В каких странах два государственных языка

Многоязычные страны Европы

Язык, имеющий привилегированный статус в государстве или международной организации. Применительно к официальному языку государства часто используется термин государственный язык, хотя главы и правительственные институты некоторых государств настаивают на разграничении этих двух понятий.


Государственный язык
Это прежде всего язык конституции данного государства, а поэтому можно считать, что государства, не имеющие кодифицированной конституции, не имеют и государственного языка.

Чаще всего государственным (официальным) языком является язык наиболее многочисленного народа (этнической группы) данного государства. В то же время законодательством некоторых государств определено, что официальные государственные документы должны издаваться и на иных языках.

Эксперты ЮНЕСКО в 1953 году предложили разграничить понятия «государственный язык» и «официальный язык»:

Государственный язык — язык, выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в политической, социальной и культурной сферах, выступающий в качестве символа данного государства.

Официальный язык — язык государственного управления, законодательства, судопроизводства.

Эти два определения воспринимаются как разъяснительно — рекомендательные, не обязательные для всех стран.

Обратите внимание

Следует различать государственные (официальные) языки и официально признанные языки национальных меньшинств, на которых может вестись обучение детей в школах и которые могут использоваться в делопроизводстве.


Региональный язык
Язык или языки, официальный статус которого (ых) закреплён в законодательстве одного или нескольких административно — территориальных субъектах: федеральный округах, провинциях, краях, штатах, муниципалитетах, районах, сёлах или других административно установленных регионах государства наряду с официальным/государственным языком, который действует на территории всего государства. Само понятие «региональный язык» представляет определённые трудности для политиков и лингвистов, особенно в случае распространения близкородственных языков, когда трудно разграничить понятие язык и диалект. Подобная ситуация наблюдается в Китае, Франции, романских странах, в южнославянском и отчасти германском регионах.
Европейская хартия региональных языков и национальных меньшинств
«Региональные и малочисленные языки» должны соответствовать следующим критериям:

1. Традиционно использоваться на определённой территории гражданами данного государства, которые являются национальным меньшинством на территории данного государства;

2. Иметь существенные отличия от официального/государственного языка.
Многоязычные страны Европы
Финляндия Столица — Хельсинки

Официальные языки: Финский, Шведский.

Португалия Столица — Лиссабон

Официальные языки: Португальский, Мирандский (региональный язык).

Испания Столица — Мадрид

Официальные языки: Испанский, Галисийский (в Галисии), Каталанский (в Каталонии, на Балеарских островах, Валенсианский язык в Валенсии), Баскский (в Стране Басков, и в Наварре),Аранский (в Валь—д'Аране).

Бельгия Столица — Брюссель

Официальные языки: Нидерландский (только во Фландрии и Брюсселе), Французский (только в Валлонии, кроме территории Немецкоязычного сообщества, и Брюсселе), Немецкий (только на территории Немецкоязычного сообщества).

Швейцария Столица — Берн

Официальные языки: Немецкий, Французский, Итальянский, Романшский.

Австрия Столица — Вена

Официальные языки: Немецкий. Региональные языки: Словенский (Каринтия), Градищанско—хорватский, Венгерский (Бургенланд).

Босния и Герцеговина Столица — Сараево

Официальные языки: Боснийский, Хорватский, Сербский.

Ирландия Столица — Дублин

Официальные языки: Ирландский и Английский.

Белоруссия Столица — Минск

Официальные языки: Белорусский, Русский.

Ватикан Столица — Ватикан

Официальный язык: Латинский, Итальянский.

Казахстан Столица — Астана

Официальные языки: Казахский — государственный, Русский — официальный.

Республика Косово Столица — Приштина

Официальные языки: Албанский, Сербский.

Люксембург Столица — Люксембург

Официальный язык: Люксембургский, Французский, Немецкий.

Мальта Столица — Валлетта

Официальный язык: Мальтийский, Английский.

Республика Кипр Столица — Никосия

Официальный язык: Греческий, Турецкий.

Официальные языки Евросоюза

Официальные языки Евросоюза — языки, являющиеся официальными в деятельности Европейского союза (ЕС).

В европейских институтах официально равноправно используются следующие языки:

  1. Английский
  2. Болгарский
  3. Венгерский
  4. Греческий
  5. Датский
  6. Ирландский
  7. Испанский
  8. Итальянский
  9. Латышский
  10. Литовский
  11. Мальтийский
  12. Немецкий
  13. Нидерландский
  14. Польский
  15. Португальский
  16. Румынский
  17. Словацкий
  18. Словенский
  19. Финский
  20. Французский
  21. Хорватский
  22. Чешский
  23. Шведский
  24. Эстонский

Все решения, принимаемые официальными органами ЕС, переводятся на все официальные языки, и граждане ЕС вправе обращаться в органы ЕС и получать ответ на свои запросы на любом из официальных языков.

Источник: http://blog.vilisov.info/article/3

Страны с несколькими государственными или официальными языками — СПИСОК

Без всякой политики и аналитики — просто информация: список стран с несколькими государственными или официальными языками.

Yenicag.Ru представляет читатлям государства, официальные языки, факты, которые собрал портал Fishki.net.

Австрия — основной: немецкий; региональные языки: словенский (Каринтия), градищанско-хорватский, венгерский.

Андорра — каталонский, испанский, французский.

Бельгия — фламандский, французский, немецкий.

Дания — основной: датский, также гренландский в Гренландии и фарерский на Фарерских островах, на юге Дании — немецкий язык.

Ирландия — ирландский, английский. Основным языком общения абсолютного большинства населения остается английский. Ирландским языком на уровне бытового употребления владеют 32,5% населения.

Испания — гос.яз. кастильский (испанский литературный), региональные-официальные — баскский, каталонский, галисийский.

Италия — гос.язык итальянский, региональные: немецкий и ладинский в Южном Тироле, словенский и фриульский в Фриули-Венеция-Джулия, французский в Валле-д’Аоста, сардинский на Сардинии.

Кипр — греческий, турецкий.

Люксембург — французский, немецкий и люксембургский (франсик мозелан). Последний является одним из диалектов французского языка.

Мальта — мальтийский, английский.

Нидерланды — гос. яз. нидерландский (фламандский), региональные — западнофризский, лимбургское наречие, нижнесаксонские диалекты (несколько).

Норвегия — норвежский (букмол и нюнорск), региональный — саамский.

Польша — польский, региональные: белорусский, литовский и немецкий.

Словакия — словацкий, региональный — венгерский.

Словения — словенский, региональные — венгерский, итальянский.

Финляндия — финский и шведский. Шведская этническая группа составляет лишь около 5% общей численности населения этой страны.

Швейцария — немецкий, французский, итальянский, ретороманский (на котором говорит ок. 0,1% населения).

ЮАР — африкаанс (диалект голландского), английский, зулу, коса, свати, ндебеле, сесото, северный сото, тсонга, тсвана и венда.

Индия — хинди и английский.

Кроме этих официальных языков в индийскую Конституцию занесены 18 (на Вики написано — 21) наиболее распространенных в стране языков с определением «главные». При этом каждый штат и отдельная территория имеют право в дополнение к общенациональным официальным языкам вводить в качестве официальных языков штата и территории другие языки, которые наиболее распространены в данном регионе.

Афганистан — пушту, дари, узбекский.

Боливия — испанский, кечуа, аймара и еще 34 языка.

Израиль — иврит, арабский.

Канада — английский и французский.

Китай — китайский, региональные: английский в Гонконге, португальский в Макао, кантонский диалект в провинции Гуандун.

Парагвай — испанский и гуарани.

Сингапур — английский, китайский, малайский, тамильский.

Филиппины — тагалог, испанский и английский.

Белоруссия — белорусский, русский.

Казахстан — гос.язык казахский, официальный язык — русский.

Киргизия — киргизский, русский.

Молдавия — молдавский, региональные: гагаузский, русский, украинский.

Россия: Общий государственный язык — русский.

Региональные государственные языки (в национальных республиках):

абазинский (Карачаево-Черкесия), адыгейский (Адыгея), алтайский (Республика Алтай), башкирский (Республика Башкортостан), бурятский (Бурятия), ингушский (Ингушетия), кабардино-черкесский (Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия), калмыцкий (Калмыкия), карачаево-балкарский (Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия), коми (Республика Коми), ногайский (Карачаево-Черкесия), марийский (Марий Эл), мокшанский (Мордовия), осетинский (Северная Осетия), татарский (Татарстан), тувинский (Тува), удмуртский (Удмуртия), хакасский (Хакасия), чеченский (Чечня), чувашский (Чувашия), эрзянский (Мордовия), якутский (Республика Саха), языки Дагестана (К письменным языкам Дагестана относятся аварский, агульский, азербайджанский, даргинский, кумыкский, лакский, лезгинский, ногайский, рутульский, табасаранский, татский, цахурский и чеченский языки).

Языки с официальным статусом (могут использоваться наравне с гос.языком):

вепсский (Карелия), долганский (Якутия), казахский (Республика Алтай), карельский (Карелия), коми-пермяцкий (Коми-Пермяцкий округ Пермского края), финский (Карелия), чукотский (Якутия), эвенкийский (Якутия), эвенский (Якутия), юкагирский (Якутия).
Список стран с несколькими государственными или официальными языками государства, официальные языки, факты

Почти в половине стран мира государственный и официальный язык законодательно не закреплёны (США, Швеция, Германия, Япония и т.д.).

www.yenicag.ru

Источник: https://yenicag.ru/strany-s-neskolkimi-gosudarstvenny/

5 стран, где говорят на “чужом” языке

Конституционный суд Молдовы 5 декабря 2013 года принял решение, что государственным языком в республике является румынский.

В связи с этим мы вспомнили о странах, где говорят не на “своих языках”.

Из истории: 

Официальный язык — язык имеющий привилегированный статус в государстве или международной организации. Применительно к официальному языку государства часто используется термин государственный язык.

Эксперты ЮНЕСКО в 1953 году предложили разграничить понятия «государственный язык» и «официальный язык»:

  • Государственный язык — язык, выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в политической, социальной и культурной сферах, выступающий в качестве символа данного государства.
  • Официальный язык — язык государственного управления, законодательства, судопроизводства.

Интересно, что всего примерно половина стран в мире имеют государственные языки. В некоторых государственный язык единственный (н-р, Франции, Украине, Германии или Латвии). В других (например, Белоруссии, Бельгии, Канаде, Финляндии, Индии, Швейцарии, ЮАР) государственных языков более одного.

В некоторых странах, таких, как Ирак, Италия, Испания и Россия, существует один государственный язык для всей страны и, в дополнение к нему,государственные языки для отдельных регионов (например, татарский язык в Татарстане).

Некоторые страны, такие, как США, не имеют государственного языка для всей страны, но имеют таковой для отдельных своих частей, например, штатов в США.

В странах, где понятие государственного языка отсутствует, например, в Люксембурге или Тувалу.

Важно

Де-факто существует какой-то один основной язык, а также имеется целый ряд официальных документов, которыми устанавливаются сферы использования тех или иных языков.

Некоторые страны (африканские государства, а также Филиппины) как наследие своего колониального прошлого сохраняют государственные языки и языки обучения (например, французский или английский), которые не являются национальными языками населения этих стран или, по крайней мере, языками, на которых говорит большинство населения.

В противоположность этому ирландский язык, на котором говорит меньше трети населения Ирландии, является национальным языком и первым государственным языком этой страны. Что же касается английского языка, на котором говорит большинство населения, то он назван в конституции Ирландии лишь как второй государственный язык.

Официальным языком образования и делопроизводства де-факто (а в некоторых штатах и де-юре) является английский язык. На местном уровне статус официальных наряду с английским имеют: гавайский на Гавайях и испанский — на острове Пуэрто-Рико и в штате Нью-Мексико. В более ранний период на территории современных США официальными были русский на Аляске и голландский в штате Нью-Йорк.

Бразилия – португальский язык

Бразилия — многоязычная страна, в которой в настоящее время говорят более чем на 175 языках, как иммигрантских, так и аборигенных. Ещё более 120 языков исчезло за последние столетия.

Однако основным языком страны является португальский язык, единственный официальный язык страны. На остальных языках говорит менее двух десятых одного процента населения Бразилии.

Тем не менее один из аборигенных языков — ньенгату — стал вторым официальным языком муниципалитета Сан-Габриел-да-Кашуэйра в штатеАмазонас.

Чили – испанский язык

Официальным языком Чили является испанский. Кроме самой Испании, испанский является официальным языком ещё 19-ти стран.

Швейцария – немецкий, французский, итальянский, ретророманский языки

Языки Швейцарии, признанные законодательно в качестве официальных и используемые большей частью населения страны, представлены немецким (63,7 %), французским (20,4 %), итальянским (6,5 %) и ретороманским языками (0,5 %).

В устной речи преобладают местные варианты, основанные на алеманнских диалектах немецкого языка и франкопровансальских патуа.

Наличие четырёх законодательно признанных языков не предполагает, что каждый швейцарец должен знать и говорить на всех: в большинстве случаев используются один-два языка.

При этом  как неофициальный язык существует швейцарский, который чаще называют швейцарским диалектом.

Канада — английский, французский языки

Английский и французский языки признаны Конституцией Канады в качестве «официальных». Это означает, что все законы на федеральном уровне обязаны приниматься как на английском, так и на французском языке, и что услуги федеральных органов должны быть доступны на обоих языках.

Пятью наиболее распространенными языками, не имеющими официального статуса, являются китайский (домашний язык для 2,6 % канадцев), пенджаби (0,8 %), испанский (0,7 %), итальянский(0,6 %) и украинский (0,5 %). На языках коренного населения, многие из которых уникальны для Канады, в настоящее время говорит менее одного процента населения и их использование в большинстве случаев сокращается.

Австралия – нет официального языка

Наиболее распространённым языком Австралии является австралийский вариант английского языка. Число говорящих на нём составляет 15,5 млн человек. Следующие по распространённости языки Австралии: итальянский (317 тысяч), греческий (252 тысячи), кантонский (245 тысяч), арабский (244 тысячи), путунхуа (220 тысяч), вьетнамский (195 тысяч) и испанский (98 тысяч).

Читайте также:  Певица монеточка - уникальные факты

Ещё существует 390 языков австралийских аборигенов. Коренное население — австралийские аборигены, говорят на австралийских языках, которые делятся на большое количество языковых семей и групп. Наиболее крупный язык — «язык Западной пустыни» (более 7000 говорящих), делящийся на множество диалектов. Крупнейшая языковая семья — пама-ньюнга, занимающая 7/8 континента.

Источник: https://locals.md/2013/10-stran-gde-govoryat-na-chuzhom-yazyike/

Типа “двуязычие” – Бельгия, Швейцария, Канада и другие

В общем тема языковой ситуации в странах Балтии, начатая в этом сообщении, получает всё новые и интересные продолжения. Мне на днях довелось учавствовать в “дебатах” со сторонниками двуязычия, и это привело меня к некоторым интересным открытиям.

Итак, пользователь

, приведя “в пример” Израиль, Индию, Канаду и США.  Однако после непродолжительных поисков по Интернету, выяснилось что всё это – если не полная чушь, то что-то близкое к этому.

Бельгия. Я ранее полагал, что в Бельгии де-юре действительно двуязычие (нидерландский + французский), и ещё ограниченное использование немецкого, но де-факто для жизни во Фландрии необходим нидерландский, а для жизни в Валлонии – французский. Но оказалось – что не только де-факто, но и де-юре Фландрия и Валлония – обе одноязычны.

Фландрия: Единственным официальным языком на территории Фламандского региона является нидерландский. Валлония: Единственным официальным языком на территории Валлонского региона является французский.

Немецкоязычное сообщество не имеет полномочий на регулирование использования языка в администрации, образовании и социальных службах. На практике, на территории Сообщества используется практически исключительно немецкий язык (родной для почти 100 % его жителей), однако допускается ограниченное использование французского в административных делах.

Двуязычным де-юре является только Брюссель (де-факто это – франкоязычный город).

Швейцария. Здесь я и ранее знал, что кантоны “разноязычные”, но без всех подробностей. Подробности же такие.

Согласно Конституции, по языковому признаку кантоны в Швейцарии распределяются следующим образом: 17 немецкоязычных кантонов: Ааргау, Аппенцелль Ауссерроден, Аппенцелль Иннерроден, Базель город, Базель сельский, Гларус, Золотурн, Люцерн, Обвальден, Санкт-Галлен, Тургау, Ультервальден, Ури, Цуг, Цюрих, Шафхаузен, Швиц; 4 франкоязычных кантона: Во, Женева, Невшатель, Юра; 3 франко-немецких кантона: Берн, Вале, Фрибур; 1 италоязычный кантон: Тичино;

1 итало-немецко-ретороманский кантон: Граубюнден.

Есть двухязычные кантоны, а один даже трёхязычный, но большинство вполне одноязычные.

Вот ещё некоторые подробности швейцарского “типа четырёхязычия”:

“Для сохранения гармонии между языковыми сообществами кантоны соблюдают традиционные языковые границы и принимают во внимание существование на их территориях автохтонных языковых меньшинств».

Принцип языковой территориальности предусматривает применение некоторых юридических правил, связанных с существованием языков на определенной территории. В частности, он устанавливает, что признаваемый в некотором регионе мажоритарный язык должен использоваться во всех официальных областях социальной жизни.

Например, каждый швейцарец, пользующийся гарантированной ему свободой передвижения, имеет право селиться в любом регионе страны, но обязан при этом в публичной сфере пользоваться только тем языком, за которым в данном регионе закреплен официальный статус; более того, гражданин в публичном общении не имеет права требовать обращения к себе на неофициальном языке региона.”

Как видим, никакого двуязычия в Швейцарии по большей части нет.

Канада. Типа двуязычная страна, местами даже де-юре, но в основном вполне одноязычная. Де-факто в Квебеке более-менее можно прожить пользуясь только английским, но заслуг собственно канадского двуязычия в этом нет, просто английский сейчас – “язык международного общения”.

Квебек. Однако после принятия в 1977 году Национальной ассамблеей Квебека Хартии французского языка французский стал единственным официальным языком правительства Квебека. В то же время, Хартия французского языка предоставляет определенные права носителям английского языка и языков коренного населения. В большинстве провинций существуют законы, делающие английский (либо английский и французский) официальным языком законодательных и судебных органов власти. В Альберте дебаты в Законодательном собрании могут проходить на английском и французском языках, однако законы пишутся только на английском и не переводятся на французский язык. Французский может использоваться в некоторых судах первой инстанции, но делопроизводство осуществляется практически полностью на английском языке. Таким образом, Альберта де-факто является англоязычной провинцией. Онтарио и Манитоба находятся в похожей ситуации, но разрешают больше услуг на французском на местном уровне.

Совет

Только одна провинция (Нью-Брансуик) является официально двуязычной. Официальный двуязычный статус провинции был закреплен в 1980 году в Канадской хартии прав и свобод.

Северо-Западные территории — английский, французский, кри, инуиннактун, инуктитут, инуктун, северный слейви, южный слейви, догриб и чипевьян Нунавут — английский, французский, инуктитут и инуиннактун Юкон — английский и французский

В остальных приведённых случаях признание зачастую сводится к формальному признанию языка официальным, однако обслуживание на всех языках, кроме английского ограничено.

(Не написано про некоторые провинции – Британская Колумбия, Саскачеван, Ньюфаундленд/Лабрадор, Новая Шотландия – надо понимать, они чисто англоязычные.)Как видим – почти никакого двуязычия даже де-юре. Де-факто – попробуйте где-нибудь в Калгари говорить только по-французски.

Остальные страны.

Финляндия – де-факто одноязычная, и вероятно скоро станет такой и де-юре. Израиль – его “фашистским” обзывают все кому не лень, что комми – борчуны за “права опущенных” (простите, “угнетённых”), что наци – антисемиты.

Индия – английский там оставлен исключительно по причине многоязычия Индии, по сути в качестве “языка межнационального общения”. США – говорить в общем нечего, там при отсутствии де-юре госязыка, де-факто даже школьников штрафовали за разговоры на переменах не на английском.

Испания – в регионах более-менее двузязычие есть (де-факто – “на кого нарвёшься”).

Общий вывод из это можно сделать – двуязычных стран просто не существует. Теоретически я может быть и не против повышения статуса русского языка в странах Балтии. Но с людьми которые сейчас это продавливают, я вместе не буду делать ничего и никогда – потому что считаю их нацистским дерьмом.

  • Wikipedia (Бельгия)
  • Philology.ru (Швейцария)
  • Wikipedia (Канада)

Источник: https://norum-2.livejournal.com/135999.html

Европейская карта языков: как решаются “больные” вопросы?

В острых дискуссиях о последствиях языкового референдума в Латвии защитники двуязычия часто апеллируют к опыту других европейских стран, в которых несколько официальных языков.

Обзор портала Delfi свидетельствует о том, что в нескольких странах Европы действительно два или больше официальных языков, но исторические обстоятельства там не схожи с латвийскими. Только в случаях с Мальтой, Финляндией и Беларусью в ставших независимыми государствах официальный статус получили языки исторически правивших в них иностранцев.

В нескольких европейских странах даже не два, а три и четыре госязыка.

Например, в сравнительно небольшой Швейцарии проживают представители разных национальностей, и официальными языками там являются французский, немецкий, итальянский и ретороманский.

Эта горная страна образовалась в результате объединения ряда земель, которые стали федеральными территориальными единицами, или кантонами. В них, в зависимости от происхождения и истории, говорили на разных языках и диалектах.

Наиболее распространенным в Швейцарии языком является немецкий. На нем говорит более 60% населения. В некоторых кантонах официальный язык только немецкий. Для 20% швейцарских граждан родной язык — французский, на котором в основном говорят в западной части страны, возле границы с Францией.

Большинство франкоязычных швейцарцев не владеют немецким языком. Итальянский язык распространен на юге, и на нем говорит менее 10% населения. Обычно италоговорящие швейцарцы владеют и немецким языком.

Реже всего используется ретороманский язык, на котором говорит около 1% населения восточных регионов Швейцарии.

В еще одной из самых узнаваемых и важных европейских стран — Бельгии, столица которой Брюссель считается столицей Европейского союза, — также несколько официальных языков. Бельгия разделена на несколько регионов и языковых общин.

Официальных языков в Бельгии три: фламандский, французский и немецкий. Образование в Бельгии можно получить на любом из этих трех языков.

Обратите внимание

Использование госязыков регулирует конкретный регион и самоуправление, в то время как Брюссель является двуязычным, в нем говорят на французском и фламандском языках.

Две крупнейшие этнические группы Бельгии — фламандцы и валлоны. Большинство населения являются фламандцами, которые живут в северной части страны, или Фландрии. Там официальный язык фламандский.

Валлоны обитают в южной части страны, или Валлонии, франкоязычной. Со времен средневековья Бельгия тесно соприкасалась с Францией и Нидерландами, в результате чего и возникли данные регионы и языковые общины.

А у восточной границы проживает небольшое число немецкоговорящих бельгийцев.

Более двух официальных языков есть также в совсем маленьких странах, например в Люксембурге три госязыка — люксембургский, немецкий и французский. Люксембургский язык тесно связан с немецким языком, которым владеет большинство населения. СМИ Люксембурга также используют немецкий язык.

Люксембург является одной из самых маленьких стран в Европе, и на протяжении долгого времени им управлял ряд государств, но наибольшее влияние на него оказали соседние Германия и Франция, поэтому языки этих стран сохранили официальный статус. Французский язык является единственным, который может быть использован в законодательстве.

Официальные документы на люксембургском языке обычно не доступны.

В Европе есть также ряд стран, где вместе с одним официальным языком в отдельных регионах местные языки тоже имеют официальный статус.

Например, в Испании вместе с государственным языком в Каталонии, Стране Басков и Галисии официальный статус имеют региональные языки. Галисийкий и каталонский языки принадлежат к группе романских языков и являются родственными.

Люди, которые на них говорят, могут друг друга понять. В свою очередь язык басков совсем другой. На нем говорят только в Пиренеях.

Важно

В Македонии одновременно с двумя официальными языками в отдельных регионах такой статус имеют и другие языки. Эта страна обрела независимость в 1991 году при распаде Югославии. Единственным государственным языком был признан македонский.

Этим были недовольны местные албанцы, количество которых превышало 20%. В 2000 году албанцы начали протесты, после которых в конституцию внесли изменения, и албанский язык стал вторым госязыком.

Также, если в каком-то самоуправлении этническое меньшинство превышает 20%, его язык является официальным.

Финляндия — одна из стран Европы с двумя госязыками, которые имеют официальный статус на всей территории страны, а не только в отдельных регионах. Финляндия с XII по XIX век с небольшими перерывами находилась в подчинении у соседней Швеции. В результате примерно 6% жителей страны говорят по-шведски, и этот язык вместе с финским имеет официальный статус.

На теплой Мальте тоже существует два государственных языка — мальтийский и английский. Мальта — исторически значимое государство, территория которого была заселена за тысячи лет до нашей эры.

До присоединения Мальты к Британской империи, в начале XIX века, жители страны говорили, в основном, на итальянском языке.

Но в 1934 году официальными государственными языками были признаны мальтийский и английский, хотя и сегодня часть жителей страны говорит по-итальянски.

Источник: https://inosmi.ru/baltic/20120226/186919582.html

О том, на каких языках разговаривает мир

?Михаил (mikle1) wrote,
2011-08-28 22:09:00Михаил
mikle1
2011-08-28 22:09:00На современной политической карте мира 86 государств (из 193-х – 45%) придерживаются полилингвистического принципа в языковой политике, определяя официальный статус для нескольких языков.

Из них подавляющее большинство (77%) закрепили для нескольких языков общегосударственный официальный статус. Остальные сочетают в языковой политике государственное и региональное многоязычие.

Опыт, как и фото, доказывает – выгоднее знать русский язык. Дешевле выходит.


В ряде стран общегосударственное многоязычие закреплено для более чем двух языков. Это 14 стран, где официальный статус в пределах всего государства имеют 3 языка, в Сингапуре и Швейцарии – 4, на Маврикии – 5. в ЮАР – 12.Полилингвизм в политике современных государствах осуществляется в двух форматах.

Читайте также:  Александр мартынов - уникальные факты

Один формат предполагает многоязычие на государственном уровне, второй можно назвать смешанным, когда статус официального языка или языков общегосударственного значения дополняется региональными языками. Такого формата придерживаются 23 государства. Шесть из них используют формулу 1 + 1, т.е.

один государственный язык и один региональный, в остальных количество региональных языков больше: два, три и т.д. вплоть до максимума в Российской Федерации, где один государственный язык и 26 имеют статус государственных региональных.В ТРЕХ государствах со смешанным форматом в языковой политике используется формула 2 плюс, т.е.

Совет

помимо региональных языков в этих странах есть не один, а два государственных языка. Это Финляндия, Норвегия и Индия.

Такая статистика является неоспоримым опровержением тезиса украинских националистов «одна нация – один язык».

Многочисленные примеры языковой политики опровергают и тезис противников официального многоязычия на Украине, утверждающих существование корреляции между моноэтнической структурой населения и количеством официальных языков. Так, официального полилингвизма в языковой политике придерживаются 16 европейских моноэтничных государств.

В семи из них (Австрия, Великобритания, Испания, Мальта, Нидерланды, Норвегия и Хорватия) доля самого многочисленного народа составляет более 80%. Еще в девяти удельный вес самого многочисленного народа в этнической структуре превышает 90%. Это Дания, Ирландия, Италия, Польша, Португалия, Сербия, Словения, Финляндия и Швеция.

Следует отметить, что в этом списке присутствует самое моноэтничное государство Европы – Португалия, где португальцы составляют 99%. При этом в Португалии 2 языка имеют официальный статус: португальский на государственном и мирандский на региональном уровне.

Официальный статус мирандского языка в моноэтничной Португалии введен для населения небольшой территории в северо-восточной части страны, составляющего в структуре населения всего лишь 0,14%.Официальное многоязычие, вопреки абсурдному утверждению экс-президента Виктора Ющенко, не коррелирует с государственно-территориальным устройством.

«В унитарном государстве дискуссии не должно быть, какой титульный или господствующий национальный язык – он только один. Мы не конфедерация, как Швейцария, мы не федерация, как несколько государств в Европе, которые допускают два государственных языка, мы – унитарная страна.

Вы не найдете примера в мире, если бы унитарная страна делала практику двуязычия», – заявил Ющенко, выступая в День соборности на «5 канале». Таким образом, бывший глава украинского государства пополнил копилку бреда украинских националистов в вопросах языковой политики современных государств.

На самом деле из 48-ми двуязычных государств подавляющее большинство (94%) относятся к унитарным и только три – к федерациям. Это Канада, Индия и Пакистан. Причем ни одно из них не находится в Европе. А в Швейцарии, которую экс-президент отнес к категории двуязычных европейских стран, на самом деле ЧЕТЫРЕ языка имеют государственный статус.

И в Европе, опять же в отличие от утверждений Ющенко, НЕТ НИ ОДНОЙ федерации с закрепленным на государственном уровне двуязычием. ВСЕ ЕВРОПЕЙСКИЕ ДВУЯЗЫЧНЫЕ ЕОСУДАРСТВА ЯВЛЯЮТСЯ УНИТАРНЫМИ.

А полиязычные европейские федерации – уже упоминавшаяся Швейцария, а также Бельгия, Босния и Герцеговина – не относятся к категории двуязычных, так как государственный статус на их территории имеют три или четыре языка.Противники статусного многоязычия на Украине прибегают в своей риторике еще к двум невежественным утверждениям. Это миф о том, что государственность обязательно предполагает наличие своего языка, и сознательно лживое утверждение о том, что Европейская хартия о региональных языках и языках меньшинств защищает исключительно исчезающие языки.

Язык может быть СИМВОЛОМ ГОСУДАРСТВА, но никак не АТРИБУТОМ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ.

Утверждая обратное, мы автоматически лишаем государственности 55 стран с государственным статусом английского языка, 30 государств с аналогичным статусом французского, 24 страны с государственным статусом арабского языка, 20 с государственным статусом испанского языка, 7 с аналогичным статусом португальского языка, 6 с государственным статусом немецкого языка.

По меньшей мере, более 70% современных суверенных стран, по логике противников многоязычия на Украине, не имеют государственности. Это страны, в которых государственный статус имеют так называемые «не национальные» языки.

Обратите внимание

Следует отметить, что на современной политической карте есть государства, у которых вообще нет «своего» языка. Среди них не только латиноамериканские и африканские страны, но также США, Канада, член Евросоюза Австрия, которые никто не заподозрит в отсутствии государственности, но у которых нет своих национальных языков.

Многочисленные факты и цифры опровергают и ложный тезис украинских националистов о том, что Европейская хартия о региональных языках и языках меньшинств защищает исключительно исчезающие языки.

В данном случае даже не стоит оспаривать или доказывать правильность или неправильность перевода Хартии, так как здесь любой образованный человек и даже «неофит» в деле изучения английского скажет, что само название Хартии на английском языке уже доказывает неправоту и неграмотность украинских националистов.

Но их правовое и языковое невежество можно доказать и с помощью цифр, указав общее число носителей языков, защищенных Хартией, и европейские государства, в которых эти языки имеют официальный статус.В Европе 18 языков с числом носителей более миллиона человек разными государствами отнесены к категории региональных и защищаемых Хартией.

Например, словенский язык с числом носителей более 2-х млн. человек защищен по Хартии в Австрии и Черногории. Количество носителей албанского и хорватского языков превышает 6 млн.

человек в каждом случае, но при этом албанский язык защищен Хартией в Сербии и Черногории а хорватский – в Австрии и ЧерногорииВенгерский язык, на котором говорят не менее 14 млн. человек, в категорию защищаемых Хартией включен в трех государствах: Австрии, Сербии и Словении.

В соответствие с Хартией, предоставили официальный статус итальянскому языку (с числом носителей более 70 млн. человек) Словения, Хорватия, немецкому языку (с числом носителей более 110 млн. человек) – Дания, Италия, Польша.Следует отметить, что большинство европейских государств придерживаются принципа статусного полилингвизма в языковой политике.

Наталья Васильевна Киселева, к.п.н., доцент кафедры политических наук и международных отношений Таврического национального университета.

Источник: https://mikle1.livejournal.com/2155834.html

Миф двуязычия

Авторы статьи “Один язык или два: тезисы и контртезисы” (в дальнейшем — “материал”) представили аргументы в пользу введения в Украине двуязычной украинско-русской модели государственных языков. Обсуждение сложных проблем необходимо начинать с установления исходных понятий.

Как в математике, в частности в геометрии, сформулируем их в виде постулатов. Их выбор в некоторой степени произволен. Эвклид выбрал пять и получил геометрию, которую мы изучаем в школе. Лобачевский, Риман и Клейн создали геометрии на других основах.

Тем не менее о чем-то нужно условиться, иначе обсуждение теряет предметность. Поэтому постулируем следующее:

1. Украинский язык является единственным государственным.

2. Насильственная украинизация не лучше насильственной русификации.

Для дальнейшего сформулируем вспомогательные положения, своего рода леммы:

1. Русский, украинский и белорусский языки являются совершенно самостоятельными, а не диалектами или испорченным русским.

2. Не существует славянского, восточнославянского, южнославянского и прочего братства. Как не существует германского, угро-финского, семитского, в частном случае, арабского, романского и т. д.

Общность происхождения, этническая близость народов ничего не доказывает и не опровергает.

Важно

Отношения народов и стран — явление историческое и меняется под влиянием разных факторов и носит переходящий характер.

Доказательства этих положений достаточно очевидны. Сербская и хорватская этническая близость, практически один язык, хоть и разная графика, не привела к хорошим отношениям между народами и государствами. Давняя и новейшая история их полна кровавыми эпизодами взаимной конфронтации.

Тем не менее после окончания Первой мировой войны три югославянских народа создали единое государство, как и чехи со словаками. История отвела им относительно короткое время существования. В конце прошлого века они распались. Где мирно, где не очень. И ни о каком братстве речь не шла.

Совсем недавно точно также разошлись Сербия и Черногория. А ведь между двумя народами веками существовали добрососедские и братские отношения. Черногорский язык представляет собой иекавско-штокавский диалект сербского. К тому же литературный стандарт для черногорского пока не установлен. По переписи 2003 г.

63,49% населения Черногории назвали своим родным языком сербский, 21,96% — черногорский. И тем не менее статья 13 конституции Черногории устанавливает, что государственным (официальным) языком является черногорский язык.

Кириллическая (вуковица или сербская кириллица) и латинская (гаевица или хорватская латиница) орфографии признаются равноправными. В стране используются сербский, боснийский, албанский и хорватский языки.

После установления основных понятий перейдем к доказательству или опровержению некоторых теорем, которые приведены в материале. Для удобства сохраняем его нумерацию.

1. Почему-то авторы считают, что наша Конституция не легитимна, так как принималась не на референдуме. Способ принятия Основного закона в международном праве не установлен. Во многих странах он принимался либо парламентом, либо специально собираемым конституционным или законодательным собранием.

Совет

И никто на этом основании не считает американскую, мексиканскую и другие конституции нелегитимными. Вопрос ее обсуждения перед принятием является дискуссионным.

У нас многие законодательные акты принимались без надлежащего обсуждения, примеры можно найти в самом недавнем прошлом, но это аргумент не юридический, а политический и общественный. Это проблема, но к принятию Конституции она не имеет прямого отношения.

Возникает впечатление, что нелегитимность нашей Конституции для авторов материала связана с утверждением украинского языка в качестве единственного государственного. Если бы была другая формулировка, вполне очевидно, какая, то вопрос легитимности Конституции так остро бы не стоял.

2. 11—13. Сам по себе язык не может объединять либо разъединять страну. Для этого существуют более важные причины, хотя язык может их усиливать или ослаблять. К сожалению, часто он используется в политических целях, гипертрофируется и выставляется в качестве единственной причины конфронтации. На самом деле это не так. Пример соседней Молдовы — тому подтверждение.

Сепаратизм Приднестровья связан не с государственным языком, а с интересами элиты в Тирасполе, не нашедшей консенсуса по экономическим и финансовым вопросам с Кишиневом. Наличие одного языка для большинства населения не гарантирует государственного единства.

В Италии более 90% населения говорит на итальянском языке, и для них он родной, но это нисколько не уменьшает сепаратизм северных регионов.

К этому примыкают часто приводимые примеры стран с двумя и более государственными языками. Любимыми примерами таких защитников дву- и полиязычия являются Швейцария и Финляндия.

При этом как-то в тени недоговоренности и манипулирования остаются важные причины такого положения в этих и других странах. Стран с несколькими государственными языками гораздо меньше, чем одноязычных (на государственном уровне).

Обратите внимание

Почему-то категорически не желают рассматривать в качестве примера именно последние.

Возьмем такую многонациональную страну, как США. При этом доля испаноязычного населения весьма велика и имеет тенденцию к дальнейшему увеличению. В некоторых южных штатах численность испаноязычного населения приближается к 80%. Тем не менее вопрос о государственном языке не рассматривается.

Более того, некоторое время назад Верховный суд США, одновременно выполняющий и функции конституционного, принял специальное постановление, согласно которому вопрос введения второго государственного языка носит антиконституционный характер и поэтому рассматриваться не может.

И что же с государственным единством Америки? Да ничего. Стояла весьма устойчиво и в обозримом будущем стоять будет. Или тигр Юго-Восточной Азии Малайзия. Население 18 млн. человек, из них малайцев и других носителей малайского языка только 6,7 млн. Государственный язык — малайский.

Читайте также:  Максимы ларошфуко - уникальные факты

И ничего, развивается страна весьма успешно. И никакого раскола.

А вот проблемы полиязычных стран часто замалчиваются или упоминаются вскользь. Вот Бельгия. В стране три государственных языка, но страна значительную часть своей истории балансирует на грани развала.

Во Фландрии и Брабанте принципиально говорят на нидерландском, игнорируя французский, в Валлонии — наоборот, а на востоке предпочитают немецкий. Автор был свидетелем такой языковой ситуации. В Брюгге и Антверпене не спрашивайте по-французски, а в Льеже — по-голландски или по-немецки, как пройти.

Не скажут. Желаете узнать дорогу — переходите на английский. Если его знают, вам ответят.

А в Индии государственных языков ни много ни мало, как 14 (!). И это хоть как-то уменьшило межнациональное напряжение, в некоторых штатах переходящее в сепаратизм. Ничуть. Проблемы не столько в языке, сколько в экономических, аграрных, религиозных и других проблемах Индии. И множество государственных языков решения их не приближает и остроты не снижает.

И наконец, о столь любимой нашими защитниками двух государственных языков Швейцарии. Да, в этой стране четыре государственных языка. Но это фактор в основном исторический. Ретороманский (романшский) язык, несмотря на свой высокий статус, вымирает, число его носителей постоянно уменьшается. Ныне их всего 39 тысяч.

Фактически общефедеральными являются только немецкий, французский и итальянский. Последний имеет меньшее распространение, чем два первых. И в этом образце языковой толерантности проблем с языками хватает, хотя государство достаточно прочное. И его существенными проблемами являются не языки, а совсем другие факторы.

5. Представляется, что в этом пункте материала авторы смешивают разные понятия, для доказательства необходимости повышения статуса русского языка. Не будем спорить с общим местом, что даже для полиглотов один язык является родным. Но дальше согласиться трудно. Для начала выделим такое понятие, как билигвизм. Это когда человек достаточно хорошо владеет двумя языками.

Важно

Иногда настолько, что не фиксирует свое внимание на употребляемом языке, свободно, в зависимости от потребности, переходя с одного на другой и обратно. Такая ситуация характерна для очень многих в нашей стране. И дело не в родном языке, а в свободном владении еще одним. Ситуация билингвизма в Украине — наше национальное богатство.

А если у нас будет, к тому же, много полиглотов, владеющих тремя и более языками, то оно увеличится многократно. И к этому нужно стремиться и создавать для этого все условия. Приведем мнение Льва Щербы, русского, советского языковеда, академика, внесшего большой вклад в развитие психолингвистики, лексикографии и фонологии. Между прочим, билингвизм изучается в рамках психолингвистики.

“Сравнивая детально разные языки, мы разрушаем ту иллюзию, к которой нас приучает знание лишь одного языка, — иллюзию, будто существуют незыблемые понятия, которые одинаковы для всех времен и для всех народов. В результате получается освобождение мысли из плена слова, из плена языка и придание ей истинной диалектической научности. Таково…

колоссальное образовательное значение двуязычия, и можно, мне кажется, лишь завидовать тем народам, которые силою вещей осуждены на двуязычие”.

Утверждение авторов, что в Украине очень мало двуязычных людей, не просто спорно, оно не соответствует действительности. Даже на столь нелюбимом некоторыми западе нашей страны подавляющее большинство знает и свободно общается на русском. Обратная теорема в отношении востока и юга, вообще говоря, неправильна.

И эта ситуация имеет принципиальное значение. В ней корень проблемы — органическое неприятие необходимости знать хотя бы пассивно украинский язык. А все остальное — не более, чем камуфляж, поиск причин, а зачастую, следует признать, зарубежных веяний и пения под чужую дудку.

Ничего общего с истинной защитой русского языка это не имеет.

Ничем иным, как языковым шовинизмом, можно объяснить пассажи о бесписьменных диалектах украинского языка. Такое впечатление, что авторы верят в то, что на настоящем украинском языке в Украине никто не разговаривает и не пишет. Одни диалекты, и только в селах и маленьких городках.

Если диалект приобретает письменность и она кодифицирована, то это уже не диалект, а язык. Пример — черногорский язык. В английском языке в Британии более 20 диалектов. Вспомните профессора Хиггинса из “Пигмалиона” Бернарда Шоу и его борьбу с ними. И все они не имеют письменности, а у многих из них очень малый ареал распространения.

Именно поэтому они и диалекты. Или авторы не знают, что есть стандартный украинский литературный язык, давно кодифицированный на основе киевско-полтавского диалекта. Или сознательно замалчивают этот факт. Стоит съездить в Полтаву или Черкассы, чтобы убедиться в обратном. И это не суржик.

Совет

Послушайте некоторых депутатов от так называемых русскоязычных регионов и по совместительству защитников государственного статуса русского языка, так лучше бы они молчали. Уши вянут. Ничего общего их речь с настоящим русским языком не имеет. Подучили бы родной язык, иначе от таких защитников ему только хуже.

Кстати, многие защитники украинского языка не лучше. Президент Ющенко так и не удосужился выучить, что украинское на протязі означает на сквозняке, а никак не на протяжении (укр. протягом).

9, 10. Определенный прогресс налицо. Признано, что украинский язык подвергался гонениям в царское и советское время. Естественно, что язык не мог полноценно развиваться в таких условиях. Отсюда вполне закономерный вывод о том, что украинский язык нуждается в поддержке.

Столь тяжелое прошлое послужило причиной ситуации, когда русский язык во многих случаях считался так называемым “высоким H-языком”, а украинский — “низким L-языком”. Естественно, что так быть не должно. Необходимо, как минимум, выравнивание ареала и функциональных качеств украинского языка. Ничего общего с гонением русского это не имеет.

Взаимное обогащение языков должно всячески приветствоваться, но только при условии полной свободы этого процесса. При этом налицо конкуренция языков. Это взаимопротиворечивый, но естественный процесс. Доминирующее положение русского языка во многих случаях вредит украинскому.

Приведенный авторами пример с шотландским языком по разным причинам не вполне уместен. Очень похоже на ситуацию с ирландским и соседним белорусским. В обеих странах законодательно закреплено государственное двуязычие. И оно едва не привело к гибели этих языков.

Ирландский еще в колониальную эпоху был фактически изгнан из городов, школ и университетов, отброшен на сельскую периферию. Число его носителей уменьшилось до критического уровня.

И только буквально драматические действия по его спасению, административное внедрение в делопроизводство и продуманные действия по поднятию статуса и привлекательности гэльского языка обеспечили возможность его спасти. И никто в Европе не поднимает шум и не льет крокодиловы слезы о судьбе английского языка в Ирландии.

На каком языке писал ирландец Бернард Шоу? А ирландский поэт Томас Мур — помните “Вечерний звон” в переводе Козловского, который многие считают русской народной песней, тоже вынужден был писать по-английски. Литературное наследие ирландской литературы оказалось забытым, и о нем знали только специалисты-литературоведы и лингвисты.

В соседней Беларуси схватились за голову несколько лет назад. Высокопоставленный чиновник в Минске сокрушался в беседе с нами, что русский вытеснил первый государственный даже на западе в Гродно, последнем бастионе белорусского языка.

Обратите внимание

И там серьезно начали заниматься этой проблемой, чтобы остановить этот разрушительный процесс. Вот результаты не только колониального прошлого, но и ложно понятой лингвистической демократии.

Почему бы нам не проанализировать печальный опыт соседей в языковой сфере по европейскому дому, ближних и дальних, и не допустить столь негативных явлений?

12. Мы не считаем, что языковая проблема как таковая представляет какую-либо угрозу независимости Украины. Ирландия остается независимой страной, несмотря на языковые проблемы. Только ирландцев такая независимость, как оказалось, не устраивает.

Язык и культура, созданная на его основе, имеют фундаментальное значение и никакими экономическими достижениями не вытесняются. В этом с авторами материала можно согласиться. Выражением этого и является государственный статус украинского языка.

Гораздо опаснее, что под флагом государственного двуязычия из соседней страны проталкиваются идеи, о которых шла речь в леммах. Славянское братство, причем трактуемое исключительно под политический момент, украинский как искаженный польским языком русский и т. д.

отравляют сознание, навязывают и внедряют великодержавные идеи верховенства русских и статус младших братьев украинцев и белорусов.

Странно, но почему-то славянское братство и родство языков в Москве и ее приверженцами здесь в последнее время не распространяется на болгар, от которых мы получили графику наших языков, сербов, черногорцев и прочие славянские народы. О поляках, чехах, словаках, словенцах, македонцах, лужичанах предпочитают не вспоминать, вроде бы и не славяне вообще.

Откуда такая избирательность? Все из-за той же политической целесообразности. Болгария, Чехия, Словакия, Польша вступили в НАТО, значит, они уже не наши братья. Когда состояли в Варшавском договоре, тогда и были таковыми. Катынь, Медное, Старобельск — не в счет. О них в приливе братских чувств предпочитали не упоминать.

Важно

И в заключение — два замечания. Авторы материала считают беспрецедентным в истории, когда меньшинство навязывало собственный язык большинству. Напрасно они думают, что в истории так не бывало и не бывает. Черногория является таким примером в современности. Австро-Венгрия — в прошлом.

В той империи немецкоязычное население было всегда в меньшинстве, но государственным языком был немецкий. И только со второй половины XIX в. в Венгрии — венгерский. При этом в Чехии он совершенно вытеснил чешский. Прага была сплошь германоязычным городом.

Пришлось обществу “Матица”, у нас подобную роль играла “Просвіта”, возрождать родной язык. За дело взялись так рьяно, что слова-интернационализмы, например театр, заменили старославянским дывадло, а музыку — словом гудьба. Тем не менее, несмотря на все отклонения и перегибы, язык был сохранен.

А ведь сколько было шума вокруг того, что на языке деревенщины невозможно приобщаться к мировой культуре и без немецкого никак не обойтись. Ничего, приобщаются свободно, нам бы такие проблемы. И пример наших близких родственников вполне заслуживает того, чтобы им воспользоваться.

Кстати, в украинском одинаковое количество совпадений слов с чешским, словацким и русским языками — 61%. По этому параметру не ясно, к кому мы ближе. Уж к белорусам — точно, с их языком совпадений около 80%.

Русский язык в Украине, как и любой другой язык народов, живущих в нашей стране, нуждается в поддержке. Только не в административной и бюрократической, а в настоящей.

Почему книгопечатание у нас не имеет таких льгот, как в соседних странах? Издать украинскую книгу на любом языке — проблема, и коммерчески невыгодно. Нам нужна своя русская литература, а не только привезенная из соседней страны.

Нет, речь не идет о ее великих образцах от Пушкина, Лермонтова, Тургенева до Льва Толстого и Достоевского. Их должен читать каждый культурный человек хоть в оригинале, хоть в переводе.

Совет

Но ведь у нас в период “Розстріляного відродження” начала формироваться своя украинская русская, немецкая и на других языках литература. Наши украинские писатели писали на этих и других языках, пока не попали в подвалы НКВД.

И тогда мы сделаем шаг к гармоничному функционированию языков народов Украины, к достижению европейских ценностей. Без кавычек.

Юрий РАЙХЕЛЬ

Источник: https://ukrrudprom.ua/digest/Mif_dvuyazichiya.html

Ссылка на основную публикацию