Владимир познер – уникальные факты

Интересные факты из жизни Владимира Познера

А еще сегодня, 1 апреля, свой день рождения празднует мэтр отечественной журналистики – Владимир Познер. Телеведущему исполнился 81 год! За его плечами годы продуктивной работы и жизни, прожитой в разных странах. Как много известных людей он раскрыл для нас с новой стороны в своих знаменитых интервью! В честь праздника мы подготовили самые интересные факты из его биографии.

Владимир Познер родился в Париже 1 апреля 1934 года в семье еврейского эмигранта из России Владимира Познера (1908−1975) и француженки Жеральдин Люттен (1910−1985). Был назван Владимиром в честь отца и крещен в соборе Парижской Богоматери по католическому обряду.

Языком его детства в родительском доме был французский, а за порогом дома – английский. Также у телеведущего три гражданства: Россия, США, Франция.

Обратите внимание

В 1953 году Познер поступает в МГУ на биолого-почвенный факультет, по окончании которого он получил диплом по специальности «физиология человека».

Интересно вот что: хоть Владимир и прошел по конкурсу, заработав на вступительных экзаменах 24 балла из 25 возможных, ему было отказано в поступлении из-за еврейского происхождения и «сомнительной» биографии.

Только благодаря связям отца его все-таки взяли в университет.

После окончания университета зарабатывал на жизнь научными переводами с английского и на английский, увлекался художественными переводами английской поэзии, чем обратил на себя внимание Самуила Яковлевича Маршака (1887−1964). С 1960 по 1961 год он работал его литературным секретарем.

В октябре 1961 года Познер, в совершенстве владевший английским и французским языками, получил должность старшего редактора главной редакции политических публикаций в открывшемся Агентстве печати «Новости» (АПН). В 1965 году в качестве ответственного секретаря он начал работать в журнале Soviet life («Советская жизнь»), а через некоторое время его перевели в журнал «Спутник».

Наибольшую известность у советских телезрителей Познер получил в качестве ведущего телемостов СССР − США. 29 декабря 1985 года вместе с Филом Донахью (79) был ведущим телемоста Ленинград − Сиэтл, где обсуждались такие вопросы, как положение евреев в СССР и сбитый в 1983 году южнокорейский самолет.

С 1991 по 1997 годы Познер работает в США, где вместе с Филом Донахью ведет еженедельную передачу «Познер и Донахью» на телеканале CNBC (США). Одновременно с этим ежемесячно летает в Москву для записи программ «Мы», «Если…», «Время и мы» и «Человек в маске». А в настоящее время ведет авторскую программу «Познер» на Первом канале.

Источник: https://peopletalk.ru/article/interesnyie_faktyi_iz_jizni_vladimira_poznera/

Владимир Познер: “Все, чем я занимаюсь, мне очень интересно” – Познер Online

В этом году исполняется десять лет программе “ПОЗНЕР”. Но поговорим мы не только о телевидении, а обо всем на свете: вербовке в КГБ, любимых городах и странах, профессиональных компромиссах, отношении к религии, популярности, возрасту, любви. Владимир Познер – один из тех людей, с кем можно легко обсудить сложные вещи.

Героем рубрики “Разговор с главным редактором” журнала “Hello” стал Владимир Познер. Представляем интервью телеведущего и журналиста Светлане Бондарчук.

Я редко беру интервью, каждая встреча для ме­ня – событие, к которому я готовлюсь прежде всего эмоционально. Чтобы разговор удался, мне важно полюбить человека, найти в нем что-то привлекательное, интересное. На этот раз такой настрой был излишним: море обаяния, интеллект, харизма – сложно не влюбиться.

У Владимира Познера уникальная судьба. Он родился в Париже. Мама – француженка, отец – эмигрант, уехавший из России еще ребенком в 1922 году.

Важно

Они не были женаты, и со своим отцом Владимир познакомился, когда ему было пять лет. Потом семья жила в США, в Германии и лишь позже переехала в СССР.

Увлеченный трудами ученого Павлова, Познер мечтал проникнуть в тайны человеческого мозга и поступил на биологический факультет МГУ.

После окончания биофака Познер зарабатывал научными переводами и два года работал литературным секретарем у поэта Самуила Яковлевича Маршака. В журналистике он оказался совершенно случайно: в октябре 1961-го попав в агентство печати “Новости”, где работал редактором в распространявшемся за рубежом журнале USSR.

Как говорится, от судьбы не уйдешь, хотя сам Владимир Владимирович в нее не очень верит.

– Вы — легенда телевидения, хотя карьеру сделали, кажется, уже в достаточно зрелом возрасте…

– Да, я пришел на телевидение в 52 года. В советское время меня не пускали на экран: не та биография, не та фамилия. Я очень это переживал, но нет худа без добра.

Если бы я стал политобозревателем на Центральном телевидении, то, когда сменилась власть, меня бы отстранили от ТВ, как это сделали со всеми политобозами, начиная с Зорина и кончая Сейфуль-Мулюковым.

То есть то, что меня не пускали на союзный экран, оказалось колоссальным везением.

– Взлет вашей популярности случился после первого телемоста с Америкой.

– Заметили после него, да. Этот телемост вышел в эфир в феврале 1986-го. С 1970 года я работал в Главной редакции радиовещания на США и Англию Гостелерадио СССР, вел ежедневную программу для слушателей США, но знали меня там не поэтому. Дело в том, что довольно часто я выступал на американском ТВ по спутнику связи, отвечая на вопросы по поводу политики СССР.

– Почему вы не работали в Америке, ведь вы выросли в США и английский — ваш родной язык?

– Я был невыездным 30 лет. В юности КГБ лет пять уговаривал меня с ними сотрудничать. По-английски я говорю как американец, некоторые способности общения у меня есть, и главное — я был очень убежденным человеком, а когда человек убежденный, это передается, люди это чувствуют.

Но работать в КГБ я отказывался. В какой-то момент они сказали: “Значит так, мы с вами прерываем всяческие разговоры, но вы нас попомните. Имейте в виду: вы никогда никуда не поедете”. Так что по спутнику связи — да, я появлялся на американском телевидении и стал там очень известным человеком.

А здесь никто меня не знал. И когда вдруг появился телемост, где прозвучала критика в адрес нашего правительства, вся страна была поражена, и я вдруг, в одну ночь, стал знаменитостью. И слава богу, что мне было 52: успех не вскружил мне голову.

Совет

Обычно в этом возрасте в Советском Союзе уже начинали думать о пенсии, а я только начал работать.

– Вы родились в Париже в 34-м, после оккупации Франции семья переехала в США, где вы выросли. И вдруг — Германия, а затем и СССР. Как так получилось?

– Наш переезд в убитую, мрачную послевоенную Германию стал для меня, как говорят, культурным шоком. Во-первых, я ненавидел эту страну из-за войны, во-вторых, меня выдернули из моей среды, из моего Нью-Йорка. Четыре года жизни в Германии я вспоминаю с содроганием. Причем с еще большим, чем в то время испытывал.

Тогда я жил и жил, страдал, но как-то не сильно отдавал себе в этом отчет и только потом, оглядываясь, стал понимать, как сильно я скучал и ненавидел все окружающее. Я очень хотел оказаться в СССР, и в 1952 году это случилось — отец, которого родители увезли из России, когда ему было 14, вернулся на родину.

– Помните свои первые впечатления?

– Наледь на окнах троллейбусов, крупные снежинки, которые падали и в свете фонарей, как бабочки, порхали и не таяли, потому что было очень мало машин. Тишина, и все белым-бело, и скрип снега под ногами. Люди едят мороженое на улице при 25 градусах мороза, что совершенно меня пора­зило. Мы приехали глубокой зимой, и я тогда еще был полон мечтаний, надежд.

– Не было обиды на родителей, что они привезли вас не обратно в Нью-Йорк, а в Мо­скву?

– Нет-нет. Причем “на родителей” неправильно — мама вообще ни при чем. Это отец. Он был очень авторитарным человеком, и отношения у нас были довольно сложные.

Он был горячим патриотом, воспитал меня соответствующим образом — в духе Советского Союза и социализма, и я мечтал о том, что мы сюда приедем, очень гордился тем, что я хотя бы наполовину русский.

Правда, мне быстро объяснили, что вообще-то не русский, что Поз­нер — это не русская фамилия. Но это узнавание реальности было уже потом.

– А где вы поселились в Мо­скве, в каком районе?

– Район этот называется гостиница “Метрополь”.

– Прекрасный район.

– Да, нам негде было жить. Мы полтора года прожили в “Метрополе”, потом нам дали отдельную квартиру в новом доме на Новослободской улице, напротив Бутырской тюрьмы.

Мне было невдомек, что эмигрантам не предлагают такую работу, на которой работал отец, и квартиры не даются вне очереди. Только много лет спустя я узнал, что папа работал на советскую разведку.

Он не был разведчиком, конечно, но активно помогал.

– Значит, в юности вы относились к золотой молодежи? Какая у вас была машина?

– Какая там золотая молодежь?! Я купил свою первую машину — “копейку” — в 1975 году, когда мне было 41. Причем я залез в долги, боялся, что никогда не смогу отдать. Так что сначала я ездил на “копейке”, потом на “трешке”, потом на “пятерке”.

– “Пятерка” была похожа на “семерку”, это я помню. У меня у самой был “жигуленок” седьмой модели.

– Да, и это была моя последняя машина в СССР. Времена изменились, и я уехал работать в Америку. Сначала у меня там не было машины, потом я купил автомобиль в лизинг.

Когда вернулся в Россию, его здесь угнали — к счастью, он был застрахован, так что деньги я не потерял.

Кстати, вспомнил историю: еще мальчиком в Нью-Йорке, по дороге в школу, которая была примерно в 15 минутах от дома, я играл в такую игру: считал, какие марки припаркованы на моей стороне улицы. Марка, которая встречалась чаще всего, выигрывала.

И однажды в ряду японских, американских и немецких привычных машин я увидел автомобиль, который меня совершенно потряс. Это был Jaguar. И я помню, что сказал себе: “Когда-нибудь у меня будет такая машина”. Прошло довольно много лет — и вот, пожалуйста: сейчас я счастливый обладатель Jaguar.

– Мечты сбываются. У ме­ня была похожая история. Моей подруге ее парень, очень обес­печенный человек, как-то подарил кабриолет Jaguar с тканевой крышей.

Обратите внимание

Я, когда увидела эту машину, просто остолбенела и поняла: это моя мечта. И вот — я уже больше десяти лет с Jaguar.

Правда, сначала у меня был Land Rover, но стоило мне сесть в Jaguar, как я осознала, что любовь юности никуда не ушла. В этой машине есть такое благородство, стиль.

– Да-да. Есть свое лицо, узнаваемое.

– Владимир Владимирович, вы всегда знаете, чего хотите, и занимаетесь только тем, чем хотите?

– У меня есть программа, как вы знаете, “ПОЗНЕР”, идет в прямом эфире, а их мало осталось таких. Где, по сути, автор делает то, что хочет. Еще есть программы о разных странах, которые мы делаем с Иваном Ургантом. Так что да: все, чем я занимаюсь, мне очень интересно.

– Гости программы “ПОЗ­НЕР” — это всегда ваш выбор?

– Важно сказать, что я не работаю на Первом канале, но канал покупает мою программу, и единственный человек, который может возразить против приглашения кого-либо в программу, — это Константин Львович (Эрнст. — Ред.).

Естественно, канал покупает не кота в мешке, и я обязан рассказать о своих планах. Я могу услышать: “Вы знаете, Владимир Владимирович, это не подойдет”. Так редко бывает, но бывает.

И я прекрасно понимаю, что есть люди, которых даже не надо предлагать.

– Хотя они могут быть вам интересны…

– Да, это компромисс. Но жизни без компромиссов не бывает. Важно себя не компрометировать, свои принципы. Предположим, я знаю, что я не могу на Первом канале взять интервью у Навального.

Навальный — не мой герой, но он — ньюсмейкер, и я считаю, что публика имеет право услышать, что он говорит. Но Первый канал в лице Эрнста говорит нет. Я могу или хлопнуть дверью и сказать: “Тогда я вообще не буду делать ничего!” — что не очень умно.

Или сказать: “Ну, хорошо”, и дождаться своего часа. Предлагают ли мне героев? Это бывало очень редко, и я могу ответить: “Нет, мне это не интересно”. И все. Надо сказать, в отношении меня Эрнст необыкновенно деликатен.

Мне ни разу не звонили ни из Кремля, ни из Го­сударственной Думы, хотя я знаю, что недовольство бы­ло. И на Константина Львовича давили, но он — просто стена. И мне никогда ничего не говорил.

– А вы потом узнавали?

– Случайно узнавал, да.

– Какие гости вам особенно запомнились из тех, что пришли к вам на программу за эти десять лет?

– Таких было много. Яркое интервью с отрицательной эмоциональной окраской было с депутатом Госдумы Ириной Яровой. Были и яркие провалы. Это программы со Жванецким и Ургантом, потому что я их обоих люблю, они мне очень близкие люди.

Я не смог им задавать те вопросы, которые надо было задать, поэтому получилась какая-то жвачка, а не интервью. Было много интересных моментов, таких, например, как с Анатолием Чубайсом.

Я его спросил: “Анатолий Борисович, а как вам живется с тем, что вы прекрасно знаете, что вас ненавидят?” Он помолчал, посмотрел мне в глаза и сказал: “По-разному, Владимир Владимирович”. И знаете, то, как просто он это сказал, я никогда не забуду.

Важно

Если говорить о разговоре, который не отпускал от начала и до конца, то это первое интервью с биологом Татьяной Черниговской. Но вообще, они все интересны.

– Ваши герои.

– Да. И задача у меня непростая — раскрыть их.

Чтобы зритель мой сказал: “А, вот он какой!” или “Вот она какая!” Интервью с Аленом Делоном неожиданно оказалось феноменально интересным, потому что он так открылся, как никогда и нигде не открывался, как мне потом рассказали.

Причем началось со ссоры: он пришел, полагая, что будет говорить десять минут о фильме, который приехал представлять в Москву. А когда узнал, что это часовая программа, сказал: “Это что такое! Я не буду, не хочу!” А характер у него ой-ой-ой — звезда.

Читайте также:  Факты о грибах, которые вас очень удивят

– Вы говорили с ним на французском?

– Да. И я говорю: “Ну, приятно было познакомиться, всего хорошего, раз нет — так нет”. И развернулся. Меня догнал его помощник: “Подождите!” Вскоре подошел Делон и говорит: “Из уважения к вам я все-таки пойду навстречу, хотя меня обманули, и это подло”. — “Ну, не я же вас обманул”. Мы начали. И вдруг он стал говорить о своем очень тяжелом детстве. О сложных отношениях с родителями.

О школьных годах. О том, как потом поступил во французскую армию и уехал воевать во Вьетнам. В общем, он много страдал. И видимо, так получилось, что мы были созвучны друг другу, и у него полилось. Это было поразительно. Вот бывают такие удачи: когда ты не только слушаешь человека, но за голосом слышишь что-то еще.

А по сути, любой человек интересен, потому что у любого человека что-то есть.

– Вас не пугает возможность закрытия вашей программы?

– Поскольку я не работаю на Первом канале, ее нельзя закрыть, но можно от нее отказаться.

И если Первый канал откажется от моей программы, то деваться мне некуда — я на Второй канал точно не пойду, да и никто меня там особенно не ждет по целому ряду причин, и на Четвертый тоже. Это будет означать, что программе пришел конец.

Если ее закроют, то это будет, скорее всего, по идеологическим соображениям, а не потому что ее не смотрят. В этом случае я буду вынужден дать пресс-конференцию и объяснить, как я это понимаю.

– Что дальше?

– У меня четкого плана “Б” нет. Получу ли я какие-то предложения или нет, я не знаю, как и то, приму ли я их. Но, к счастью, я за долгие годы обеспечил себя финансово, хотя бы в той степени, что я могу жить не работая. Не исключено, что я просто-напросто уеду в Париж. У меня там есть квартира. И я очень люблю этот город.

– Вот уже много лет в финале своей программы вы задаете всем своим гостям вопрос: “Оказавшись перед Богом, что вы ему скажете?” Так вот, я знаю: вы атеист, но мне как-то не верится, что вы так думаете, не верите в Создателя.

– Почему? Я не верю.

– Кто-то же нас создал…

– Не кто, а что. Природа — это да.

– А встреча с вашей женой Надеждой Соловьевой — разве не знак судьбы, не чудо?

– Я не верю в судьбу: в поощрение, наказание… Но я верю в везение, удачу. Верю в то, что если быть терпеливым, то можно дождаться. Терпение — одна из моих главных черт.

Потому что я по очень разным обстоятельствам должен был уметь терпеть. И может быть, это сыграло роль. Еще то, что я в совсем немолодом возрасте все еще хотел любить.

И в 70 лет все еще чувствовал себя вполне мужчиной, и женщины мне нравились… Они мне и сейчас нравятся, хотя мне 83.

– Это была любовь с первого взгляда?

– Да. Это очень странно — я очень хорошо помню, что почувствовал, когда ее в первый раз увидел. И одновременно мне в голову пришла мысль: “Ты что, с ума сошел? После 37 лет брака”. Противоречие мыслей и чувств.

– А у вас с Надей — третий брак?

– Да, третий. Первый брак длился почти десять лет, второй — 37. Во второй раз с Надей мы увиделись, когда она пришла на совещание, посвященное проблеме ВИЧ, которое я вел. Она, как опытный продюсер, должна была организовать концерт, посвященный этой теме.

Совет

Я встал, приветствуя ее, предложил сесть и сам присел — в кадку с фикусом, вместо того чтобы опуститься на свое место.

Настолько я был растерян, понимаете? Ну и потом очень робко, несмотря на внутренний голос, который говорил: “Не будь идиотом!” — я спросил: “Не могу ли я попросить ваш телефон?” Ну и она сказала: “Да, пожалуйста”.

– А она поняла, что с вами происходит?

– Ну, она же не глупая, Надежда. Но она, мне кажется, вначале не испытывала тех чувств, что я. Потом я узнал, что у нее самой в семье не очень все хорошо, может быть, я попал в нужный момент, не знаю.

– Дети не осудили ваш поступок?

– Дети мои в этом смысле — необыкновенно понимающие люди. Дети — ладно, они были взрослые, как-то было проще с детьми. Самому это было очень тяжело, я вас уверяю. Уход от жены после 37 прожитых вместе лет, понимание того, что она немолодой человек, и чувство вины, которое меня не покинуло… Оно и сейчас есть, но не такое острое, как раньше.

– Вы ее поддерживаете?

– Ее больше нет в живых, она умерла два года назад. Мы в начале поддерживали отношения, а потом она не хотела меня видеть, очевидно. Ну и больше я ее и не видел. Все произошло так, как произошло.

– В 52 года начать карьеру, в 74 влюбиться, жить полной жизнью, заниматься только тем, что нравится, приносит пользу, имеет смысл. Вы мой кумир, понимаете?

– Наверное, так происходит потому, что в том, что касается жизни, я все еще голоден, я есть хочу. Я много выступаю, езжу, снимаю и от всего этого получаю невероятный кайф.

– Недавно все мы вступили в 2018 год. Что бы вы могли пожелать нашим читателям?

– (Задумывается.) Знаете, обычно это бывает необыкновенно банально: все желают одного и того же — здоровья, удачи, счастья, и все это, конечно, вещи важные, но это уже такой приевшийся набор.

И я вот думаю: “А чего бы я мог пожелать любому человеку?” Наверное, чтобы ему было хорошо с собой.

У меня был очень близкий друг, друг моего отца, отсидевший 17 лет в лагерях и потом живший со мной, в нашей квартире, когда мои родители уехали работать за границу, я еще был студентом.

И он сказал мне как-то: “Вот не дай вам бог, проснувшись однажды утром и зайдя в ванную комнату, чтобы почистить зубы, увидеть в зеркале свое лицо, в которое вам захотелось бы плюнуть”. Я не забыл эти слова, они для меня чрезвычайно важны. Жить в ладу с собой, чувствовать себя полноценным — это то, чего я бы пожелал всем без исключения.

Источник: https://pozneronline.ru/2018/01/20240/

Владимир Познер – биография, факты, фото

Владимир Владимирович Познер – советский, российский и американский журналист и телеведущий, радиоведущий, писатель, первый президент Академии российского телевидения. Ведет авторскую программу «Познер».

В данной статье мы рассмотрим главные события биографии Познера, а также наиболее интересные факты из его жизни.

Итак, перед вами краткая биография Познера.

Биография Познера

Владимир Владимирович Познер родился 1 апреля 1934 года в Париже. Его отец Владимир Александрович, еврей по национальности, эмигрировал с родителями из СССР во Францию, когда был еще подростком. Повзрослев он начал работать в отделении крупной американской компании «Metro-Goldwyn-Mayer».

Мама Познера, Жеральдин Люттен, была француженкой. В середине 30-х годов она вместе с трехмесячным сыном отправилась в США, где устроилась работать монтажером в кинокомпании «Paramount Pictures».

Детство и юность

В 1939 г. Познер-старший забрал Люттен вместе с сыном из Америки обратно во Францию. Долгое время родители Познера не были официально расписаны. Они вступили в брак, когда их сыну было уже 5 лет.

Интересен факт, что позже Владимир Владимирович признается, что считает себя по национальности французом.

Владимир Познер в детстве

Как только молодая семья обосновалась во Франции, началась Вторая Мировая война (1939-1945). В результате семейству Познеров пришлось срочно эмигрировать в США. Именно в этой стране у пары родился второй сын Павел.

Позже отца Познера утвердили на ведущую должность в отделе русской кинематографии при американском военном департаменте. Поскольку он являлся настоящим патриотом СССР, мужчина согласился работать на советскую разведку.

Со временем стало ясно, что семейству необходимо покинуть пределы Америки, поскольку ими всерьез заинтересовалось ФБР.

Обратите внимание

В 1948 г. Познеры решили эмигрировать в ГДР, где советское руководство помогло отцу семейства получить место в компании «Совэкспортфильм».

В начале своей биографии Познер обучался в двух американских школах, однако после приезда в Германию ему пришлось ходить в местную школу, где обучали политических эмигрантов.

В 1952 г. Познеры переехали в Москву, о чем так давно мечтал глава семейства. В скором времени Владимиру удалось успешно сдать экзамены в МГУ на биолого-почвенное отделение.

Интересен факт, что изначально ему было отказано в поступлении по причине еврейского происхождения и «неблагоприятной» биографии. Только благодаря помощи отца он смог стать студентом университета.

После окончания вуза Владимир Познер занимался переводами научных статей. Вскоре на талантливого переводчика обратил внимание Самуил Маршак. Известный писатель предложил парню работу секретаря.

Позже Познер выполнял обязанности ассистента Маршака. Он редактировал материал и подготавливал для печати в изданиях переводы стихов.

Журналистика

Осенью 1961 г. Владимир Познер устраивается работать в Агентстве печати «Новости». Через 6 лет он начинает сотрудничать с журналом «Спутник». В 1970 г. в биографии Познера произошло очередное знаковое событие.

Владимир Познер с отцом и младшим братом

Познер начал работать в Гостелерадио в качестве комментатора. На протяжении последующих 15 лет его радиопередачи регулярно транслировались в США и Великобритании. Затем в биографии журналиста произошло еще одно важное событие.

Получив большую популярность, Познера начали часто приглашать на американские программы. Его основная задача заключалась в том, чтобы представлять СССР и его правительство в хорошем свете.

Владимир Владимирович мастерски защищал Советский Союз в спорных вопросах, прекрасно обосновывая свои слова. Интересен факт, что на то время он считал правильным ввод советских войск в Афганистан.

Важно

В 1985 г. совместно с американским телеведущим Филом Донахью, Познер провел телемост Ленинград–Сиэтл, где в частности рассматривалась тема евреев, проживающих на территории Советского Союза. После этого было проведено еще немало телемостов СССР-США, сыгравших важную роль в биографии журналиста.

На тот момент времени советские граждане считали Познера наиболее авторитетным и талантливым репортером в государстве. Накануне распада СССР он ушел с Центрального телевидения по причине конфликта с его руководством.

После этого в биографии Владимира Познера наступает новая фаза. В период 1991-1997 гг. он работает в Америке вместе с Донахью. Одновременно с этим он часто летает в Россию, где трудится над новыми телевизионными проектами.

В это же время выходят в свет 2 автобиографические книги журналиста – «Запад вблизи» и «Прощание с иллюзиями».

Программа PoznerDonahue, 1990-е годы

В 1994 г. Владимира Владимировича утвердили на пост Президента российского ТВ, который он занимал до 2008 г. Наиболее успешным проектом телеведущего считается его авторская передача «Познер», выходящая в эфир уже более 10 лет.

Гостями Познера становились многие известные люди: Михаил Горбачев, Никита Михалков, Дмитрий Медведев, Иосиф Кобзон, Алла Пугачева, Ален Делон и другие. Все они рассказывали об особенностях своих биографий и отвечали на различные вопросы ведущего. Положением на начало 2019 года передачу посетило около трехсот человек.

В последние годы Владимир Познер сотрудничает с телеведущим и киноактером Иваном Ургантом. Они снимаются в документальных фильмах и путешествуют по миру.

Скандалы

В адрес Познера помимо положительных отзывов слышно и немало критики. Так Сергей Смирнов публично заявил, что в телепроекте «Времена» Владимир Владимирович искажал немало исторических фактов, применяя при этом профессиональные журналистские приемы.

Интересен факт, что Михаил Задорнов, как, впрочем, и Владимир Соловьев, называли Познера «гениальным предателем».

Совет

Также негативно о нем отозвался и знаменитый российский интеллектуал Анатолий Вассерман. Он сказал, что часто те или иные выводы телеведущего исходят из его субъективного мнения, разительно отличающегося от объективной реальности.

Тем не менее, сегодня многие люди, проживающие на территории постсоветского пространства, считают Познера лучшим журналистом и телеведущим.

Стоит отметить, что он неоднократно критиковал действия Владимира Путина, а однажды обмолвился, что тот может закончить свою жизнь за решеткой. Также он отрицательно относится к присоединению Крыма к РФ.

При этом Познер критически отзывается и о Дональде Трампе. В частности, он высказался о том, что человек, не имеющий опыта в политике, не должен руководить таким государством, как США.

Личная жизнь

В биографии Познера было 3 женщины. Его первой супругой стала переводчик Валентина Чемберджи, на которой он женился в 1957 г. Вскоре у них родилась девочка Екатерина, ставшая в будущем музыкантом. Этот брак продлился 10 лет.

В 1969 г. Владимир Владимирович взял в жены Екатерину Орлову, которая позже станет руководителем «Школы Познера». Вместе молодые люди прожили долгих 36 лет. Они не имели общих детей, однако у них был приемный сын Петр Орлов, который также стал журналистом.

В 2008 г. в биографии Познера появилась третья жена – Надежда Соловьева, работавшая телепродюсером.

Интересен факт, что женщина на 21 год младше своего мужа. По словам телеведущего, сегодня он по-настоящему счастлив с новой супругой, вместе с которой имеет много общего.

Владимир Познер и его жена Надежда

Владимир Познер является убежденным атеистом. Он лояльно относится к секс-меньшинствам и регистрации однополых браков. Телеведущий имеет 3 гражданства – Росси, США и Франции.

В одном из интервью Познер признался, что старается проводить возле компьютера минимум времени, а также высказался о недоверии к Википедии.

Познер постоянно занимается спортом. Дважды в неделю он играет в большой теннис, совершает пробежки, занимается в спортзале и регулярно употребляет красное вино, поскольку считает этот напиток очень полезным для организма.

Владимир Познер сегодня

В профессиональной биографии Познера регулярно появляются новые проекты, которые имеют большую популярность в обществе. В 2017 г. состоялась премьера телефильма «В поисках Дон Кихота», в котором главными героями выступили Познер и Ургант.

Владимир Познер с Иваном Ургантом

Затем на экраны вышел фильм «Самые. Самые. Самые», где в качестве основных персонажей вновь выступил звездный дуэт.

На передачу к Познеру продолжают приходить известные люди. В 2019 г. он беседовал с такими личностями, как Андрей Клишас, Юрий Ганус и Зельфира Трегулова.

Несмотря на свой солидный возраст, Владимир Познер выглядит отлично и находится в прекрасной форме. Наверняка его поклонники еще не раз увидят журналиста в интересных проектах.

Фото Владимира Познера

Владимир Познер в молодостиСоветский журналист В.В. ПознерВладимир Познер с братом ПавломВладимир Познер в программе “Познер”В. Познер на презентации книги «Их Италия», 19 марта 2013 г.

Читайте также:  Интересные факты о русских людях

Владимир Познер и Иван Ургант

Если вам понравилась биография Владимира Познера – поделитесь ею в социальных сетях.

Если же вам нравятся интересные факты вообще, и биографии известных людей в частности – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org. У нас много увлекательных историй жизни!

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Источник: https://interesnyefakty.org/vladimir-pozner/

Владимир Познер: “Не верьте никому и никогда!”

Евгения Шафранек
редактор

Как же инертен наш зритель! Так и хочется подбежать, растормошить, крикнуть в ухо: “Ну что же ты, Михалыч!” Но сидит наш зритель, долго зреет, тяжко запрягает, а потом выдает дюжину одинаковых вопросов человеку, который может рассказать о себе, о своей судьбе, об отношении к жизни, интересных гостях в своей студии. Но в сотый раз звучит в зале тема #крымнаш. Становится очень тоскливо и немного неловко за нашу публику.

Фотографии: Вячеслав Шишлов

В Риге, в концертном зале Дзинтари гостил Владимир Владимирович Познер. Те, кто променял очаровательного Александра Васильева на обаятельного Владимира Познера – остались довольными. И несмотря на однообразные вопросы зрителей, вечер был приятным, а мы постарались подобрать для вас самое интересное.

Конечно, говорили о журналистике. “Я не знаю, есть ли журналистика в Латвии, но в России это явление, как профессия, как четвертая власть, долг которой говорить о том, что не в порядке – почти исчезло. Журналистика не может быть ни “за”, ни “против”, она не может быть проправительственной, не может быть оппозиционной – это уже пропаганда. И вот вам пример.

Обратите внимание

Много лет тому назад, после того, как убили Джона Кеннеди, президентом США стал Линдон Джонсон, при котором новый виток развития получила война во Вьетнаме.

В частности было объявлено и показано в газетах, что северо-вьетнамские торпедные катера напали на американский корабль.

“Терпеть такое безобразие совершенно невозможно, – заявили США, – поэтому теперь будем бомбить не только Южный Вьетнам, но и Северный”. А ведь действительно! На корабли-то напали!

Но один мой знакомый, работая в секретных архивах, наткнулся на документы Пентагона. Из которых выходило, что никакого торпедного катера не было вообще, и вся ситуация была придумана, чтобы начать военные действия на территории всего Вьетнама. Он эти бумаги украл и принес в газету The New York Times.

Кража документов, да еще гостайны, грозила тюремным сроком. Но он принес эти бумаги в газету и отдал редакции факты. Надо понимать, что газета The New York Times – самая уважаемая в США и одна из самых авторитетных в мире.

Как быть редактору? Если публиковать, значит на весь мир сказать: “Президент Америки наврал своему народу для того, чтобы начать войну против страны, которая ему ничего не сделала”.

Это удар по стране? Пожалуй! Это удар по президенту? Да уж конечно! И как должен поступить журналист в этом случае? Газета решила, что у нее выхода нет – она обязана сообщить об этом миру. И напечатала документы.

Сами понимаете, к чему это привело. Джонсон отказался баллотироваться на второй срок, а очень скоро закончилась и сама война. Но вы же понимаете, насколько сложным и тяжелым было решение редакции? Но это и есть настоящая журналистика!”

После чего Владимир Владимирович Познер рассказал старую историю о том, как журналист в кабинете министра обороны видит секретные документы, говорящие о том, что одна страна собирается начать войну с другой. Какие действия акулы пера можно считать верными? Правильный ответ: публикация подобной секретной информации.

А как сам Владимир Познер, заметь он на столе президента подобные документы, поступил бы? “Очень простой вопрос! Раньше я бы колебался – волновался бы за безопасность семьи.

Важно

Но сейчас прямо бы поинтересовался: “А что это у вас тут за документы лежат, а?” Но так как Владимир Путин отказывает мне в интервью уже третий раз, то я не могу оказаться в такой ситуации.”

ВОПРОС: В Декларации независимости США от 4 июля 1776 года сказано, что “все люди сотворены равными и все они одарены своими правами”.

Почему же Америка так ведет себя по отношению к другим государствам?”
ПОЗНЕР: Вы считаете, что он имел в виду только американцев и поэтому они так плохо себя ведут? Нет, Томас Джефферсон, автор Декларации, имел в виду всех людей.

А что касается поведения американцев сегодня, то Джефферсон, на самом деле, к такому раскладу не имел никакого отношения.

ВОПРОС: Когда закроют Россию?
ПОЗНЕР: Закроют это как?! Когда запретят въезд и выезд?! Полагаю, что этого не произойдет никогда.

ВОПРОС: Мне 13 лет, какой совет вы могли бы дать моим сверстникам на будущее?
ПОЗНЕР: Никакого совета не могу дать. Но могу попросить. Не верьте никому и никогда на слово, пока вы сами все не проверите. Особенно политикам! Просто думайте. Думайте и читайте!

ВОПРОС: Несерьезный вопрос! Как вы относитесь к аббревиатуре “ВВП”?
ПОЗНЕР: (Смеется) Зависит от того, о ком речь!

ВОПРОС: Почему вы “за” развитие отношений с Китаем?
ПОЗНЕР: А кто вам сказал, что я “за”?! Я просто полагаю, что это неизбежно, потому что игнорировать Китай невозможно. И вообще отношения лучше всегда развивать, чем не развивать. Но это надо делать с умом и понимать, какие последствия могут быть.

ВОПРОС: Уважаемый Владимир, вы сравниваете свою профессию со спортом…
ПОЗНЕР: Я?! Вообще-то я говорил о врачах. А к спорту я имею лишь одно отношение – играю в теннис. И сравнивать спорт и журналистику невозможно, потому что в спорте никакой объективности быть не может – выиграть надо любой ценой!

ВОПРОС: Я вам сейчас зачитаю три заголовка с “Россия24”. “Украинские школьники согревают солдат кровью российских младенцев”… У меня скрин-шоты, если что. “Каратели оторвали ногу столетней жительнице Донецка”.

“Украинская армия отметила профессиональный праздник убийством жителей Донецка”. Вот скажите, вы там поближе будете к Первому каналу, эти журналисты, которые там работают, они на самом деле верят в этот бред?
ПОЗНЕР: Вот тут из зала вам кто-то крикнул: “Молодец!”.

А в чем молодцовость? Вы задали совершенно очевидный вопрос. Что вы хотите от меня услышать? Что это невозможно? Что это жуткая, темная, страшная пропаганда? Вас устроит такой ответ? Только это есть не только на Первом канале, но и на Украине.

Или вы думали, что я начну оправдывать Первый канал? Тем более, что это даже не Первый канал. Но это неважно. Это безобразие! Б Е З О Б Р А З И Е.

ВОПРОС: Что вы думаете по поводу цели пропаганды в Америке и в Европе сексуальных меньшинств?
ПОЗНЕР: Ну и? Какая пропаганда? Что вы имеете в виду?
ВОПРОС: Раньше никто не заключал браки между мужчиной и мужчиной, например.

А последние лет 5-7 это активно пропагандируется.
ПОЗНЕР: Когда я жил в Америке мне неоднократно били морду за то, что я говорил: “Чернокожие такие же, как белые”.

Полагаю, если бы я говорил об этом больше, а потом бы нашлись единомышленники, то кто-нибудь, наверняка, сказал: “Да это же пропаганда черных! Ох, неспроста это!”. Так что все это глупости! Нет никакой пропаганды. Ну женятся – так пусть женятся.

Вам-то что? Обещаю, что я не женюсь на мужчине! Вот не тянет! Ну ходят парадом – пройдите мимо! Как они могут навредит яркими флагами? У вас фашисты парадом ходят, вас ЭТО не волнует?

ВОПРОС: У кого бы вы хотели взять интервью?
ПОЗНЕР: Живых или умерших? В любом случае, у Леонардо да Винчи.

ВОПРОС: Сколько нужно времени мужчине, чтобы он понял: эта женщина – его жена?
ПОЗНЕР: (Смеется): Ну мне понадобилось лет 70 с небольшим.

ВОПРОС: Что бы вы сказали Богу, если бы встретились с ним?
ПОЗНЕР: Я читал Библию. И читал ее очень внимательно. Да, я неверующий, но я не хочу задеть чьих-то чувств, но Богу я бы сказал: “Как тебе не стыдно?”.

Совет

Потому что в Библии написано: “Ни один волос не падет c твоей головы без Его ведома”.

Значит, все с Его ведома? Когда пятилетний ребенок болеет раком – это с Его ведома?! Когда цунами уносит жизни 20 000 человек, в том числе новорожденных, – это с Его ведома?! А Холокост? Тоже с Его ведома?

ВОПРОС: Некто Джон Перкинс в своей книге “Исповедь экономического убийцы” рассказал о том, что в США существует некая закрытая организация, цель которой навязывать другим странам самые разные проекты-ловушки и давать огромные займы якобы под развитие.

 Фактически же США вгоняют другие страны в долговую яму и лишают суверенитета. Скажите, вы верите, что такой расклад – реален? Или такая теория всемирного заговора – полная ерунда?
ПОЗНЕР: Надо просто понять (нравится или нет), что у американцев есть такое ощущение, что они Богом избранная нация.

Они в это искренне верят! И считают: то, что есть у них – должно быть у всех. Потому что лучше этого нет! У них просто есть такое убеждение. Поэтому, когда американцы экспортируют что-то, то они, как католические проповедники, верят, что несут в мир только хорошее. Америка, конечно, защищает свои интересы, как и любая страна.

Но разговорам о заговоре и таинственных организациях – не верьте!

ВОПРОС: Пруст был гомосексуалистом?
ПОЗНЕР: (Смеется) Да-а-а. А еще Чайковский. И еще много кто. Например, Оскар Уайльд. И что?
ВОПРОС: Он сошел с ума в конце жизни
ПОЗНЕР: (Смеется) А вы думаете, что эти две вещи как-то связаны?! Я вот знаю не гомосексуалистов, которые тоже сошли с ума.

ВОПРОС: Я родился на Украине, но с пяти лет живу в Латвии. И постоянно возникает вопрос: “Я здесь дома или в гостях?” Возможно, вы испытываете что-то похожее, живя в нескольких странах?
ПОЗНЕР: Да, конечно! Я нигде не дома до конца. Больше всего дома я в Нью-Йорке, во Франции и в моей квартире в Москве. (Смеется).

И потом, что такое “дом”? Это же выражение лиц прохожих, жестикуляция, как улыбаются люди и что они едят. Когда ты вдруг осознаешь: “О, это мое!”. И я думаю, что вы здесь – не дома. И никогда не будете. Более того, если вы вернетесь на Украину, то и там вы будете не совсем дома. Это очень трудная вещь.

С одной стороны обогащает, но с другой стороны всегда есть немного тоски, которая время от времени дает о себе знать.

А вам всем желаю удачи и веры в себя!

Источник: http://brunch.lv/vladimir-pozner-riga-dzintari/

Владимир Познер

Владимир Владимирович Познер – российский телеведущий, журналист, президент Академии российского телевидения.

Владимир Владимирович Познер появился на свет 1 апреля 1934 года в Париже. Отец, Владимир Александрович Познер, был еврейским эмигрантом, прибывшим из России. Мать – француженка Жеральдин Люттен.

Когда Владимиру было три месяца, его родители расстались, и мальчик с мамой приехал в Нью-Йорк. Родители не были официально женаты до 1939 года, когда отец забрал семью назад в Европу. Вскоре после этого он получил работу во Франции, куда и переехало все семейство.

Обратите внимание

В 1940 году Францию оккупировали гитлеровцы, и семье пришлось спешно бежать в США. Назад они вернулись в 1945 году.

После наступления эпохи так называемого «маккартизма» и преследований тех, кого подозревали в коммунизме, Познеры уехали в СССР. В 1952 году семья поселилась в Москве. В 1953 году Владимир стал студентом МГУ, биолого-почвенный факультет, специальность «физиология человека».

Как позже вспоминал Познер, принимать в МГУ его не хотели, хотя он и набрал достаточно баллов по конкурсу. Виной тому было еврейское происхождение. Дело удалось уладить благодаря связям Познера-старшого. В 1957 году, еще будучи студентом, Владимир женился на Валентине Чемберджи.

В 1958 году Владимир окончил университет. На первых порах он зарабатывал себе на жизнь переводами. Спустя год Самуил Маршак принял Познера к себе литературным секретарем. В этот период Владимир начинает публиковать некоторые свои работы в газетах.

В 1960 году Познер стал отцом, — Валентина родила ему дочь Екатерину. В 1961 году он покинул Маршака и получил место в Агентстве печати «Новости». До 1967 года работал редактором журнала «USSR», который распространялся за границей. Затем перешел в журнал «Спутник».

В 1967 году Познер был принят в ряды КПСС. В том же году он развелся с Валентиной Чемберджи. После развода они сохранили нормальные отношения, работали вместе. В 1968 году выпустили совместный перевод книги «Поезд мчится к славе» Вуди Гатри.

В 1969 году второй женой Познера стала Екатерина Орлова. Их брак просуществовал до 2005 года.

В 1970 году Познер начал работать в Комитете по телевидению и радиовещанию, который позже был переименован в Гостелерадио СССР. Вплоть до 1985 года вел пропагандистскую англоязычную передачу «Голос Москвы». К концу 1970-х годов Познер часто появлялся на западном телевидении, где общался на злободневные вопросы относительно действий СССР.

Важно

В декабре 1985 года Владимир вел телемосты между Ленинградом и Сиэтлом. В следующем году последовали телемосты между Ленинградом и Бостоном. В том же году Владимир стал обозревателем Центрального телевидения. На этой должности он проработал до 1991 года, когда был вынужден покинуть Гостелерадио из-за ссор с руководством.

В сентябре 1991 года американский журналист Фил Донахью пригласил Познера на совместную телепередачу «Познер и Донахью» на телевидении США. В 1994 году Познер стал президентом Академии Российского Телевидения.

В Штатах Владимир вел также передачу «Final edition» (с 1996 года). Параллельно с этим Владимир работает и как писатель. В 1990 году была представлена его автобиографическая книга «Parting With Illusions».

В 1991 году вышла книга о распаде СССР «Eyewitness: A Personal Account of the Unraveling of the Soviet Union».

В 1997 году Владимир переехал в Москву окончательно. В том же году он начал вести радиопрограмму «Давайте это обсудим», которая выходила на радиостанции «На семи холмах». Тогда же Познер с женой Екатериной открыл «Школу телевизионного мастерства» в Москве, которая занимается подготовкой региональных журналистов.

В ноябре 2000 года Познер начал вести ток-шоу «Времена», которое покинул в 2008 году. В декабре 2004 года Владимир был соведущим телемарафона «Время Жить!», посвященному борьбе со СПИДом. В 2008 году, после ухода из «Времен», Познер вел совместно с Иваном Ургантом цикл телепередач «Одноэтажная Америка». В ноябре Владимир представил авторскую передачу «Познер».

Читайте также:  Евгений евтушенко - уникальные факты

В 2008 году Познер женился на продюсере Наталье Соловьевой. В сентябре 2010 года на «Первом канале» вышел проект «Тур де Франс» Познера. В апреле 2012 года на телеканале «Дождь» начались трансляции передачи «Парфёнов и Познер».

Совет

В июне Познер ушел их этой передачи, сосредоточившись на других проектах на «Первом канале».

В июле 2012 года на «Первом канале» началась трансляция многосерийного фильма «Их Италия», ведущими которого стали Иван Ургант и Владимир Познер.

Основные достижения Познера

  • Президент Академии российского телевидения. Автор восьми книг. Создатель четырех телевизионных фильмов.
  • ТЭФИ.
  • Орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени.
  • Орден Дружбы народов.
  • Орден Почёта.
  • 1 апреля 1934 года – рождение в Париже.
  • 1952 год – переезд в СССР.
  • 1953 год – поступление в МГУ.
  • 1957 год – женитьба на Валентине Чемберджи.
  • 1958 год – окончание университета.
  • 1960 год – рождение дочери Екатерины.
  • 1961 год – начало работы в Агентстве печати «Новости».
  • 1967 год – Познер становится членом КПСС. Развод с Валентиной Чемберджи.
  • 1969 год – женитьба на Екатерине Орловой.
  • 1970 год – начало работы в Комитете по телевидению и радиовещанию.
  • 1985 год — телемосты между Ленинградом и Сиэтлом.
  • 1986 год — телемосты между Ленинградом и Бостоном.
  • 1990 год — автобиографическая книга «Parting With Illusions».
  • 1991 год – отъезд в США. Книга Eyewitness: A Personal Account of the Unraveling of the Soviet Union».
  • 1997 год – возвращение в Россию. Открытие «Школы телевизионного мастерства».
  • 2005 год – развод с Екатериной Орловой.
  • 2008 год – женитьба на Надежде Соловьевой. Выход телефильма «Одноэтажная Америка».
  • 2010 год – телефильм «Тур де франс».
  • 2012 год – телефильмы «Их Италия» и «Глаз божий».

Интересные факты из жизни Познера

  • Коллекционирует модели автомобилей и кружки из городов, в которых побывал.
  • Очень любит бейсбол, однажды играл с собственной командой «Московские Чайники» в Сан-Франциско.
  • Отлично знает французский и английский языки.
  • Мечтает уехать на пенсию во Францию.
  • В женщинах больше всего ценит доброту.

Источник: http://kniga-sudeb.net

Источник: http://biografix.ru/vladimir-pozner

Владимир Познер: “Уровень предвзятости к России невероятен, хотя ее есть за что критиковать”

4 февраля в прокат выходит документальная лента об участнике польского антигитлеровского сопротивления Яне Карском, который первым в 1942 году принес весть в Великобританию и США о массовом истреблении евреев нацистами.

Одного из героев фильма озвучивает Владимир Познер.

Мы встретились с телеведущим после закрытого показа картины в Еврейском музее и центре толерантности, чтобы поговорить о современном антисемитизме, российском президенте и российском телевидении

Владимиру Познеру 81 год, для своих лет он выглядит исключительно бодро, носит модные желтые калоши, имеет хитрый прищур, берет интервью у Земфиры, которое та называет «эпик фейлом», снимает документальные фильмы в паре с Иваном Ургантом, умеренно критикует власть или держит нейтралитет.

В картине о Яне Карском, человеке, «который в одиночку пытался остановить Холокост», Познер озвучивает Томаса Вуда, американского историка и журналиста, выступающего в роли автора-интервьюера.

Разговор с телеведущим после премьеры фильма мы вполне логично начинаем с темы антисемитизма, а заканчиваем — неожиданно — прогнозом ближайшего будущего России. 

В фильме «Ян Карский», где вы озвучиваете автора, поднимается тема Холокоста — антисемитизма в самом крайнем его проявлении.

В России 2016 года есть проблема враждебного отношения к евреям? 
Она есть, но я должен сказать, как человек, имеющий этот опыт, что сегодня в России антисемитизма гораздо меньше, чем когда-то, я гораздо реже его встречаю, даже в выражениях его гораздо меньше.

Обратите внимание

Он имеет место, конечно, и его легко возбудить, но тот факт, что Путин довольно явно дает понять, что он не антисемит и что он осуждает антисемитизм, тоже играет свою роль.

А где антисемитизма больше? Ну вот на Украине его больше, чем в России?
Я очень давно не был на Украине, но во Франции, безусловно, да. Французы говорят мне, что это уже стало по-настоящему заметным явлением.

Однажды в интервью вы сказали, что чувствуете себя евреем только тогда, когда говорите с антисемитами.
Это правда!

А озвучивая этот фильм, вы чувствовали себя евреем?
Я озвучивал не еврея, а американца, которым я себя чувствую в гораздо большей степени.

В фильме есть очень яркий эпизод встречи главного героя Яна Карского с Рузвельтом, где Карский называет его «властелином мира», причем несколько раз. И в этом контексте вспоминается ваше высказывание о Путине, прозвучавшее в одном из интервью. Вы тогда сказали, что Путин считает себя «чемпионом мира».

И это особенно забавно, учитывая, что Рузвельт — единственный американский президент, который избирался больше двух раз…
Ну я же все-таки говорил с иронией, а Карский-то нет, он действительно так считал. Он очень тонко подмечает отсутствие интереса у Рузвельта к этой беде (отсутствие интереса к истреблению евреев нацистами. — Прим.

Buro 24/7), и это правда, он очень хорошо его изображает, очень правильно, с длинным этим мундштуком.

Тем не менее интересно было бы поговорить с вами про то самое путинское «чемпионство». В 2012 году вы сказали, что оно опасно. А что сейчас с этим феноменом?
В прошлом году Путин появился на обложке Time как человек года.

Я хочу подчеркнуть, что Time уже очень много лет публикует на своей обложке человека года, но это необязательно положительный персонаж, зато всегда влиятельный. Гитлер был на обложке, Сталин был и так далее. В том смысле, что Путина сочли самым влиятельным, он очевидно чемпион.

В этом году Ангела Меркель оказалась на обложке, не Путин. И я все-таки в отношении него употребляю слово «чемпион» с долей сарказма.

Мы все знаем, что вы хотели видеть его своим гостем.
Неоднократно! И хочу до сих пор.

Когда вы делали запрос в последний раз?
Ой, уже, наверное, год назад. И я еще раз буду, обязательно.

Что вам ответили на предложение?
Сказали «нет», но это было неофициально, по телефону. А я буду делать официальный запрос.

Важно

У вас уже готов первый вопрос для этого интервью?
Конечно, но я вам его не озвучу, я же не хочу, чтобы Путин заранее знал, о чем я его спрошу. (Улыбается.)

Я хотел поговорить о вашей программе. Скажите, почему она выходит в такое нерейтинговое время?
Все политические программы на «Первом канале» идут в одно и то же время, а именно — в это.

Считается, что наиболее думающая, интеллектуальная и образованная публика смотрит ТВ именно в эти часы.

И если такие программы, в том числе и мою, поставить, скажем так, в более «смотримое» время, то соперничающие каналы, НТВ и «Россия», поставят в ответ какие-нибудь блокбастеры, и рейтинг будет совсем уж ничтожным. Таков взгляд руководства, может быть, и не ошибочный, я не знаю.

Вы имеете в виду Эрнста?
Да, господина Эрнста.

У вас какие с ним сейчас отношения?
Абсолютно рабочие, нормальные отношения.

Он дает какой-то отклик по вашим программам?
Если ему нравится, он иногда звонит, говорит, что очень понравилось. Если не нравится, не звонит, но если не звонит, то это ничего не значит. Вот после фильма «Еврейское счастье» он звонил, сказал, что ему страшно понравилось.

Говорят, что если Эрнст посмотрит на часы, то безошибочно скажет, какая программа в данный момент идет на «Первом». Это правда?
Правда, это человек, который работает 18 часов в сутки и успевает все прочитать и все посмотреть. Я совершенно не понимаю, как он это делает.

«НАДО УПРАЗДНИТЬ ФАКУЛЬТЕТЫ ЖУРНАЛИСТИКИ. НАДО, ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕК ПОЛУЧАЛ ЗНАНИЯ НА ИСТФАКЕ, НА ФИЛФАКЕ, НА ФИЛОСОФСКОМ ФАКУЛЬТЕТЕ, ГДЕ УГОДНО»

Что сейчас происходит с российским телевидением, как вы думаете? Не в смысле пропаганды и ограничения свободы слова, а как с жанром? Почему думающий класс, о котором вы говорите, гордится тем, что не имеет дома телевизора?
Это, конечно, такой снобизм — «я не смотрю телевизор, я смотрю в интернете».

А какая разница? Мне кажется, возникло сильное неприятие того, что показывают по телевизору, потому что в свое время даже человек, который возглавляет президентскую администрацию, Иванов, говорил о том, что оглупляют народ. Вот взять «Поле чудес» — ну нет сил уже, сколько может это быть.

Я, например, всегда гордился тем фактом, что российская публика, на круг все-таки более начитанная, она больше интересуется окружающим миром, чем многие другие, я знаю это по личному опыту. И вдруг ее кормят такой прожеванной уже кашей, что даже самому не надо жевать, надо только глотать.

Конечно, человек говорит: «Ну сколько я могу это смотреть?» Но в ответ скажут: «Зато рейтинг, люди смотрят». Так значит, вы создаете таких людей в результате, вы говорите им, что смотреть, вместо того чтобы поднимать уровень. Все-таки из первого класса идут во второй, а не наоборот.

Есть ли телепроекты, которые вы готовы похвалить? Кроме «Вечернего Урганта», конечно.
«Вечерний Ургант», кстати говоря, абсолютная калька американской программы. Конечно, Иван Андреевич отличается поразительной способностью с ходу острить, он это делает, как никто другой.

Но программа скорее американская, и в этом нет ничего ни плохого, ни хорошего. Вот когда они делали «Прожекторперисхилтон», это была гораздо более российская программа, и она была совершенно оригинальной, такой больше нигде не было.

Что же касается проектов, которые я похвалил бы, то должен положа руку на сердце сказать, что таких нет. И вообще, если спросить, что произвело на меня за последние годы самое сильное впечатление на нашем ТВ, я скажу, что это был сериал «Ликвидация» и рассказ матери Павла Лунгина «Подстрочник».

Я ничего не могу сказать про все остальное: оно мне совсем неинтересно.

Автор «Подстрочника» Олег Дорман, кстати, отказался от ТЭФИ, обвинив членов академии в том, что фильм 11 лет не выходил на экраны.
Это абсолютно его право, я ведь был президентом телеакадемии 14 лет, но очень давно уже ушел оттуда и к этому не имел ни малейшего отношения.

«Вот вЗЯТЬ “ПОЛЕ ЧУДЕС” — НУ нет сил УЖЕ, СКОЛЬКО МОЖЕТ ЭТО БЫТЬ»

Совет

Говоря о кальках на ТВ, хочется вспомнить Влада Листьева и его подтяжки, которые напоминали подтяжки Ларри Кинга.
Да-да, и его подтяжки, и его очки очень напоминали Ларри Кинга.

На мой взгляд, это было совершенно зря: Влад был ярким, самодостаточным, талантливым человеком, он мог создать свой образ, а вовсе не образ Ларри Кинга.

К сожалению, я с ним не говорил никогда на эту тему, я был в Америке, он был здесь, но я бы у него спросил: а зачем? Мне очень любопытно, что бы он мне ответил.

Телевидению сегодня не хватает Листьева?
Конечно, такой яркий, самобытный человек. А его «Взгляд» — это же была блестящая программа, таких не хватает.

В своих интервью вы говорите, что журналистики сегодня нет, есть пропаганда.
Да, я так считаю. Есть журналисты, отдельно взятые, но журналистики как профессии сейчас нет.

Даже в онлайн-медиа?
Это вообще не журналистика, потому что человек, который этим занимается, никакой ответственности не несет, он что хочет, то и пишет. Я — за, пусть человек выражается, это замечательно, но журналист все-таки лицо ответственное, у него есть ответственность перед своей аудиторией, а здесь этого нет.

Чему сейчас нужно учить молодежь на факультетах журналистики?
Не надо вообще ее учить, надо упразднить факультеты журналистики.

Надо, чтобы человек получал знания на истфаке, на филфаке, на философском факультете, где угодно, чтобы он чуть-чуть на мир посмотрел, поработал и понял, почему он хочет быть журналистом, что в этой профессии такого для него.

И должны быть школы журналистики для тех, кто уже понял это, где только журналистикой занимаются и не занимаются никакими другими предметами.

Журналистика мнений или журналистика факта?
Журналистика факта.

А что с мнениями?
Есть комментаторы, и если ты комментатор и высказываешь мнение, не выдавай его за информацию. Например: «Я считаю, что всех евреев надо повесить». Да на здоровье, это твое мнение.

Вы всегда говорите, что не считаете себя русским человеком. Часто бывает, что русские люди любят ругать свою страну, находясь у себя на родине, но стоит им приехать за границу и услышать о России нелестные слова, как они тут же рвут за нее глотку.

А вам доводилось защищать Россию за рубежом?
Постоянно, было множество таких ситуаций. Это как на приеме у невропатолога: он бьет вам по ноге, а она рефлекторно подскакивает, такая физиологическая реакция. В Америке, да и в Западной Европе, такая реакция на все русское.

Например, сегодня я смотрел фильм моего друга о Большом театре.

Первый вопрос, который ему задали в Англии: «Путин разрешил снимать?» Ну разумеется, только Путин, как же еще! Или вот сегодня идет огромный шум по поводу того, что судья в отставке, который около двух лет рассматривал дело об убийстве Литвиненко, объявил, что с его точки зрения, вероятно, Путин дал указания его убить. «Вероятно» — и это судья говорит, о чем речь вообще? А если не дал указания? И вот здесь я начинаю возмущаться: вы вообще соображаете или нет? Уровень предвзятости к России невероятен, хотя ее есть за что критиковать, и я сам критик, но эта критика должна быть основана на знаниях.

Вы сейчас в американском эфире появляетесь?
Да, меня приглашают иногда.

Правда ли, что гостем вашей программы в Америке когда-то был Жириновский?
Да, был. И тогда это был такой тихий, мирный, пушистый Владимир Вольфович. Это очень давно было, в 90-е годы.

И о чем вы говорили?
О России, об отношениях. Я ведь работал в Штатах с 91-го по 96-й год, 20 лет уже прошло.

Я очень внимательно изучил ваш сайт, там большая, регулярно пополняемая подборка ваших интервью. Вы даете их очень часто…
Иногда я говорю себе: ну все, хватит, полгода я вообще не буду давать никаких интервью.

 С другой стороны, это мои коллеги, и мне очень трудно отказать. Звонит человек один раз, второй раз, третий раз, просит, и как-то я соглашаюсь, хотя особого удовольствия от этого не жду.

Обратите внимание

Бывает, что получается очень интересно: человек подготовился, интересно подходит, но это редкий случай, крайне редкий.

Устаете отвечать на одни и те же вопросы?
Устаю.

Как вы смотрите сейчас на все, что происходит в стране? Вы пессимист или оптимист? 
Как бы сказать поточнее… Я думаю, что будет еще хуже.

Источник: https://www.buro247.ru/personality/interviewheroes/uroven-predvzyatosti-k-rossii-neveroyaten-khotya-e.html

Ссылка на основную публикацию