Воспоминания витте об александре iii

Читать онлайн “Воспоминания (Детство, Царствование Александра II и Александра III)” автора Витте Сергей Юльевич – RuLit – Страница 101

Может быть, отчасти, провозглашая этот тост, Император Александр III хотел отметить личность князя Николая, но я думаю {381} едва ли он был особо высокого мнения о нем в конце своего царствования, а если бы Александр III прожил до настоящего времени, то, я думаю, наверно, он об этом князе был бы не блистательного мнения, так как не подлежит сомнению, теперь это ясно совершенно выяснилось, что князь Николай в своей политике держался всегда и нашим, и вашим; вообще был дружен с тем, кто ему что-нибудь давал, а потому он заигрывал и искал то при дворе австро-венгерском, то при русском, а в последнее время с тех пор, как выдал свою дочь за итальянского короля, он очень заискивает при дворе итальянском.

Когда ему нужно было демонстративно показывать свое ультра-православие и для того, чтобы показать свое особое православие, подчеркивать заблуждения католицизма, – он это делал самым охотным образом; а потом, когда, случайно, наследный итальянский принц влюбился в его дочь и пожелал на ней жениться, то князь Николай, конечно, с громадною радостью на это согласился и не встретил никакого препятствия к тому, чтобы его дочь приняла сейчас же католичество.

Князь Черногорский приезжал в Россию непременно с каким-нибудь проектом, а в результате всегда имел в виду получить себе в карман несколько сот тысяч рублей.

Обратите внимание

Для этого он прибегал к несоответственным приемам, делал представления о том, что нужны деньги для такого то военного дела, чтобы содержать такую то военную часть, все – конечно, на пользу России на случай войны на Балканах, а в результате, – и это мне, как бывшему министру финансов, безусловно известно, да я думаю относительно этого есть документы и в министерстве иностранных дел, – большинство всех этих денег шло просто в его карман.

Вообще князь Черногорский Николай человек, заслуживающий чрезвычайно мало доверия, но он так себя поставил, что многих вводит в заблуждение своею преданностью различным принципам: славянству, России, православию, но все это, большею частью, из-за денег.

Мне об этом князе Черногорском придется, вероятно, еще говорить, когда я буду рассказывать о различных событиях, который мне пришлось видеть и пережить в царствование Императора Николая II (См. Воспоминания. Царствование Николая II, т. I, стр. 237-240.).

{382} Император Александр III был действительно главою царской семьи; он держал всех Великих Князей и Великих Княгинь в соответствующем положении; все Его не только почитали, уважали, но и чрезвычайно боялись. Александр III был настоящим патриархом, главою Императорской семьи; при нем были бы немыслимы в Императорской семье различные эпизоды, происшедшие после Его кончины.

Государь умом своего сердца понимал, что многочисленная Императорская семья, состоящая из десятков лиц различных характеров и различной нравственности, должна служить своею частной, общественной и государственной жизнью – примером для Его подданных; так как несомненно, что каждая неловкая вещь, происшедшая в Императорской или Великокняжеской семье, делается известной публике и обществу и служить предметом всевозможных толков, преувеличений и легенд.

Император понимал, что от обыкновенных смертных нельзя требовать такого поведения, которому не следуют лица Царствующего дома.

Так, например, когда я женился на разведенной жене, то жена моя не была принята при дворе более 10 лет, и это я считал совершенно естественным и совершенно правильным, потому что в те времена вообще при дворе не допускалось представлений разведенных жен.

В те времена, которые были еще так недавно, – сановник, женившийся на разведенной жене, составлял предмет общих толков и удивлений.

Я уже рассказывал ранее, при каких условиях я женился. Я понимал, когда я женился, что мне нельзя оставаться министром, а поэтому и послал Императору Александру III прошение об отставке.

Важно

Но с тех пор, со смерти Императора Александра III, картина совершенно изменилась. Женитьба сановников и лиц, занимающих высшие посты, на разведенных женах и взятие разводов для женитьбы есть самая обыкновенная вещь, которая иногда даже покровительствуется, и в самом Царствующем доме Великие Князья и Великие Княгини подают в этом отношении самые удивительные примеры для общества.

Подобное состояние лиц Царствующего дома и высшего общества при Императоре Александре III было бы совершенно немыслимо.

Замечательнее всего, что это делается именно в то время, когда сам Император и Его личная семья представляют собою образец семейной жизни; только многие члены Царствующего дома вышли из всякой {383} дисциплины и из понимания того положения, что они должны служить своим поведением примером для общества.

При Императоре Александре III были бы немыслимы постоянные поездки Великих Князей заграницу и тот образ их жизни заграницей, который обращал на себя всеобщее внимание. – Великий Князь, который допустил бы это, получил бы такую встряску, что ему бы не поздоровилось, – ныне же это самое обыденное явление.

Одною из причин некоторого нерасположения со стороны Императора Александра III к Великим Князьям Константину Николаевичу и Николаю Николаевичу было то, что эти Великие Князья обзавелись побочными семьями, побочными женами из балета, и с этими балетчицами они жили совершенно maritalement. Но, конечно, не одно это обстоятельство было причиною того, что Император относился неблагосклонно к этим двум Великим Князьям, – были и другие причины.

Великий Князь Константин Николаевич был в свое время весьма либерального направления, и я должен сказать, что в этом направлении он оказал значительную пользу России, так как и освобождение крестьян, и другие реформы Императора Александра II-го связаны с именем Его брата Великого Князя Константина Николаевича.

Но тот же либерализме проявил Великий Князь Константин Николаевич и будучи наместником в Царстве Польском, и едва ли это наместничество его в Царстве Польском соответствовало интересам Империи.

Вот по этой причине Император Александр III также не благоволил к Константину Николаевичу; но, конечно, если бы Великий Князь Константин Николаевич в семейном отношении вел себя достойно, то отношения между ним и Императором Александром III так бы не обострились.

Между тем, Великий Князь Константин Николаевич ездил с своей танцовщицей Кузнецовой и по России, и заграницей совершенно maritalement, к чему, конечно, Император Александр III относился вполне отрицательно; достаточно хоть немного знать Императора Александра III, чтобы понять, что Он этого терпеть не мог.

Поэтому, несмотря на то, что Великий Князь был гораздо старше Его, был – Его дядей, он тем не менее не мог приезжать в Петербург, а проживал или заграницей, или в Ялте.

Только когда перед своей смертью Великий Князь приехал в Петербург и поселился в Павловске в настоящей своей семье – Император Александре III, приехав к Великому Князю, отнесся к {384} нему чрезвычайно благосклонно и почтительно, как к своему дяде.

Совет

Тогда только, за несколько дней до смерти, Великий Князь понял всю доброту и честность Государя и, мне известно, уже не будучи в состоянии говорить, когда к нему подошел Император, Константин Николаевич взял его руку и поцеловал в знак своего преклонения перед главою царской семьи.

Читайте также:  Анна астраханцева (вартаньян)

Отношения Императора Александра III к Великому Князю Николаю Николаевичу также несколько затемнялись тем, что, когда Император Александр III, еще будучи Наследником, командовал отдельным отрядом, находящимся под командою Великого Князя Николая Николаевича, то, командуя этим отрядом, Он, (т. е. Император Александр III) относился критически не столько к распоряжениям Великого Князя Николая Николаевича, как к его свите и, в особенности, к различным злоупотреблениям, а между прочим и к той компании Грегер, Варшавский и Коген, о которой я ранее уже говорил.

Но тем не менее эти деловые отношения не были главной причиной не особенно благожелательного отношения со стороны Императора Александра III к Великому Князю Николаю Николаевичу.

Главная же причина заключалась в том, что Великий Князь Николай Николаевич жил совершенно maritalement с танцовщицей Числовой. От этой танцовщицы он имел детей, которым была дана фамилия Николаевы.

Из детей Великого князя – одна Николаева, очень красивая, по типу напоминавшая собой Императора Николая I-го, замужем за кн. Кантакузеном.

Источник: https://www.rulit.me/books/vospominaniya-detstvo-carstvovanie-aleksandra-ii-i-aleksandra-iii-read-53147-101.html

Сергей Витте – Воспоминания (Детство, Царствование Александра II и Александра III)

Здесь можно скачать бесплатно “Сергей Витте – Воспоминания (Детство, Царствование Александра II и Александра III)” в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: История. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook В Твиттере В Instagram В Одноклассниках Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание “Воспоминания (Детство, Царствование Александра II и Александра III)” читать бесплатно онлайн.

Витте Сергей Юльевич

Воспоминания (Детство, Царствование Александра II и Александра III)

С.Ю.Витте

Воспоминания

Детство. Царствование Александра II и Александра III – (1849-1894)

Пропуски в книге (…….) соответствуют оригиналу!

Старая орфография изменена.

{1}

ГЛАВА ПЕРВАЯ

О ПРЕДКАХ

Mне 62 года, я родился в Тифлисе в 1849 году.

Отец мой, Юлий Федорович Витте, был директором департамента государственных имуществ на Кавказе. Мать моя – Екатерина Андреевна Фадеева, дочь члена Главного Управления наместника кавказского Фадеева.

Фадеев был женат на княжне Елене Павловне Долгорукой, которая была последней из старшей отрасли князей Долгоруких, происходящей от Григория Федоровича Долгорукова, сенатора при Петре I, брата знаменитого Якова Федоровича Долгорукова.

Обратите внимание

Мой дед приехал на Кавказ при наместнике светлейшем князе Воронцове, который положил прочное гражданское основание управлению Кавказом.

Ранее дед управлял иностранными колониями в Новороссийском крае, когда светлейший князь Воронцов был Новороссийским генерал-губернатором, а еще ранее этого мой дед Фадеев был губернатором в Саратове. У моего деда было три дочери и один сын. Старшая дочь, довольно известная писательница времен Белинского, которая писала под псевдонимом “Зинаида Р.”, была замужем за полковником Ганом.

Вторая дочь была моя мать. Третья дочь осталась девицей, она до настоящего времени жива, ей, вероятно, около 83 лет, – она ныне живет в Одессе. Сын же деда – генерал Фадеев – был ближайшим сотрудником фельдмаршала князя Барятинского, наместника кавказского.

Фадеев известен, как выдающийся военный писатель. Когда дед был губернатором в Саратове, министром внутренних дел того времени Перовским был командирован в Саратовскую губернию мой отец – дворянин Витте, как специалист по сельскому хозяйству. Там он влюбился в мою мать и женился на ней.

Отец мой окончил курс в Дерптском университете; затем он изучал сельское хозяйство и горное дело в Пруссии. Он приехал на Кавказ вместе с семьею {2} Фадеевых и кончил свою карьеру тем, что был директором Департамента Земледелия на Кавказе. Он умер сравнительно в молодых летах, т. е.

ему было немного более 50 лет.

Старшая дочь, Ган (Зинаиды Р.), имела двух дочерей и одного сына. Она умерла в молодости. Ее старшая дочь была известная теофизитка, или спиритка, Блавацкая; младшая же дочь – известная писательница, – писавшая преимущественно различные рассказы для юношества, – Желиховская. Сын г-жи Ган был ничтожною личностью и кончил свою жизнь в Ставрополе мировым судьей.

Теперь я остановлюсь несколько на личности Блавацкой, как весьма прогремевшей одно время теофизитке и писательнице. Я помню, что когда я познакомился в Москве с Катковым, он заговорил со мной о моей двоюродной сестре Блавацкой, которую он лично не знал, но перед талантом которой преклонялся, почитая ее совершенно выдающимся человеком.

В то время в его журнале “Русский Вестник” печатались известные рассказы Блавацкой “В дебрях Индостана”, и он был очень удивлен, когда я высказал мое мнение, что Блавацкую нельзя принимать всерьез, хотя, несомненно, в ней был какой то сверхъестественный талант. Когда Ган умерла, дед мой Фадеев взял обеих дочерей к себе на Кавказ.

Вскоре Желиховская вышла замуж за первого своего мужа Яхонтова, псковского помещика; Блавацкая – вышла замуж за Блавацкого, Эриванского вице-губернатора.

Важно

Тогда меня или не было на свете, или же я был еще совершенно мальчиком, а потому Блавацкую в то время не помню, но по рассказам домашних я знаю следующее: вскоре она бросила мужа и переехала из Эривани в Тифлис к деду.

В то время одним из самых больших и гостеприимных домов в Тифлисе был дом Фадеевых. Фадеев жил вместе с семьею Витте и занимал в Тифлисе громадный дом, недалеко от Головинского проспекта, в переулке, идущем с Головинского проспекта на Давидовскую гору, название которого я не запомнил.

Жил он так, как живали в прежнее время, во времена крепостных, большие бары. Так, я помню, хотя я был совсем мальчиком, что одной дворни (т. е. прислуги) у нас было около 84 человек, – я помню отлично даже эту цифру, – громадное большинство этой дворни были крепостные Долгорукой…

Когда Блавацкая появилась в дом Фадеевых, то мой дед счел, прежде всего, необходимым отправить ее скоре в Россию к ее отцу, который в то время командовал батареей где-то {3} около Петербурга.

Так как тогда никаких железных дорог на Кавказ еще, конечно, не было, то отправка Блавацкой совершилась следующим образом: дед назначил доверенного человека – дворецкого, двух женщин из дворни и одного малого из молодой мужской прислуги; был нанят большой фургон, запряженный

4-мя лошадьми. Вот каким образом совершались эти дальние поездки. Блавацкая была отправлена с этой свитой до Поти, а из Поти предполагали далее отправить ее морем в один из Черноморских портов и далее уже по России. Когда они приехали в Поти, там стояло несколько пароходов и в их числе один английский пароход.

Блавацкая снюхалась с англичанином, капитаном этого парохода, и в одно прекрасное утро, когда люди в гостинице встали, – они своей барыни не нашли: Блавацкая в трюме английского парохода удрала в Константинополь.

В Константинополе она поступила в цирк наездницей, и там в нее влюбился один из известнейших в то время певцов бас Митрович; она бросила цирк и ухала с этим басом, который получил ангажемент петь в одном из наибольших театров Европы, и вдруг мой дед после этого начал получать письма от своего “внука” оперного певца Митровича; Митрович уверял его, что он женился на внучке деда – Блавацкой, хотя последняя никакого развода от своего мужа Блавацкого, Эриванского губернатора, не получала. Прошло несколько времени и мой дед и бабушка Фадеевы, вдруг получили письмо от нового “внука”, от какого то англичанина из Лондона, который уверял, что он женился на их внучке Блавацкой, отправившейся вместе с этим англичанином по каким-то коммерческим делам в Америку. Затем Блавацкая появляется снова в Европе и делается ближайшим адептом известнейшего спирита того времени, т. е. 60-х годов прошлого столетия, – Юма. Затем из газет семейство Фадеевых узнало, что Блавацкая дает в Лондоне и Париже концерты на фортепиано; потом она сделалась капельмейстершею хора, который содержал при себе Сербский король Милан. Во всех этих перипетиях прошло, вероятно, около 10 лет ее жизни, и наконец она выпросила разрешение у деда Фадеева приехать снова в Тифлис, обещая вести себя скромно и даже снова сойтись со своим настоящим мужем – Блавацким. И вот, хотя я был тогда еще мальчиком, помню ее в то время, когда она приехала в Тифлис; она была уже пожилой женщиной и не так лицом, как бурной жизнью. Лицо ее было чрезвычайно выразительно; видно было, что она была прежде очень красива, но со временем крайне располнела и {4} ходила постоянно в капотах, мало занимаясь своей особой, а потому никакой привлекательности не имела. Вот в это то время она почти свела с ума часть тифлисского общества различными спиритическими сеансами, которые она проделывала у нас в доме. Я помню, как к нам каждый вечер собиралось на эти сеансы высшее тифлисское общество, которое занималось верчением столов, спиритическим писанием духов, стучанием столов и прочими фокусами. Как мне казалось, моя мать, тетка моя Фадеева и даже мой дядя Фадеев – все этим увлекались и до известной степени верили. Но эти занятия проделывались более или менее в тайне от главы семейства – моего деда, а также и от моей бабушки, Фадеевых; также ко всему этому довольно отрицательно относился и мой отец. В это время адъютантами фельдмаршала Барятинского были: граф Воронцов-Дашков, теперешний наместник Кавказский, оба графа Орловы-Давыдовы и Перфильев, – это все были молодые люди из Петербургской гвардейской jeunesse doree; я помню, что все они постоянно просиживали у нас целые вечера и ночи, занимаясь спиритизмом. Хотя я был тогда совсем еще мальчик, но уже относился ко всем фокусам Блавацкой довольно критически, сознавая, что в них есть какое то шарлатанство, хотя оно и было делаемо весьма искусно: так, например, раз при мне, по желанию одного из присутствующих, в другой комнате начал играть фортепиано, совсем закрытый, и никто в это время у фортепиано не стоял. Теперь, как кажется, ко всем этим спиритическим действиям общественное мнение Европы, а также и у нас в Poccии, относится как к шарлатанству; тогда же этим очень увлекались, и Юм, который был, конечно, точно также ничто иное, как ловкий и талантливый фокусник, считался весьма знаменитым человеком, а Блавацкая, будучи сотрудницей Юма, конечно, заимствовала от него все приемы и спиритические тайны. Впрочем, к сожалению, в последние годы у нас в Петербурге, по-видимому, начал опять процветать своего рода особый спиритизм, т. е. неврастеническое верование в проявления, в различных формах и в различных признаках, умерших лиц, и этот спиритизм, к сожалению, даже имел некоторые печальные последствия в государственной жизни.

Читайте также:  Как бесы достоевскому памятник ставили

Источник: https://www.libfox.ru/59437-sergey-vitte-vospominaniya-detstvo-tsarstvovanie-aleksandra-ii-i-aleksandra-iii.html

Император Александр III: в анекдотах и воспоминаниях. Часть II. Исторические анекдоты от Старого Ворчуна

Анекдоты № 703 от 30.08.2013 г

Однажды на обеде в Зимнем дворце австрийский посол завёл разговор о Балканском вопросе. Он говорил в раздражённом тоне, всё более взвинчивая себя, но Александр III делал вид, что ничего не замечает, и продолжал обед в обычном порядке.

В конце концов, посол дошёл до угроз в адрес России и дал понять, что Австрия готова мобилизовать два или даже три корпуса.

С насмешливым выражением лица царь взял вилку, согнул её петлёй и бросил в сторону австрийского посла, спокойно добавив: Англичане часто засылали из Афганистана на территорию Российской империи шпионов и лазутчиков, пользуясь при этом услугами местных контрабандистов.

Однажды казачий разъезд задержал группу афганских контрабандистов, с которыми шли в качестве инструкторов два английских офицера. Есаул не стал связываться с англичанами, а выслал офицеров за пределы Империи, приказав предварительно их выпороть. Британский посол в Петербурге получил из Лондона предписание высказать резкий протест России и потребовать извинений.

На аудиенции Александр III сказал британцу:

Посол предупредил: Царь спокойно ответил: Правительство Великобритании прислало новую ноту с угрозами, тогда Александр III отдал приказ о мобилизации Балтийского флота, показывая, что Россия будет отстаивать свои интересы.

Хотя английский флот раз в пять превышал ВМС России, англичане отступили, а Дизраэли назвал Россию За все тринадцать лет правления Александра III в Европе не было серьёзных вооружённых конфликтов. У Александра III было кредо, известное всем правителям: Спокойно и достойно, а попробуй развязать войну в Европе, чтобы не затронуть интересов России.

Император осознавал мощь государства, и всем приходилось с этим считаться.

Сергей Юльевич Витте (1849-1915) в своих “Мемуарах” так писал об Александре III:

Совет

И во внутренней политике Александр III не был кровожадным чудовищем. Да, на виселицу пошли убийцы императора Александра II, а также пять человек из группы П.Я. Шевырёва – А.И. Ульянова, готовивших покушение на Александра III.
И всё.

Ещё до вступления на престол Великий князь Александр Александрович обратил внимание на то, что в Российской Империи было 39 великих князей (на 1878 год). И их количество росло очень быстро.
Став царём, Александр III подготовил реформу и в императорском семействе.

Он так оправдывал свои действия: Александр III постановил, что дети великих князей, у которых не царствовали ни отец, ни дед по прямой линии, при рождении стали получать титул лишь князей императорской крови с титулом высочества, а не титул великих князей, как это было раньше.

Этим князьям перестали выплачивать ежегодное пособие в 250 тысяч рублей, которое они получали с самого рождения. Они также лишились многих орденов: св. Андрея Первозванного, св. Александра Невского, Белого Орла, а также первых степеней орденов св. Анны и св. Святослава.

Были ещё и другие ущемления, которые стали более жестко разделять императорскую семью на различные ранги.

Великие князья, особенно дяди Александра III, роптали, но открыто возразить императору почти никто не осмеливался. Только тётушки императора в своём кругу шептались:

Они намекали на то, что наследник престола великий князь Александр Александрович хотел жениться на княжне Марии Элимовне Мещерской (1844-1868) и отречься от прав наследника престола. Но его отговорили. С.Ю.

Читайте также:  Продолжение рода - уникальные факты

Витте считал, что целостность Российской империи может быть достигнута только при отмене ограничений на права инородцев, и очень скоро прослыл юдофилом.

Александр III не скрывал своих антисемитских взглядов и однажды спросил своего министра: Витте ответил на этот вопрос другим вопросом: После вступления на престол Александр III вопреки давнему обычаю российских императоров не подтвердил особые привилегии, которыми пользовались немцы в Прибалтийском крае – в Эстляндской, Лифляндской и Курляндской губерниях. Были ликвидированы все основы местного самоуправления и введён российский уголовный кодекс. С 1874 года все немецкие училища были преобразованы в городские училища с преподаванием на русском языке. Во всех частных учебных заведениях (мужских и женских) все предметы, кроме Закона Божия евангелически-лютеранского вероисповедания, должны были преподаваться только на русском языке.

В 1893 году Дерпту было возвращено древнее русское название Юрьев; сразу же в Юрьевском ветеринарном институте началось преподавание всех предметов только на русском языке; вскоре на всех факультетах Юрьевского университета (кроме Богословского) перешли к преподаванию на русском языке.

Николай Геннадьевич Казнаков (1824-1885) в 1853 году был произведён в полковники и назначен одним из воспитателей Великого князя Александра Александровича. В этой должности он проработал шесть лет.

Александр III не забыл своего воспитателя, и после восшествия на престол сделал уже генерала от инфантерии Н.Г. Казнакова членом Государственного Совета.

В день коронации, 15(27) мая 1883 года, император ещё раз вспомнил о своём воспитателе и послал ему перстень со своим портретом, украшенный бриллиантами.

Император Александр III: в анекдотах и воспоминаниях (Продолжение следует)

Источник: http://www.abhoc.com/arc_an/2013_08/703/

Витте Сергей Юльевич – Воспоминания (Детство, Царствование Александра II и Александра III). Читать книгу бесплатно

что собираюсь жениться и что это решено мною бесповоротно; что мне очень неприятно, что Государь назначил меня сравнительно недавно министром путей сообщения, а мне приходится оказать Императору, как бы, некоторое невнимание и поставить его даже в несколько неудобное положение, но что выхода другого нет. Затем я сказал:

– Облегчите мое положение в том отношении, что, пожалуйста, разузнайте все обстоятельства дела. А узнать вы можете от вашего ближайшего друга генерал-адъютанта Рихтера, главноначальствующего комиссией прошений.

Иван Николаевич Дурново был в очень дружеских отношениях с Рихтером, а Лисаневич, как я уже сказал, был племянником г-жи Рихтер, постоянно бывал у них в доме, а поэтому, конечно, и жена моя постоянно бывала у них, как ближайшая родственница, и хорошо знала Ивана Николаевича.

Что докладывал Дурново Государю, – я не знаю.

На следующий мой доклад я явился к Государю, держа прошение об отставке наготове. По окончании доклада, я вынул прошение и говорю Императору :

– Вот, Ваше Императорское Величество, как мне ни неприятно, как мне ни тяжело, но тем не менее я должен просить Ваше Императорское Величество уволить меня в отставку, потому что я собираюсь жениться на разведенной и понимаю, что в моем положении, оставаясь министром путей сообщения, неудобно это сделать.

На это мне Император Александр III сказал следующее:

– О том, что вы хотите жениться, я знаю от шефа жандармов и от Рихтера, вообще все это дело я знаю во всех его деталях и должен сказать, что вам нет никакого повода выходить в отставку, потому что, если бы вы не женились при всех тех условиях, которые имели место, то я бы вас не уважал, а ваше намерение {247} жениться указывает только на то, что вы честный человек, а поэтому я усугубляю к вам мое доверие и мое уважение.

Я, конечно, Государя очень благодарил и через несколько дней женился.

Обратите внимание

Свадьба моя была в церкви института путей сообщения (тогда еще церкви в квартире министра путей сообщения не было; теперь эту церковь устроил Кривошеин), который находится тут же рядом, надо пройти только через сад министра путей сообщения.

Шафером моим был барон Вольф, который в то время был офицер конной гвардии, в настоящее же время он состоит шталмейстером; шафером же моей жены был ее приятель капитан Татищев, бывший в то время адъютантом Великого Князя Владимира Александровича; ныне он – генерал свиты Его Величества и состоит при германском Императоре Вильгельме. Кажется, Татищев очень любим Императором Вильгельмом, также к нему, по-видимому, благоволит и наш Император. По крайней мере, когда возбуждается вопрос о замене русского посла в Берлине – графа Остен-Сакена – вследствие его старости, – то постоянно выплывает на сцену имя генерала Татищева.

Собственно говоря, генерал Татищев – прекраснейший благороднейший, милейший человек, очень воспитанный и образованный, но крайне, крайне недалекий. Вот я и недоумеваю: почему Император Вильгельм желает, чтобы он был послом – вследствие ли его первых качеств, или вследствие последнего качества?

Как раз во время моей женитьбы происходил в Петербург железнодорожный конгресс.

С тех пор, как был созван первый конгресс в Брюссель – о котором я раньше говорил – железнодорожные конгрессы; стали возобновляться через каждые несколько лет.

На другой день после моей женитьбы Государь Император давал конгрессу обед в Зимнем Дворце, или вернее сказать – был обед в Зимнем Дворце от Государя Императора, так как Государь на нем не присутствовала.

На этом обеде председательствовал генерал-адъютант Рихтер, и я как раз на следующий день после женитьбы должен был на нем присутствовать. Все смотрели на меня с большим любопытством и наблюдали за моими отношениями с Рихтером.

Я должен сказать, что отношения мои с Рихтером остались до самой его смерти {248} превосходные; они не были никогда особенно близкими, но были всегда корректными, нормальными и правильными.

Что же касается до мадам Рихтер, то с того времени я перестал с нею кланяться; она жива до сих пор, но и теперь, когда мне приходится с нею встречаться, – я не кланяюсь.

Важно

Когда я женился, то сейчас же во всех высших дамских сферах поднялся страшный шум, всякие сплетни. И этот шум и сплетни преследовали не столько меня, – так как я на них мало обращал внимания, – сколько мою жену, в продолжение всего времени, можно сказать, вплоть до самого 1905 года.

{249}

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

ИВАН АЛЕКСЕЕВИЧ ВЫШНЕГРАДСКИЙ. НАЗНАЧЕНИЕ МЕНЯ МИНИСТРОМ ФИНАНСОВ

Когда я был министром путей сообщения, – незадолго до того времени, когда я был назначен министром финансов, – как-то раз Император Александр III, передавая мне нечто в роде брошюры или докладной записки (Это было как раз тогда, когда Император Александр III только что вернулся из Дании, следовательно, вероятно, в сентябре или октябре 1892 г.), говорит: Пожалуйста, прочтите эту записку и скажите мне Ваше мнение по этому предмету. Когда я, вернувшись из Гатчины, прочел эту записку, то увидел,<\p>

102

Источник: http://etextread.ru/Book/Read/47946?nP=101

Ссылка на основную публикацию