чувство симпатии, в то время как в окружении других людей этого может не произойти вовсе.

Излишняя жестокость почти в ста процентах случаев делает невозможным развитие стокгольмского синдрома. Если агрессор применяет насилие и не идет на контакт, то человек не станет защищаться таким образом.

Внутрисемейная агрессия тоже вызывает появление такого синдрома. Это наиболее распространено в семьях, где безраздельно «правит» отец, а остальные ему подчиняются и подвергаются наказанию за непослушание.

Теперь вам будет проще объяснить смысл данного словосочетания тем, кто его не понимает. Существует еще много психологических терминов, которые мы мы употребляем неправильно. Перейдя по ссылке, вы сможете узнать о них подробнее.  Удачи вам, и не забывайте нажимать на кнопки и

На нашем канале в Яндекс.Дзен всегда самые интересные статьи по этой теме. Обязательно подпишитесь!

21 ноября 06:58

Источник: https://gurutest.ru/publication/chto-takoe-stokgolmskij-sindrom-prostyimi-slovami/

Стокгольмский синдром

Стокгольмский синдром – это специфическое психологическое состояние, характеризующее парадоксальную взаимную или одностороннюю симпатию между жертвой и агрессором. Возникает в ситуациях захвата заложников, похищения, угроз, применения насилия.

Проявляется сочувствием к преступникам, попытками рационально объяснить, оправдать их действия, отождествлением себя с ними, помощью агрессорам при вмешательстве полиции, вынесении официальных обвинений. Диагностика проводится психологами, психиатрами с помощью наблюдения, клинической беседы, опроса свидетелей.

Коррекция выполняется после окончания конфликта методами психотерапии.

Термин «стокгольмский синдром» введен криминалистом Н. Бейеротом в 1973 году при исследовании ситуации захвата в заложники сотрудников швейцарского банка в городе Стокгольм. Сам феномен парадоксального поведения жертвы был описан в 1936 году А. Фрейд, получил название «идентификация с агрессором».

Существует множество синонимов синдрома – синдром идентификации заложника, стокгольмский фактор, синдром здравого смысла. Распространенность среди жертв террористов составляет 8%.

Данный поведенческий феномен не включен в официальные классификации заболеваний, рассматривается как нормальная адаптивная реакция психики на травмирующее событие.

Причины

Условием развития синдрома является ситуация взаимодействия с агрессорами – группой людей или одним человеком, ограничивающим свободу, способным совершить насилие.

Парадоксальное поведение жертвы разворачивается при политических, криминальных терактах, военных операциях, тюремном заключении, похищении, развитии диктатуры внутри семей, профессиональных коллективов, религиозных сект, политических групп.

Гуманизации отношений между захватчиком и жертвой способствует ряд факторов:

  • Демонстрация насилия. Люди, подвергнутые физической расправе, наблюдающие ее со стороны, склонны к проявлению гуманного отношения. Страх смерти, увечий становится источником мотивации поведения.
  • Языковой, культурный барьер. Данный фактор может препятствовать развитию синдрома или увеличивать вероятность его возникновения. Положительное влияние объясняется тем, что другой язык, культура, религия интерпретируются как условия, оправдывающие жестокость агрессоров.
  • Знание приемов выживания. Психологическая грамотность обеих участников ситуации усиливает гуманизацию взаимоотношений. Активно задействуются механизмы психологического влияния, способствующие выживанию.
  • Личностные качества. Синдром чаще наблюдается у людей с высоким уровнем коммуникативных навыков, способностью к эмпатии. Дипломатическое общение способно изменить действия агрессора, снизив риски для жизни жертв.
  • Длительность травмирующей ситуации. Синдром возникает на протяжении нескольких суток после начала активных действий преступника. Длительное общение позволяет лучше узнать агрессора, понять причины насилия, оправдать действия.

Стокгольмский синдром является механизмом психологической защиты, формируется бессознательно, но может быть постепенно осознаваем жертвой. Он разворачивается на двух уровнях: поведенческом и психическом.

На уровне поведения жертва демонстрирует принятие, послушание, выполнение требований, оказание помощи агрессору, что увеличивает вероятность положительной реакции – сокращения насильственных действий, отказа от убийства, согласия на переговоры. Для жертвы повышается вероятность выжить, сохранить здоровье.

Важно

На психическом уровне синдром реализуется через идентификацию, оправдание поступков «террориста», прощение. Такие механизмы позволяют сохранить целостность Я как системы личности, включающей самоуважение, любовь к себе, силу воли.

Психологическая защита предупреждает развитие психических расстройств после травматичной ситуации – люди легче справляются со стрессом, быстрее возвращаются к привычному образу жизни, не страдают ПТСР.

Симптомы

Идентификация жертвы с личностью агрессора возникает в разных типах отношений: при вооруженных захватах, похищениях, семейных и профессиональных конфликтах. Ключевая особенность – распределение ролей.

«Жертва», не имея средств для активной самозащиты, занимает пассивную позицию. Поведение «агрессора» преследует определенную цель, часто реализуется согласно плану или привычному сценарию, при котором угнетение жертвы является условием достижения результата.

Стремление гуманизировать отношения проявляется попытками установить продуктивный контакт. Человек, занимающий позицию жертвы, оказывает необходимую медицинскую, бытовую помощь агрессору, инициирует беседу.

Темой обсуждения часто становятся аспекты личной жизни – семья, вид деятельности, причины, побудившие к насилию, совершению преступления.

В отдельных случаях жертвы защищают агрессоров от полиции, обвинений при судебном разбирательстве.

Если стокгольмский синдром развивается на бытовом уровне между членами семьи, пострадавшие часто отрицают факт насилия и тирании, отзывают собственные официальные заявления (обвинения).

Существуют примеры, когда заложники скрывали преступника от полицейских, закрывали его собственным телом при угрозе применения оружия, выступали на судебных заседаниях на стороне защиты. После разрешения критической ситуации агрессор и жертва могут стать друзьями.

Стокгольмский синдром – форма адаптивного поведения в ситуации угрозы.

Он направлен на защиту жертв от действий агрессоров, но при этом может стать препятствием для действий реальных защитников – полицейских, группы специального подразделения, обвинительной стороны при судебных разбирательствах.

Особенно неблагоприятные последствия наблюдаются в «хронических» ситуациях, например, при домашнем насилии. Избежав наказания, агрессор повторяет свои действия с большей жестокостью.

Читайте также:  Алина маратовна кабаева

Диагностика

Специфических диагностических методов для выявления синдрома не разработано. Обследования выполняются после завершения психотравмирующей ситуации. Признаки доброжелательного отношения жертвы к захватчикам определяются в ходе беседы, наблюдения за поведением в периоды судебных заседаний.

Обычно люди открыто рассказывают о произошедших событиях, стремятся оправдать преступников в глазах врача-психиатра или психолога. Они преуменьшают значимость, реальность прошедшей угрозы, склонны обесценивать риски («он бы не стал стрелять», «он ударил, потому что был спровоцирован»).

Для большей объективизации исследования проводится опрос других пострадавших либо наблюдателей. Их рассказы сопоставляются с данными опроса пациента.

Лечение стокгольмского синдрома

В опасной ситуации (террористического захвата, деспотичного поведения начальника, супруга) стокгольмский синдром поощряется специалистами служб поддержки.

Вопрос о терапии становится актуальным после конфликта, когда жертва находится в безопасности. Часто специальная помощь не требуется, спустя несколько дней проявления синдрома исчезают самостоятельно.

При «хронических» формах (бытовом стокгольмском синдроме), необходима психотерапия. Распространено применение следующих ее видов:

  • Когнитивная. При легких формах синдрома используются методы убеждения, смысловой переработки установок. Психотерапевт рассказывает о механизмах, лежащих в основе приспособительного поведения, о нецелесообразности такого отношения в нормальной жизни.
  • Когнитивно-поведенческая. Техники убеждения, изменения представлений об агрессоре сочетаются с разработкой и внедрением поведенческих шаблонов, позволяющих уйти от роли жертвы. Обсуждаются варианты ответов на угрозы, способы предотвращения конфликтов.
  • Психодрама. Данный метод помогает восстановить критическое отношение пациента к собственному поведению, к поведению агрессора. Психотравмирующая ситуация проигрывается, обсуждается участниками группы.

Прогноз и профилактика

Случаи стокгольмского синдрома, произошедшие вследствие терактов и похищений, имеют благоприятный прогноз, реабилитация продуктивно проходит при минимальной психотерапевтической помощи.

Бытовой и корпоративный варианты хуже поддаются коррекции, так как сами жертвы склонны отрицать наличие проблемы и избегать вмешательства психологов.

Способы профилактики данного состояния не являются актуальными, адаптивное поведение направлено на сохранение физического и психического здоровья жертв, подверженных агрессии. Чтобы предупредить развитие неблагоприятных последствий, необходимо обеспечить пострадавшим психологическую помощь.

Источник: https://www.krasotaimedicina.ru/diseases/psychiatric/stockholm-syndrome

Стокгольмский синдром: причины, симптомы, диагностика, лечение

Содержание:

Стокгольмский синдром — аномальное явление в психиатрии, характеризующееся симпатией жертвы к своему агрессору, захватчику, похитителю. Первоначальное чувство ужаса и злобы к мучителю постепенно сменяется искренним и неподдельным интересом. Заложники оправдывают действия захватчиков.

Они готовы принести себя в жертву ради достижения «общей» цели. В качестве простого примера можно привести ситуацию, в которой заложники добровольно оказывают помощь бандитам, тем самым препятствуя собственному освобождению. Спустя некоторое время между ними завязываются теплые и продолжительные отношения.

Синдром получил свое название благодаря инциденту, который произошел в городе Стокгольме в 1973 году. Преступники-рецидивисты захватили шведский банк и взяли в заложники его работников. Они удерживали их силой шестеро суток, угрожая в случае неповиновения смертью.

Совет

После штурма банка полицейские освободили пленных и арестовали захватчиков. Жертвы встали на защиту своего тирана, выступили в суде против полицейских, якобы напугавших их гораздо больше.

Они неоднократно посещали преступников в исправительном учреждении, интересовались их делами, просили о смягчении приговора. Одна из заложниц после намеренного развода с мужем призналась в любви преступнику, который на протяжении нескольких суток угрожал ей смертью.

Причины подобного поведения жертв до сих пор до конца не изучены. Современные психологи продолжают писать на эту тему научные статьи и вести расследования.

кадры захвата заложников в Стокгольме

Современной криминалистике и психиатрии известны случаи, когда заложники при появлении спецназовцев предупреждали захватчиков и даже закрывали бандитов от пуль своим телом. Стокгольмский синдром имеет несколько вариантов: классический или синдром заложника, бытовой, социальный. В медицинскую практику термин был введен криминалистом Нильсом Бейертом, участвовавшим в спасении пленных.

Большинство ученых считает, что стокгольмский синдром – не психопатология, а нормальное состояние человека. Это своего рода реакция на аномально сложившиеся обстоятельства, которые постепенно травмируют психику. Синдром не включен ни в один международный классификатор болезней.

Этиология

Причины патологии необъяснимы. Жертва и преступник в процессе длительного общения сближаются и начинают понимать друг друга. Заложник узнает о жизненных принципах и стремлениях захватчика, сочувствует и симпатизирует ему. Он готов подолгу слушать жалобы на несправедливую власть, рассказы о невезении, неблагополучии и ударах судьбы.

Так у заложника формируется алогичное стремление помогать собственному похитителю. Постепенно общение этих людей переходит на новый уровень, они перестают быть врагами, начинают нравиться друг другу и видеть друг в друге родственные души.

Так в сознании жертвы происходит замещение презрения, ужаса и прочих негативных чувств, избавиться от которых по-другому просто невозможно.

Поняв мотивы захватчика, жертва соглашается с его убеждениями и идеями, начинает помогать преступнику из опасения за собственную жизнь. В подобных случаях действия сотрудников полиции кажутся не менее опасными, чем действия захватчиков. Патология развивается только при лояльном обращении с пленными. В противном случае у жертвы возникает ненависть к агрессору и страх за собственную жизнь.

Условия, необходимые для развития патологии:

  • Присутствие двух сторон – агрессора и жертвы,
  • Их общение в полной изоляции от посторонних лиц,
  • Лояльное отношение террориста к пленному,
  • Понимание действий агрессора и оправдывание их,
  • Разобщение большой группы заложников,
  • Замещение презрения у жертвы одобрением и симпатией,
  • Совместное достижение цели в условиях опасности и риска смерти.

Факторы, обуславливающие развитие синдрома:

  1. Подавление эмоций у заложников путем завязывания глаз, затыкания рта кляпом или частой смены охранников.
  2. Отсутствие жестокости, запугиваний, принуждения способствует появлению теплых чувств.
  3. Языковой барьер — отсутствие вербального общения затрудняет процесс формирования взаимной симпатии.
  4. Психологическая грамотность сторон повышает шансы выжить.
  5. Коммуникабельность заложника, его открытость для общения, контактность позволяют изменить поведение захватчика.
  6. Различные религиозные направления и культурные ценности сторон по-разному могут влиять на развитие синдрома — угнетать или стимулировать соответствующие изменения в поведении жертвы, оправдывая беспощадность и безжалостность агрессора.
  7. Синдром развивается спустя 3-4 дня с момента активных действий преступника. За это время жертва узнает агрессора, начинает понимать причины насилия и оправдать выходки тирана.

Патогенез

Этиопатогенетические механизмы этого психологического состояния очень сложны. Современные психиатры и криминологи безуспешно пытаются определить основные факторы, приводящие к развитию подобных изменений в поведении людей.

Стокгольмский синдром развивается:

  • Когда заложники понимают, что похитителям небезразлична их жизнь.
  • Когда жертвам дается возможность реализовывать свои желания.
  • Когда появляется психофизическая привязанность к агрессору.
  • Когда пленные начинают радовать своих похитителей и испытывать от них своего рода зависимость.

Обстоятельства, при которых возникает патология:

  1. Террористические акты с захватом заложников,
  2. Взятие военных в плен во время боевых действий,
  3. Лишение свободы в исправительных учреждениях,
  4. Формирование социально-политических группировок и обособленных религиозных объединений,
  5. Рреализация некоторых национальных обрядов,
  6. Похищение людей,
  7. Вспышки семейного насилия.

Заложники истолковывают действия террористов в свою пользу, что связано с отсутствием самозащиты. Единственный способ хоть как-то защититься — вызвать жалость, сострадание и терпимость у террористов. После освобождения заложники продолжают поддерживать захватчиков, подают прошения в органы власти о помиловании или смягчении наказания, посещают их в исправительных учреждениях.

Стокгольмский синдром протекает в несколько стадий:

  • Развитие позитивных эмоций у жертвы в отношении агрессора,
  • Ненависть, злость и агрессия у террористов к представителям власти,
  • Развитие положительных чувств у бандитов к пленным.

Блюстители порядка во время штурма или ведения переговоров поощряют развитие у жертвы первых двух стадий патологии. Это необходимо для наступления третьей стадии, при которой возникает взаимная симпатия между сторонами. Подобные процессы позволяют увеличить шансы заложников на выживание.

Симптомы

Признаки «классической» формы патологии:

  1. Длительное нахождение жертвы в плену приводит к появлению ужаса, страха, гнева и шокового состояния. Заложник не может выразить правильно свои эмоции и начинает воспринимать действия террориста в свою пользу.
  2. Отождествление сторон происходит благодаря желанию заложника получить покровительство преступника. Жертва уверена, что преступник не навредит и примет любую помощь.
  3. Заложники восхищаются похитителем, защищают его, стараются угодить, препятствуют спасательной операции.
  4. Жертва становится на сторону противника, понимая, что так безопасней. Если мероприятия по спасению пострадавших пойдут не по плану, это может негативно сказаться на их здоровье и жизни. Если он не пострадает от рук противника, может возникнуть угроза со стороны освободителя.
  5. В результате длительного контакта сторон пострадавший начинает воспринимать агрессора как обычного человека и с большой уверенностью разделять его точку зрения.
  6. Жертва отказывается давать показания против своих обидчиков.
  7. Заложники не убегают от похитителей, даже если появляется такая возможность.
  8. Для заложников происходящие события кажутся сном или черной полосой в жизни, которая обязательно должна закончиться.

Проявления бытового варианта патологии:

  1. Женщины, несмотря на обиды, насилие, ежедневные побои и оскорбления, испытывают привязанность к своему тирану,
  2. Дти идеализируют своих родителей, которые лишают их воли и не дают полноценного развития,
  3. Психологический тип «страдающей жертвы» характерен «недолюбленным» в детстве людям с комплексом «второсортности» и недостойности, с которыми не считались, избивали и морально угнетали,
  4. Жертва пытается смириться с происходящим, не перечить агрессору, чтобы злость сменилась на милость,
  5. Постоянная защита и оправдание своего обидчика.

Диагностические мероприятия

Диагностика стокгольмского синдрома основана на результатах психометрического метода, представляющего собой поэтапное опрашивание пациента с применением клинических тестовых методик.

Психолог задает пострадавшим вопросы, которые позволяют выявить отклонения в психическом состоянии больного. Особое внимание специалисты обращают на эмоциональное состояние, наличие фобий, тревоги, признаков дезадаптации и дереализации.

Для окончательной диагностики может потребоваться взаимодействие врача с родными и близкими людьми пациента.

Психотерапия

Больным со стокгольмским синдромом показана психотерапия. Она направлена на возвращение личности к внутреннему благополучию, на достижение целей и устранение уныния и тревоги, на эффективное использование своих возможностей. Психотерапевты выявляют особенности психики и поведения лиц с данным синдромом.

Они обучают их новым действиям и способам принятия решений. Психотерапевтические программы направлены на адекватное проявление чувств и активизацию коммуникативных умений. Психотерапевтические методы корректируют эмоционально-поведенческие отклонения, оптимизируют сложившуюся ситуацию, способствуют преодолению депрессии и страха.

Обратите внимание

Это основные направления работы психотерапевта с лицом, страдающим стокгольмским синдромом.

Виды психотерапевтического воздействия, используемые для лечения больных с данным недугом:

  • Индивидуальное консультирование жертв насилия проводится с целью устранения проблем личностного, эмоционального и физического характера.
  • Групповые занятия, в ходе которых осуществляется взаимодействие участников группы и психотерапевта, затрагивают преимущественно межличностные аспекты. Врач анализирует, как пациент раскрывается в процессе общения в группе.

Поскольку пациенты обычно не считают себя больными людьми, медикаментозное лечение не всегда уместно. Они часто отказываются принимать лекарства или не проходят полный курс лечения, прерывая его самостоятельно.

Специалисты должны настроить больных на выработку основного пути преодоления психических изменений, распознавание ложных суждений и принятие мер для предотвращения когнитивных аномалий. Лечение направлено на выявление и анализирование неадекватных представлений и иллюзорных умозаключений.

Пациенты в результате работы с психологом начинают следить за своими мыслями, оценивают свое эмоциональное состояние, анализируют происходящие события и факты, отрицают собственные выводы.

С помощью психотерапии можно вылечить даже самые тяжелые психические заболевания.

Однако ни один психотерапевт не дает стопроцентных гарантий, поскольку психика человека является сложной и не достаточно изученной структурой.

Прогноз

Выздоровление возможно только тогда, когда жертва сама осознает ущербность своего положения и отсутствие логики в своем поведении, откажется от роли безынициативного человека.

Чтобы добиться успеха в лечении, необходимо постоянно находиться под контролем специалистов в области психологии, психиатрии или психотерапии.

Важно

Кроме работы с психиатром больным требуется любовь и поддержка членов семьи, которые помогут пережить стресс и страх.

Прогноз стокгольмского синдрома благоприятный. Он зависит от квалификации психотерапевта и желания пострадавшего лечиться. Бытовой вариант с трудом поддается коррекции. Это связано с нежеланием жертвы бороться с данной проблемой. Во многом исход патологии определяется глубиной и степенью поражения психики человека.

Видео: психолог о стокгольмском синдроме

Источник: https://sindrom.info/stokgolmskij/

Ссылка на основную публикацию