Максимы ларошфуко – уникальные факты

Афоризмы и максимы Ларошфуко

Французский политический деятель, мыслитель и мемуарист Франсуа де Ларошфуко вошел в историю, как несравненный составить афоризмов.

Его «Размышления, или Моральные изречения», более известные как «Максимы», опубликованные в 1665 году, стали уникальным достоянием человеческой мысли.

Удивительная меткость определений, ясность и чрезвычайная прозорливость в суждениях – вот что стало визитной карточкой герцога де Ларошфуко.

Обратите внимание

В 1908 г. афоризмы Ларошфуко были изданы на русском языке Львом Толстым, который очень любил французского мыслителя.

Из почти 700 афоризмов, автором которых является несравненный Ларошфуко, мы отобрали для вас самые лучшие и, на наш взгляд, важные.

Надо сказать, что цитаты, афоризмы и высказывания великих людей всегда воспринимаются по-особенному. Но исключительное место (в нравственных изречениях) среди всех занимает именно Франсуа де Ларошфуко.

Итак, перед вами избранные афоризмы или максимы Ларошфуко.

Максимы Ларошфуко

Тот, кто думает, что может обойтись без других, сильно ошибается. Но тот, кто думает, что другие не могут обойтись без него, ошибается еще сильнее.

***

Говорить всего труднее как раз тогда, когда стыдно молчать.

***

Как только дурак похвалит нас, он уже не кажется нам так глуп.

***

Высшая доблесть состоит в том, чтобы совершать в одиночестве то, на что люди отваживаются лишь в присутствии многих свидетелей.

***

Если хотите нравиться другим, надо говорить о том, что они любят и что их трогает, избегать споров о вещах, им безразличных, редко задавать вопросы и никогда не давать повода думать, что вы умнее.

***

Желание вызвать жалость или восхищение – вот что нередко составляет основу нашей откровенности.

***

Не доверять друзьям позорнее, чем быть ими обманутым.

***

У нас всегда достанет сил, чтобы перенести несчастье ближнего.

***

Человек никогда не бывает так несчастен, как ему кажется, или так счастлив, как ему хочется.

***

Никакое притворство не поможет долго скрывать любовь, когда она есть, или изображать – когда ее нет.

***

Ошибки людей в их расчетах на благодарность за оказанные ими услуги происходят оттого, что гордость дающего и гордость принимающего не могут сговориться о цене благодеяния.

***

Великодушие всем пренебрегает, чтобы всем завладеть.

***

Важно

Люди обычно называют дружбой совместное времяпрепровождение, взаимную помощь в делах, обмен услугами – одним словом, такие отношения, где себялюбие надеется что-нибудь выгадать.

***

В основе так называемой щедрости обычно лежит тщеславие, которое нам дороже всего, что мы дарим.

***

Юношам часто кажется, что они естественны, тогда как на самом деле они просто невоспитанны и грубы.

***

Мы потому так нетерпимы к чужому тщеславию, что оно уязвляет наше собственное.

***

Судьбу считают слепой главным образом те, кому она не дарует удачи.

***

Люди мелкого ума чувствительны к мелким обидам; люди большого ума все замечают и ни на что не обижаются.

***

Несравненно легче подавить первое желание, чем удовлетворить все последующие.

***

Начало и конец любви имеют одинаковый признак: любящим неловко оставаться наедине.

***

Боится презрения лишь тот, кто его заслуживает.

***

Ничто так не мешает естественности, как желание казаться естественным.

***

Мало обладать выдающимися качествами, надо еще уметь ими пользоваться.

***

Многие презирают жизненные блага, но почти никто не способен ими поделиться.

***

Женщине легче преодолеть свою страсть, нежели свое кокетство.

***

Вкусы меняются столь же часто, сколь редко меняются склонности.

***

Иные люди отталкивают, невзирая на все их достоинства, а другие привлекают при всех их недостатках.

***

Люди недалекие обычно осуждают все, что выходит за пределы их понимания.

***

Люди никогда не бывают ни безмерно хороши, ни безмерно плохи.

***

Старики потому так любят давать хорошие советы, что уже не способны подавать дурные примеры.

***

Как ни редко встречается настоящая любовь, настоящая дружба встречается еще реже.

***

Не доброта, а гордость обычно побуждает нас читать наставления людям, совершившим проступки; мы укоряем их не столько для того, чтобы исправить, сколько для того, чтобы убедить в нашей собственной непогрешимости.

***

Как бы ни кичились люди величием своих деяний, последние часто бывают следствием не великих замыслов, а простой случайности.

***

Уму не под силу долго разыгрывать роль сердца.

***

Совет

Есть люди столь ветреные и легковесные, что у них не может быть ни крупных недостатков, ни подлинных достоинств.

***

Иногда людям кажется, что они ненавидят лесть, в то время как им ненавистна лишь та или иная ее форма.

***

Настоящая дружба не знает зависти, а настоящая любовь – кокетства.

***

Можно дать другому разумный совет, но нельзя научить его разумному поведению.

***

Любой наш недостаток более простителен, чем уловки, на которые мы идем, чтобы его скрыть.

***

Никакому воображению не придумать такого множества противоречивых чувств, какие обычно уживаются в одном человеческом сердце.

***

Мельчайшую неверность в отношении нас мы судим куда суровее, чем самую коварную измену в отношении других.

***

Что может быть сокрушительнее для нашего самодовольства, чем ясное понимание того, что сегодня мы порицаем вещи, которые еще вчера одобряли.

***

Не может долго нравиться тот, кто умен всегда на один лад.

***

Иные недостатки, если ими умело пользоваться, сверкают ярче любых достоинств.

***

Ум ограниченный, но здравый в конце концов не так утомителен в собеседнике, как ум широкий, но путаный.

***

Крушение всех надежд человека приятно и его друзьям и недругам.

***

Не бывает обстоятельств столь несчастных, чтобы умный человек не мог извлечь из них какую-нибудь выгоду, но не бывает и столь счастливых, чтобы безрассудный не мог обратить их против себя.

***

Чистосердечной похвалой мы обычно награждаем лишь тех, кто нами восхищается.

***

Обратите внимание

Истинный признак христианских добродетелей – это смирение; если его нет, все наши недостатки остаются при нас, а гордость только скрывает их от окружающих и нередко от нас самих.

***

Люди скорее согласятся себя чернить, нежели молчать о себе.

***

Истинное красноречие – это умение сказать все, что нужно, и не больше, чем нужно.

***

 Чтобы упрочить свое положение в свете, люди старательно делают вид, что оно уже упрочено.

***

Люди кокетничают, когда делают вид, будто им чуждо всякое кокетство.

***

Насмешка бывает часто признаком скудости ума: она является на помощь, когда недостает хороших доводов.

***

Большинство женщин сдается не потому, что сильна их страсть, а потому, что велика их слабость. Вот почему обычно имеют такой успех предприимчивые мужчины, хотя они отнюдь не самые привлекательные.

***

Нам нравится наделять себя недостатками, противоположными тем, которые присущи нам на самом деле: слабохарактерные люди, например, любят хвастаться упрямством.

***

Вернейший признак высоких добродетелей – от самого рождения не знать зависти.

***

Даже самые бурные страсти порою дают нам передышку, и только тщеславие терзает нас неотступно.

***

Нет вернее средства разжечь в другом страсть, чем самому хранить холод.

***

В то время как люди умные умеют выразить многое в немногих словах, люди ограниченные напротив, обладают способностью много говорить – и ничего не сказать.

***

Разлука ослабляет легкое увлечение, но усиливает большую страсть, подобно тому, как ветер гасит свечу, но раздувает пожар.

***

Важно

Как мы можем требовать, что бы кто-то сохранил нашу тайну, если мы сами не можем ее сохранить?

***

Почти все люди охотно расплачиваются за мелкие одолжения, большинство бывает признательно за немаловажные, но почти никто не чувствует благодарности за крупные.

***

Почему мы запоминаем во всех подробностях то, что с нами случилось, но неспособны запомнить, сколько раз мы рассказывали об этом одному и тому же лицу?

***

Неправ, тот, кто считает, будто ум и проницательность – различные качества. Проницательность – это просто особенная ясность ума, благодаря которой он добирается до сути вещей, отмечает все, достойное внимания, и видит невидимое другим. Таким образом, все, приписываемое проницательности, является лишь следствием необычайной ясности ума.

***

Нет таких людей, которые, перестав любить, не начали бы стыдиться прошедшей любви.

***

Когда пороки покидают нас, мы стараемся уверить себя, что это мы покинули их.

***

Сколько лицемерия в людском обычае советоваться! Тот, кто просит совета, делает вид, что относится к мнению своего друга с почтительным вниманием, хотя в действительности ему нужно лишь, чтобы кто-то одобрил его поступки и взял на себя ответственность за них. Тот же, кто дает советы, притворяется, будто платит за оказанное доверие пылкой и бескорыстной жаждой услужить, тогда как на самом деле обычно рассчитывает извлечь таким путем какую-либо выгоду или снискать почет.

***

Люди редко бывают достаточно разумны, чтобы предпочесть полезное порицание опасной похвале.

***

Можно сказать, что пороки ждут нас на жизненном пути, как хозяева постоялых дворов, у которых приходится поочередно останавливаться, и я не думаю, чтобы опыт помог нам их избегнуть, даже если бы нам было дано пройти этот путь вторично.

***

Если вам понравились афоризмы и максимы Ларошфуко – поделитесь ими в социальных сетях и подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org. С нами всегда интересно!

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Источник: https://interesnyefakty.org/aforizmy-laroshfuko/

Читать

Я представляю на суд читателей это изображение человеческого сердца, носящее название “Максимы и моральные размышления”. Оно, может статься, не всем понравится, ибо кое-кто, вероятно, сочтет, что в нем слишком много сходства с оригиналом и слишком мало лести.

Есть основания предполагать, что художник не обнародовал бы своего творения и оно по сей день пребывало бы в стенах его кабинета, если бы из рук в руки не передавалась искаженная копия рукописи; недавно она добралась до Голландии, что и побудило одного из друзей автора вручить мне другую копию, по его уверению, вполне соответствующую подлиннику.

Но как бы верна она ни была, ей вряд ли удастся избежать порицания иных людей, раздраженных тем, что кто-то проник в глубины их сердца: они сами не желают его познать, поэтому считают себя вправе воспретить познание и другим.

Совет

Бесспорно, эти «Размышления» полны такого рода истинами, с которыми неспособна примириться человеческая гордыня, и мало надежд на то, что они не возбудят ее вражды, не навлекут нападок хулителей. Поэтому я и помещаю здесь письмо,[3] написанное и переданное мне сразу после того, как рукопись стала известна и каждый тщился высказать свое мнение о ней.

Письмо это с достаточной, ни мой взгляд, убедительностью отвечает на главные возражения, могущие возникнуть по поводу «Максим», и объясняет мысли автора: оно неопровержимо доказывает, что эти «Максимы» – всего-навсего краткое изложение учения о нравственности, во всем согласного с мыслями некоторых Отцов Церкви, что их автор и впрямь не мог заблуждаться, сверившись столь испытанным вожатым, и что он не совершил ничего предосудительного, когда в своих рассуждениях о человеке лишь повторил некогда ими сказанное. Но даже если уважение, которое мы обязаны к ним питать, не усмирит недоброхотов и они не постесняются вынести обвинительный приговор этой книге и одновременно – воззрениям святых мужей, я прошу читателя не подражать им, подавить разумом первый порыв сердца и, обуздав по мере сил себялюбие, не допустить его вмешательства в суждение о «Максимах», ибо, прислушавшись к нему, читатель, без сомнения, отнесется к ним неблагосклонно: поскольку они доказывают, что себялюбие растлевает разум, оно не преминет восстановить против них этот самый разум. Пусть читатель помнит, что предубеждение против «Максим» как раз и подтверждает их, пусть проникнется сознанием, что чем запальчивее и хитроумнее он с ними спорит. Тем непреложнее доказывает их правоту. Поистине трудно будет убедить любого здравомыслящего человека, что зоилами этой книги владеют чувства иные, нежели тайное своекорыстие, гордость и себялюбие. Короче говоря, читатель изберет благую участь, если заранее твердо решит про себя, что ни одна из указанных максим не относится к нему в частности, что, хотя они как будто затрагивают всех без исключения, он – тот единственный, к кому они не имеют никакого касательства. И тогда, ручаюсь, он не только с готовностью подпишется под ними, но даже подумает, что они слишком снисходительны к человеческому сердцу. Вот что я хотел сказать о содержании книги. Если же кто-нибудь обратит внимание на методу ее составления, то должен отметить, что, на мой взгляд, каждую максиму нужно было бы озаглавить по предмету, в ней трактованному, и что расположить их следовало бы в большем порядке. Но я не мог этого сделать, не нарушив общего строения врученной мне рукописи; а так как порою один и тот же предмет упоминается в нескольких максимах, то люди, к которым я обратился за советом, рассудили, что всего правильнее будет составить Указатель[4] для тех читателей, которым придет охота прочесть подряд все размышления на одну тему.

Читайте также:  Федор емельяненко – последний император

Наши добродетели – это чаще всего искусно переряженные пороки.

1

То, что мы принимаем за добродетель, нередко оказывается сочетанием корыстных желаний и поступков, искусно подобранных судьбой или нашей собственной хитростью; так, например, порою женщины бывают целомудренны, а мужчины – доблестны совсем не потому, что им действительно свойственны целомудрие и доблесть.

2

Ни один льстец не льстит так искусно, как себялюбие.

3

Сколько ни сделано открытий в стране себялюбия, там еще осталось вдоволь неисследованных земель.

4

Ни один хитрец не сравнится в хитрости с самолюбием.

5

Долговечность наших страстей не более зависит от нас, чем долговечность жизни.

6

Страсть часто превращает умного человека в глупца, но не менее часто наделяет дураков у мои.

7

Великие исторические деяния, ослепляющие нас своим блеском и толкуемые политиками как следствие великих замыслов, чаше всего являются плодом игры прихотей и страстей. Так, война между Августом и Антонием, которую объясняют их честолюбивым желанием властвовать над миром, была, возможно, вызвана просто-напросто ревностью.

8

Страсти – это единственные ораторы, доводы которых всегда убедительны; их искусство рождено как бы самой природой и зиждется на непреложных законах. Поэтому человек бесхитростный, но увлеченный страстью, может убедить скорее, чем красноречивый, но равнодушный.

9

Страстям присущи такая несправедливость и такое своекорыстие, что доверять им опасно и следует их остерегаться даже тогда, когда они кажутся вполне разумными.

10

В человеческом сердце происходит непрерывная смена страстей, и угасание одной из них почти всегда означает торжество другой.

11

Обратите внимание

Наши страсти часто являются порождением других страстей, прямо им противоположных: скупость порой ведет к расточительности, а расточительность – к скупости; люди нередко стойки по слабости характера и отважны из трусости.

12

Как бы мы ни старались скрыть наши страсти под личиной благочестия и добродетели, они всегда проглядывают сквозь этот покров.

13

Наше самолюбие больше страдает, когда порицают наши вкусы, чем когда осуждают наши взгляды.

14

Люди не только забывают благодеяния и обиды, но даже склонны ненавидеть своих благодетелей и прощать обидчиков. Необходимость отблагодарить за добро и отомстить за зло кажется им рабством, которому они не желают покоряться.

15

Милосердие сильных мира сего чаще всего лишь хитрая политика, цель которой – завоевать любовь народа.

вернуться

…письмо… – речь идет о “Размышлении по поводу “Максим””, написанном Анри де Лашапель-Бессе, суперинтендантом строений, искусств и мануфактур, и напечатанном в первом издании «Максим» (1665).

вернуться

Указатель – небольшой предметный указатель, очень общий, печатавшийся в прижизненных изданиях “Максим”.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=16764&p=1

Ларошфуко Франсуа де

Викентьев И.Л.

Youtube

  • С 20 января 2019 года начинается VII-й сезон воскресных online-лекций И.Л. Викентьевав 19:59 (мск) о творчестве, креативе и новым разработкам по ТРИЗ. По многочисленным просьбам иногородних Читателей портала VIKENT.RU, с осени-2014 еженедельно идёт Internet-трансляция бесплатных лекций И.Л. Викентьевао Творческих личностях / коллективах и современных методиках креатива. Параметры online-лекций:1) В основе лекций – крупнейшая в Европе база данных по технологиям творчества, содержащая уже более 58 000 материалов;2) Данная база данных собиралась в течение 40 лет и легла в основу портала VIKENT.RU;3) Для пополнения базы данных портала VIKENT.RU, И.Л. Викентьев ежедневно прорабатывает 5-7 кг (килограммов) научных книг;4) Примерно 30-40% времени online-лекций будут составлять ответы на вопросы, заданные Слушателями при регистрации;5) Материал лекций НЕ содержит каких-либо мистических и/или религиозных подходов, попыток что-то продать Слушателям и т.п. ерунды.6) С частью видеозаписей online-лекций можно ознакомиться на на видеоканале VIKENT.RU на Youtube.Регистрация на  <\p>Видео-интервью И.Л. Викентьева о проекте VIKENT.RU с навигацией по тематическим разделам
  • 44-я очная конференция VIKENT.RU «Стратегии творчества»

    44-я очная конференция VIKENT.RU «Стратегии творчества», пройдёт в центре Санкт-Петербурга у Невского проспекта в период «белых ночей» 22 июня 2019 года (суббота).

  • III-я online конференция VIKENT.RU «Интеллектуальные клубы – опыт работы, ошибки и достижения» начнётся в 19:59 (мск) 30 сентября 2018 (воскресенье).

    Свободная регистрация с обязательной отметкой в форме: «ТРЕТЬЯ КОНФЕРЕНЦИЯ».

  • В 2018 году нами опубликована рукопись создателя ТРИЗ и ТРТЛ Г.С. Альтшуллера, написанная им в 1946 году: «Роль личности в истории с точки зрения химической кинетики и теории катализа».

  • Продолжаются ежедневные публикации в основных группах VIKENT.RU в соц-сетях:

    «Новости изучения креатива | творчества»
    «Творческие личности и коллективы»
    • Карма и дхарма по Анни Безант«… нравственность, как думают некоторые люди, не одна и та же для всех, она меняется вместе с индивидуальной Дхармой. Что правильно для одного, не обязательно правильно для другого. И наоборот, что плохо для одного, хорошо для другого.Этика индивидуальна и зависит от Дхармы человека, который действует, а не от того, что иногда называют «абсолютное добро и зло». Нет ничего абсолютного в обусловленной Вселенной. Добро и зло родственны и их следует оценивать в связи с индивидуумом и его обязанностя…

    Источник: https://vikent.ru/author/748/

    Книга «Франсуа де Ларошфуко. Максимы»

    Тот, кто считает сборник афоризмов Ларошфуко эклектичным набором красивых премудростей – безусловно ошибается. Все они, в разных проявлениях, – об одном и том же: о двойственной природе человека – уме и страсти, добродетели и пороке.

    Афоризм – это короткое изречение, построенное на часто неожиданной игре слова и противо-слова (ум – страсть, добродетель – порок, похвала – лесть,…) и имеющее достаточно общий, вневременной и внеконтекстуальный характер.

    Последнее значит, что почти всегда поставив какой-нибудь афоризм 17-го века эпиграфом к вашему очередному посту в фэйсбуке на злободневную тему, можно быть почти уверенным, что не слишком эрудированный читатель даже не догадается, что сказано это было в далеком 17 веке, а подспудно имелся в виду круг французской аристократии близкий ко двору Людовика 13-го (или 14-го :)) и т. п.. “Максимы” Ларошфуко принято относить к классике французского морализма 17-го века.

    Афоризмы в сборнике, на мой взгляд, далеко не равноценные. Есть банальности и определения (напр. “Обычно счастье приходит к счастливому, а несчастье – к несчастному”), а есть и глубокие мысли. Самое ценное в афоризмах – попытка заглянуть в бессознательное.

    Конечно, во времена Ларошфуко (1613 -1680) до такого термина как бессознательное и до самого психоанализа еще 250 лет, но давайте вчитаемся в некоторые максимы: “Ум всегда в дураках у сердца”, “Человеку нередко кажется, что он владеет собой, тогда как на самом деле что-то владеет им; пока разумом он стремится к одной цели, сердце незаметно увлекает его к другой”. Что это, если не психическая энергия человека – либидо?

    Согласно Ларошфуко, в основе человеческих добродетелей – человеческие же недостатки. В лучшем случае – тщеславие (“Добродетель не достигала бы таких высот, если бы ей в пути не помогало тщеславие”), но как правило – целый комплекс пороков. В первой максиме это звучит как преамбула ко всему сборнику

    Важно

    Далее, все наши добродетели препарируются и из них извлекается соответствующий порок. Женщины – если и добродетельны то только внешне, а в сущности – кокетки. Бережливость – оборотная сторона скупости, а мужество – трусости (“Люди нередко стойки по слабости характера и отважны из трусости”).

    Самый же главный наш порок (которому посвящен самый длинный, двухстраничный афоризм писателя) – себялюбие. Себялюбие – двигатель всех наших поступков, основа всех кажущихся добродетелей и (реальных) пороков.

    Вероятно, если под себялюбием Ларошфуко имел в виду эгоизм, он был не так уж не прав и современная психология, в общем-то, стоит на тех же основаниях.

    Критики любят обвинять Ларошфуко в мизантропии и попытках вывести тотальную порочность человеческой природы. Но я не сделал таких выводов из сборника афоризмов.

    Мне показалось, что Ларошфуко, скорее как Чехов, с сожалением отмечая все человеческие слабости, принимает нас такими какими мы есть и находит пользу и в наших недостатках: “Похвала полезна хотя бы потому, что укрепляет нас в добродетельных намерениях”, “Люди никогда не бывают ни безмерно хороши, ни безмерно плохи”.

    Ларошфуко принадлежал к верхушке придворной аристократии, участвовал в заговоре (Фронда) против правительства в самой середине 17-го века, был врагом Ришелье, а свои Максимы написал под влиянием салонных игр-дискуссий у госпожи де Сабле.

    Друзья по заговору быстро сменили убеждения и легко пошли на предательство, а салонные обычаи состояли в сущности в убийстве времени обеспеченными и не обремененными заботами людьми.

    Отсюда и ряд не вполне универсальных афоризмов о скуке, лени или, например, о счастье бедняков: “Физический труд помогает забывать о нравственных страданиях; поэтому бедняки – счастливые люди”.

    Фамильный замок Ларошфуко.

    Источник: https://www.livelib.ru/book/1001433626-fransua-de-laroshfuko-maksimy-fransua-de-laroshfuko

    Человек и мир в «Максимах» Ф. Ларошфуко, «Мыслях» Б. Паскаля, «Характерах» Ж. Лабрюйера

    «Максимы, или Моральные размышления» (1665) Ларошфуко были прежде всего отражением политических воззрений автора. Еще в «Мемуарах» Ларошфуко в строгой последовательности описал исторические факты и те мотивы, по которым он вступил в благородную, по его убеждению, борьбу с деспотизмом правительства.

    Он, как и его единомышленники, искренне полагал, что преследование знати — часть всеобщего несчастья, постигшего Францию, и имеет причиной несправедливость абсолютизма. Он был убежден, что защищать себя значило для него защищать Францию. Государственные интересы феодальная знать отождествляла со своими личными интересами.

    Причину неудачи Фронды Ларошфуко видит в неспособности фрондеров выполнить до конца свой долг по отношению к государству и народу, в их разобщенности, анархизме, эгоизме. В «Мемуарах» еще нет попытки вывести законы морали, но ясен вывод Ларошфуко из его жизненного и политического опыта: люди не могут бороться ради высоких принципов, главное для них — личная выгода.

    В «Максимах» путем постепенного обобщения жизненных наблюдений Ларошфуко выводит это как закон, как философское заключение. Движение его мысли идет от конкретного к общему (это прослеживается при сличении друг с другом пяти прижизненных изданий «Максим», последнее — 1678 г.

    ): ущербность дворянской идеологии, хорошо ему известную, Ларошфуко постепенно переносит на человека вообще, видя в конкретном историческом явлении неизменный всеобщий закон, коренящийся в самой природе человека.

    «Максимы» Ларошфуко несут в себе и глубокое философское содержание. В своем стремлении выявить и объяснить сущность человеческой природы Ларошфуко пользуется методом новой науки, извлекаемым из философии Декарта и Гассенди. Человек для него часть великой природы, в которой царит взаимосвязь причин и следствий.

    Совет

    Человек зависит от своего телесного начала и внешней среды (случая): «Миром правят судьба и телесное начало» (435). Физиология человека, темперамент влияют на его мораль: «Счастливое или несчастное состояние людей зависит от фитологии не меньше, чем от судьбы» (61); «Наши радости и несчастья зависят не от случившегося, а от нашей чувствительности» (528).

    Как и Гассенди, Ларошфуко понимал психологию человека материалистически, он не считал разум интуицией, данной богом, а идеи врожденными. Работа нашего мозга зависит от телесного состояния, ощущений, восприятий, от воздействия внешней среды, опыта: «Сила или слабость ума обусловливаются дурным или хорошим расположением органов тела» (44).

    В себялюбии Ларошфуко, как и Гассенди, видел врожденный, первичный инстинкт человека, определяющий все остальные инстинкты. Себялюбие — основа всей деятельности человека: «Это любовь к себе и ко всему, что тебе полезно. Оно — во всех проявлениях жизни, при всех условиях, оно живет повсюду и во всем» (563).

    Оно определяет отношение человека к миру: «Мы воспринимаем добро и зло в зависимости от нашего себялюбия» (339). В следовании ему проявляется естественная ненависть к страданию и стремление к наслаждению.

    Таким образом, нравственность человека, по мысли Ларошфуко, — это утонченный эгоизм, разумно понятый интерес одного лица. Поведение человека в обществе оценивается категориями добродетели и порока, т. е. полезности или вредности для окружающих.

    В «естественном» же состоянии человеку одинаково свойственно и порочное, и добродетельное поведение. Вот почему эпиграфом для своей книги Ларошфуко выбрал афоризм: «Наши добродетели — не что иное, как переряженные пороки». В основе любого поступка человека есть доля эгоизма.

    Добродетельный поступок полезен и самому человеку, и его окружающим, поэтому человек, заинтересованный в том, чтобы поступать добродетельно, должен научиться обуздывать свое самолюбие.

    Отсюда роль разума в этической системе Ларошфуко: вслед за Декартом он призывает к контролю разума над страстями, к трезвому отношению к миру. «Необходимо познать свой ум, ценить его и пользоваться им в жизненных обстоятельствах» (105).

    Поскольку человек зависит от внешней среды, большую роль играет государственное законодательство, которое может пробудить к жизни и хорошие, и дурные наклонности людей.

    Ларошфуко осуждает порядок, установившийся при абсолютизме, при котором, как он полагает, выявилась анархическая, эгоистическая сущность людей, прежде сдерживаемая старинными общественными учреждениями, сильными своей древностью.

    Ларошфуко — писатель-классицист, хотя его мировоззрение отлично от взглядов и позиций других писателей «великого века».

    Обратите внимание

    Он, рационалист, борется с ненавистным ему абсолютизмом с помощью рационалистических рассуждений; как философ, он исходит из одного основного принципа — теории себялюбия; как художник он прибегает к методу обобщения и типизации: в «Максимах» выражены обобщенные представления о человеке, его природе, месте в обществе. В поисках закономерного Ларошфуко отказывается от случайного в пользу всеобщего, абстрактного. В этом отношении он полностью разделяет основные принципы классицизма.

    К младшему поколению французских моралистов принадлежал Жан де Лабрюйер (Jean de La Bruyère, 1645—1696), выходец из небогатой буржуазной семьи. С 1684 г. он становится воспитателем внука «великого Конде», знаменитого военачальника, одного из тех, кто возглавлял Фронду.

    Дворец Конде в Шантийи не уступал версальскому по пышности и блеску. Его посетителями были люди разных кругов (политические деятели и придворные, духовные лица и военные, банкиры и художники, писатели и скульпторы).

    Наделенный редким даром наблюдения, Лабрюйер внимательно всматривался в окружение Конде, изучение которого во многом послужило материалом для его единственного сочинения, книги «Характеры Феофраста, перевод с греческого, и Характеры, или Нравы нынешнего века». Первое издание (1688) включало в себя перевод из Феофраста и 418 оригинальных характеров.

    Этот самостоятельный раздел в последующих изданиях при жизни Лабрюйера постоянно увеличивался. В последнее, девятое издание, вошло уже 1120 характеров, созданных Лабрюйером.

    Считая труд Феофраста для себя непререкаемым образцом, прославляя его в речи при вступлении во Французскую Академию (1693), Лабрюйер, однако, усложнил и углубил манеру древнегреческого писателя, который показывал характер, страсти человека как самостоятельную сущность («О скупости», «О лести», «О тщеславии» и т. д.).

    Лабрюйер же обнаруживает и анализирует причины пороков, исходя из социального положения тех типов, которые он рисует («О городе», «О дворе», «О вельможах», «О церкви» и т. д.). Таким образом, характер, по Лабрюйеру, формируется под воздействием общественной среды. Проявление той или иной страсти, присущей человеку, различно в разных социальных условиях. Лабрюйера интересует среда, в которой проявляются те или иные характеры.

    В книге Лабрюйера с подлинной исторической конкретностью изображаются характеры и нравы Франции XVII столетия.

    Важно

    Автор рисует не только различные слои и сословия французского общества в эпоху правления «короля-солнца», но и реально существовавшие отношения между ними с позиций радикальных и обличительных.

    Деление книги на главы, в которых человек предстает как продукт социальной среды, позволяет Лабрюйеру показать столицу и провинцию, вельмож и буржуа, финансистов, чиновников и крестьян, государя и его подданных.

    Рисуя характер, Лабрюйер следует определенной методе: типичное, всеобщее он представляет в конкретном, индивидуальном обличье, ибо исходит из социальной принадлежности того или иного типического характера.

    Лабрюйер дает портрет, затем с помощью умозаключений подтверждает типичность того или иного явления; он анализирует его, следуя совету Декарта — «разделяя трудности», т. е. показывая, как тот или иной порок проявляется у людей разных положений (лицемерие — у священника, вельможи, буржуа; скупость — у вельможи, чиновника, торговца).

    Эти разновидности одного какого-либо типа обрисованы как портреты, их завершает обобщение, например: «Ханжа — это тот, кто при короле-атеисте был бы безбожником».

    В «Характерах» Лабрюйера содержится значительный историко-познавательный материал. Его герои — живые люди, наделенные чертами, характерными для их времени.

    Это — подлинный «Двор» (льстивый придворный, спесивый вельможа, щеголеватые, наглые, болтливые дворяне-хвастуны), подлинный «Город» (мещанин во дворянстве, бессердечный финансист, продажный чиновник, торговец-вор, врач-невежда).

    Подлинна и изображаемая художником жизнь крестьян, доведенных непосильным трудом и тяжелыми условиями существования до потери человеческого облика.

    Совет

    Лабрюйер рисует этих тружеников не только с состраданием и пониманием их положения, он противопоставляет их привилегированным сословиям: «Судьба работника на виноградниках, солдата, каменотеса не позволяет мне жаловаться на то, что у меня нет благ князей или министров». И продолжает: «Народ не имеет разума, но аристократы не имеют души. Первый имеет добрую сущность и не имеет внешности, у вторых — есть только внешность и лоск. Нужно ли выбирать? Я не колеблюсь. Я хочу быть человеком из народа».

    Лабрюйер констатирует наличие во французском обществе социального зла и показывает его причины — сословное неравенство и пагубное влияние жажды обогащения на мораль и отношения между людьми.

    Мир, где все продается и покупается, превращается в борьбу всех против всех, ибо люди, любящие деньги, «уже не родители, не друзья, не граждане, не христиане; это, может быть, уже не люди; это — обладатели денег».

    Но Лабрюйер не только отрицал, он предлагал пути к исправлению существующего порядка. В полном согласии с философией картезианства, он считал, что миром должен управлять разум.

    Он предлагает способы рационального переустройства государственного управления, рисуя образ идеального просвещенного правителя в главе «О государе».

    Противник произвола и насилия, Лабрюейр показал горестные плоды абсолютистского тиранического правления Людовика XIV.

    По своим эстетическим воззрениям Лабрюйер был убежденным приверженцем классицизма. В споре «древних и новых» он остался на позициях «древних», считая античность непререкаемым авторитетом в искусстве.

    Обратите внимание

    Строгая логичность изложения мыслей, типизация, обобщение, риторичность, торжественность стиля — таковы характерные черты его книги, которую трудно отнести к какой-либо определенной форме, жанру. В ней причудливо сочетаются портрет и афоризм, моральное нравоучение и литературная критика, диалог и новелла, политическая сатира и утопия.

    Все эти разнообразные литературные формы, используемые последним великим классицистом XVII в., призваны наиболее полным образом выявить основную общую идею его книги — познание нравов многих людей.

    Наряду с научными занятиями Паскальпостоянно интересовался и занимался проблемами религиозными. С 1658 г. он начинает записывать свои соображения, которые в дальнейшем легли в основу большого труда о понимании христианс тва.

    Паскаль еще не знал, в какую форму выльется это его произведение — диалог, письма или последовательное изложение по главам. Так возникли «Мысли», труд незаконченный (первое их критическое издание появилось лишь в 1852 г.), апология христианской религии как ее понимали янсенисты.

    Паскаль выступает против рационалистической трактовки религии, характерной для его времени, и пытается опровергнуть вольнодумство, прибегая к своим же аргументам: существование бога — истина не рациональная и прямому доказательству не подлежит.

    Паскаль рисует материалистическую картину мира, допуская, вслед за Джордано Бруно, идею множественности миров. Столь же материалистически трактует он и человека как существо разумное, в котором основную жизнедеятельную роль играют страсти. Человек должен постигнуть свою природу, познать смысл существования.

    По мысли Паскаля, человек слаб и ничтожен; вследствие первородного греха он утратил непосредственное восприятие бога, способность к проникновению и суть вещей. Но человек и ничтожен, и велик.

    Он велик своим разумом, и трагичность человека и его сила заключены в его мышлении — недаром Паскаль определил человека как «мыслящий тростник»: Вселенная может поглотить его, как песчинку, но своей мыслью человек объемлет Вселенную. И само осознание человеком своей слабости — свидетельство его величия.

    Однако истинность христианства постигается не разумом. Доказательством этому, по мысли Паскаля, служит сама реальная действительность: человек как существо живое, явившееся на эту землю помимo своей воли, человек, лживый и лицемерный, не может подавить в себе голоса, который призывает его искать бога.

    Важно

    Таким образом, «оправдание» христианства основывается Паскалем на чувстве человека: только сердце ведет людей к подлинной вере. «Мысли» Паскаля — блестящий пример высочайших художественных достижений литературы «великого века». Глубокая мысль, возвышенная одухотворенность, грусть, доходящая до трагизма и полного отчаяния, находят здесь строго логическое воплощение в «геометрической» пропорциональности строя фразы. Стиль Паскаля не может оставить равнодушным читателей «Мыслей», его мастерство стало школой для многих его известных современников, в первую очередь, для Ларошфуко и Лабрюйера.

    

    Источник: https://infopedia.su/9x1138a.html

    Ларошфуко Франсуа

    1613-1680 г. Французский писатель.

    • Бесхарактерность ещё дальше от добродетели, чем порок.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Благодарность большинства людей – не более как скрытое ожидание еще больших благодеяний.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Боится презрения лишь тот, кто его заслуживает.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Больше всего оживляют беседу не ум, а доверие.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Большинство людей в разговорах отвечают не на чужие суждения, а на собственные мысли.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Бывает такая любовь, которая в высшем своем проявлении не оставляет места для ревности.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Бывают случаи в жизни, выпутаться из которых может помочь только глупость.

      Франсуа де Ларошфуко

    • В великих делах нужно не столько создавать обстоятельства, как пользоваться теми, какие оказались в наличии.

      Франсуа де Ларошфуко

    • В дружбе и любви мы зачастую бываем счастливы тем, чего не ведаем, нежели тем, что знаем.

      Франсуа де Ларошфуко

    • В звуке голоса, в глазах и во всем облике говорящего заключено не меньше красноречия, чем в словах.

      Франсуа де Ларошфуко

    • В ревности больше себялюбия, чем любви.

      Франсуа де Ларошфуко

    • В серьезных делах следует заботиться не столько о том, чтобы создавать благоприятные возможности, сколько о том, чтобы их не упускать.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Великие мысли приходят от великого чувства.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Величавость – это непостижимое свойство тела, изобретённое для того, чтобы скрыть недостатки ума.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Вернейший способ быть обманутым — это считать себя умнее других.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Все жалуются на недостаточность своей памяти, но никто еще не пожаловался на нехватку здравого смысла.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой разум.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Все, что перестает удаваться, перестает и привлекать.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Всецело предаться одному пороку нам обычно мешает лишь то, что у нас их несколько.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Если мы решили никогда не обманывать других, они то и дело будут обманывать нас.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Если хотите нравиться другим, надо говорить о том, что они любят и что их трогает, избегать споров о вещах им безразличных, редко задавать вопросы и никогда не давать повода думать, что вы умнее.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Есть довольно много людей, презирающих богатство, но лишь немногие из них смогут расстаться с ним.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Желание говорить о себе и выказывать свои недостатки лишь с той стороны, с которой это нам всего выгоднее, – вот главная причина нашей искренности.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Зависть всегда продолжается дольше, нежели счастье тех, которым завидуют.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Изящество для тела – это то же, что здравый смысл для ума.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Иные люди только потому и влюбляются, что наслышаны о любви.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Истинная любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто ее видел.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Как бы ни был мир неопределён и разнообразен, ему, однако, всегда присуща некая тайная связь и чёткий порядок, которые создаются провидением, заставляющим каждого занимать своё место и следовать своему назначению.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Как бы ни была редка истинная любовь, истинная дружба встречается еще реже.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Как часто люди пользуются своим умом для совершения глупостей.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Когда пороки покидают нас, мы стараемся уверить себя, что это мы покинули их.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Кто слишком усерден в малом, тот обычно становится неспособен к великому.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Легче познать людей вообще, чем одного человека в частности.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Лень незаметно подтачивает наши стремления и достоинства.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Любовь, подобно огню, не знает покоя: она перестает жить, как только перестает надеяться или бороться.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Люди мелкого ума чувствительны к мелким обидам; люди большого ума всё замечают и не на что не обижаются.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Люди недалёкие обычно осуждают то, что выходит за пределы их кругозора.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Люди, которых мы любим, почти всегда более властны над нашей душой, нежели мы сами.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Можно дать другому разумный совет, но нельзя научить его разумному поведению.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Мы презираем не тех, у кого есть пороки, а тех, у кого нет никаких добродетелей.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Мы редко до конца понимаем, чего мы в действительности хотим.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Мы так привыкли носить маски перед другими, что в конце концов стали носить маски даже перед собой.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Наделяет нас достоинствами природа, а помогает их проявить судьба.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Нам дарует радость не то, что нас окружает, а наше отношение к окружающему.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Насмешка бывает часто признаком скудости ума: она является на помощь, когда недостает хороших доводов.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Настоящая дружба не знает зависти, а настоящая любовь — кокетства.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Не доверять друзьям позорнее, чем быть ими обманутым.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Невозмутимость мудрецов – это всего лишь умение скрывать свои чувства в глубине сердца.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Недостатки иногда более простительны, чем средства, которыми пользуются для того, чтоб их скрыть.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Недостатки ума, как и недостатки внешности, с возрастом усугубляются.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Недоступность женщин – это один из их нарядов и уборов для увеличения своей красоты.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Нельзя достигнуть высокого положения в обществе, не имея хоть каких-нибудь достоинств.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Ненависть и лесть – подводные камни, о которые разбивается истина.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Нет ничего глупее желания всегда быть умнее всех.

      Франсуа де Ларошфуко

    • О достоинствах человека нужно судить не по его хорошим качествам, а потому, как он ими пользуется.

      Франсуа де Ларошфуко

    • О заслугах человека следует судить не по его великим достоинствам, а по тому, как он их применяет.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Обычно счастье приходит к счастливому, а несчастье – к несчастливому.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Обычно счастье приходит к счастливому, а несчастье – к несчастному.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Пока люди любят, они прощают.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Привычка постоянно хитрить – признак ограниченности ума, и почти всегда случается, что прибегающий к хитрости, чтобы прикрыть себя в одном месте, открывается в другом.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Радости и несчастья, которые мы испытываем, зависят не от размеров случившегося, а от нашей чувствительности.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Разлука ослабляет легкое увлечение, но усиливает большую страсть, подобно тому как ветер гасит свечу, но раздувает пожар.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Сострадание обессиливает душу.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Судьбу считают слепой главным образом те, кому она не дарует удачи.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Счастливое или несчастливое состояние людей зависит от физиологии не меньше, чем от судьбы.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Только зная наперёд свою судьбу, мы могли бы поручиться за своё поведение.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Упрямство рождено ограниченностью нашего ума: мы неохотно верим тому, что выходит за пределы нашего кругозора.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Человек никогда не бывает так несчастлив, как ему кажется, или так счастлив, как ему хочется.

      Франсуа Ларошфуко

    • Человек никогда не бывает так счастлив, как ему хочется, и так несчастлив, как ему кажется.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Чтобы оправдаться в собственных глазах, мы нередко убеждаем себя, что не в силах достичь цели; на самом же деле мы не бессильны, а безвольны.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Чтобы постичь окружающий нас мир, нужно знать его во всех подробностях, а так как этих подробностей почти бесчисленное множество, то и знания наши всегда поверхностны и несовершенны.

      Франсуа де Ларошфуко

    • Ясный разум даёт душе то, что здоровье телу.

      Франсуа де Ларошфуко

    Беречь своё здоровье слишком строгим режимом – очень скучная болезнь.Бесхарактерность ещё дальше от добродетели, чем порок.Больше всего оживляют беседу не ум, а доверие.Большинство женщин сдаётся не потому, что велика их страсть, а потому, что велика их слабость. Поэтому успех обычно имеют предприимчивые мужчины.Большинство людей в разговорах отвечают не на чужие суждения, а на собственные мысли.Большинство людей, считающих себя добрыми, только снисходительны или слабы.Бывают случаи в жизни, выпутаться из которых может помочь только глупость.В великих делах нужно не столько создавать обстоятельства, как пользоваться теми, какие оказались в наличии.Великие мысли приходят от великого чувства.Величавость – это непостижимое свойство тела, изобретённое для того, чтобы скрыть недостатки ума.В характере человека больше изъянов, чем в его уме.Вернейший способ быть обманутым, это считать себя хитрее других.Все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой ум.В дружбе и любви мы зачастую бываем счастливы тем, чего не ведаем, нежели тем, что знаем.Где надежда, там и боязнь: боязнь всегда полна надежды, надежда всегда полна боязни.Гордость не хочет быть в долгу, а самолюбие не желает расплачиваться.Дают советы, но не дают благоразумия воспользоваться ими.Если бы нас не одолевала гордость, мы бы не жаловались на гордость в других.Если вы хотите иметь врагов, старайтесь превзойти своих друзей.Если хотите нравиться другим, надо говорить о том, что они любят и что их трогает, избегать споров о вещах им безразличных, редко задавать вопросы и никогда не давать повода думать, что вы умнее.Есть люди, к которым идут пороки, и другие, которых безобразят даже добродетели.Есть похвальные упрёки, как есть обличительные похвалы.Зависть всегда продолжается долее, нежели счастье тех, которым завидуют.Изящество для тела – это тоже, что здравый смысл для ума.Иные люди только потому и влюбляются, что наслышаны о любви.Иные недостатки, если ими умело пользоваться, сверкают ярче любых достоинств.Истинная любовь похожа на привидение: все о нём говорят, но мало кто видел.Как бы ни был мир неопределён и разнообразен, ему, однако, всегда присуща некая тайная связь и чёткий порядок, которые создаются провидением, заставляющим каждого занимать своё место и следовать своему назначению.Как только дурак похвалит нас, он уже не кажется нам так глуп.Как часто люди пользуются своим умом для совершения глупостей.Когда пороки покидают нас, мы стараемся уверить себя, что это мы покинули их.Кто излечивается от любви первым – излечивается всегда полнее.Кто никогда не совершал безрассудств, тот не так мудр, как ему кажется.Кто слишком усерден в малом, тот обычно становится неспособен к великому.Лесть – это фальшивая монета, находящаяся в обращении благодаря нашему тщеславию.Лицемерие – это та дань, которую порок принуждён платить добродетели.Ложь иной раз так ловко прикидывается истиной, что не поддаться обману значило бы изменить здравому смыслу.Лень незаметно подтачивает наши стремления и достоинства.Легче познать людей вообще, чем одного человека в частности.Легче пренебречь выгодой, чем отказаться от прихоти.Люди злословят обычно не из дурных намерений, а из тщеславия.Людские ссоры не длились бы так долго, если бы вся вина была на одной стороне.Любовники только потому не скучают друг с другом, что они всё время говорят о себе.Любовь, подобно огню, не знает покоя: она перестаёт жить, как только перестаёт надеяться и бояться.Люди мелкого ума чувствительны к мелким обидам; люди большого ума всё замечают и не на что не обижаются.Люди недалёкие обычно осуждают то, что выходит за пределы их кругозора.Людские страсти – это всего лишь разные склонности людского себялюбия.Многие презирают жизненные блага, но почти никто не способен ими поделиться.Можно дать другому разумный совет, но нельзя научить его разумному поведению.Мы редко до конца понимаем, чего мы в действительности хотим.Мы потому так нетерпимы к чужому тщеславию, что оно уязвляет наше собственное.Мы охотно сознаёмся в маленьких недостатках, желая этим сказать, что более важных у нас нет.Мы пытаемся гордиться теми недостатками, от которых не хотим исправиться.Мы считаем здравомыслящими только тех людей, которые во всём с нами согласны.Мы смешны не столько теми качествами, которыми обладаем, сколько теми, которые стараемся показать, не имея их.Мы сознаёмся в своих недостатках только под давлением тщеславия.Мы чаще всего потому превратно судим о сентенциях, доказывающих лживость людских добродетелей, что наши собственные добродетели всегда кажутся нам истинными.Нам дарует радость не то, что нас окружает, а наше отношение к окружающему.Нам приятнее видеть не тех людей, которые нам благодетельствуют, а тех, кому благодетельствуем мы.Не доверять друзьям позорнее, чем быть ими обманутым.Нельзя достигнуть высокого положения в обществе, не имея хоть каких-нибудь достоинств.Не может отвечать за свою храбрость человек, который никогда не подвергался опасности.Наша мудрость так же подвластна случаю, как и наше богатство.Не один льстец не льстит так искусно, как самолюбие.Ненависть и лесть – подводные камни, о которые разбивается истина.Невозмутимость мудрецов – это всего лишь умение скрывать свои чувства в глубине сердца.Нет более несносных глупцов, чем те, которые не совсем лишены ума.Нет ничего глупее желания всегда быть умнее всех.Ничто так не мешает естественности, как желание казаться естественным.Обладание несколькими пороками мешает нам предаться всецело одному из них.Одинаково трудно угодить и тому, кто любит очень сильно, и тому, кто совсем не любит.О достоинствах человека нужно судить не по его хорошим качествам, а потому, как он ими пользуется.Обмануть человека легче всего, когда он хочет обмануть нас.Одних своекорыстие ослепляет, другим открывает глаза.О достоинствах людей мы судим по их отношению к нам.Порой человек бывает так же мало похож на себя, как и на других.Потеряв надежду обнаружить разум у окружающих, мы уже и сами не стараемся его сохранить.Предательства совершаются чаще всего не по обдуманному намерению, а по слабости характера.Привычка постоянно хитрить – признак ограниченности ума, и почти всегда случается, что прибегающий к хитрости, чтобы прикрыть себя в одном месте, раскрывается в другом.Признак истинного достоинства человека в том, что даже завистники вынуждены хвалить его.Приличия – это наименее важный из всех законов общества и наиболее чтимый.Радости и несчастья, которые мы испытываем, зависят не от размеров случившегося, а от нашей чувствительности.Самое большое зло, какое нам может сделать враг, это приучить наше сердце к ненависти.Самые смелые и самые разумные люди – это те, которые под любым предлогом избегают мыслей о смерти.Своим недоверием мы оправдываем чужой обман.Скрыть наши истинные чувства труднее, чем изображать несуществующие.Сострадание обессиливает душу.Суждения наших врагов о нас ближе к истине, чем наши собственные.Счастливое или несчастливое состояние людей зависит от физиологии не меньше, чем от судьбы.Счастье никому не кажется таким слепым, как тем, кому оно ни разу не улыбнулось.Те, кому довелось пережить большие страсти, потом всю жизнь и радуются своему исцелению и горюет о нём.Только зная наперёд свою судьбу, мы могли бы поручиться за своё поведение.Только у великих людей бывают великие пороки.Тот, кто думает, что сможет обойтись без других, сильно ошибается; но тот, кто думает, что другие не могут обойтись без него, ошибается ещё сильнее.Умеренность людей, достигших вершины удачи, – это желание казаться выше своей судьбы.Умный человек может быть влюблён как безумный, но не как дурак.У нас больше силы, чем воли, и мы часто, для того только, чтобы оправдаться в собственных глазах, находим многое невозможным для нас.Человек, которому никто не нравится, гораздо более несчастлив, чем тот, который никому не нравится.Чтобы стать великим человеком, нужно уметь искусно пользоваться всем, что предлагает судьба.

    Ясный разум даёт душе то, что здоровье телу.

    Франсуа де Ларошфуко

    Источник: http://aphoristic-world.ru/aphoristic-world/authors/1732-laroshfuko-fransua.html

    Ссылка на основную публикацию