Пьер абеляр и элоиза

История одной любви: Пьер Абеляр и Элоиза

 Париж был крохотным средневековым городком, расположенным посреди Сены на островке Сите. Один мост связывал островок с правым берегом, за которым простирались поля, другой вел на левый берег. В Париже  жили несколько тысяч студентов со всех концов Европы. Город уже в ту пору являлся духовным центром цивилизованного мира. 

 На островке, рядом с римской базиликой Нотр-Дам,  и находилась монашеская школа. Новый  ученик владел искусством вести диспут, красотой слова и обладал неотразимым личным обаянием. Силой логических рассуждений он загонял в угол своего профессоров.

Кончилось тем, что Абеляр школу.  Учеников в  Абеляре привлекало прежде всего рациональное, без начетничества и излишней схоластики преподавание. Некоторыми это воспринималось чуть ли не как сокрушение церковных догм.

Тем больше было желающих прослушать курс теологии у знаменитого учителя.

Обратите внимание

 Вскоре  Абеляр стал клириком, то есть посвящен в духовный сан. Ему предписано было носить черные церковные одежды. Но пока он небыл возведён в  священники, то мог жениться.  И вот тут возникла для Абеляра дилемма.  Женишься – забудь о карьере. Не женишься – станешь священником, но тогда уж и чувственность молодую придется  скрутить в узел.

 Нужно будет принимать правила  о целибата, то есть безбрачия. Цель запрета была в том, чтобы духовенство не отвлекалось семейными заботами от борьбы за укрепление авторитета церкви.

До некоторых пор Абеляр и не помышлял о женитьбе, хотя женщины его обожали. Он выбрал карьеру. И только  достигнув вершин славы как философ и теолог, он решил вкусить мирские радости.  Не удалось ему избежать искушения любви.

Тираническая власть  тела  одержала триумфальную победу над разумом.

Мудрость уступила чувству. Его выбор пал на племянницу знакомого ему каноника Фульбера. Девушку звали Элоиза,. Элоизе  было ей семнадцать лет, Абеляру под сорок.

Элоиза была прекрасно образована, знала латинский, греческий и древнееврейский языки, римских классиков. Как и Абеляр, особенно почитала Овидия, его “Искусство любви” и “Метаморфозы”.

Она  обладала удивительной красотой, несравненной статью и соблазнительными формами, тоже сыграло не последнюю роль в этом выборе.

 Вы думаете, что он предложил Луизе руку сердце? Ничего подобного.  Недавний духовный наставник страждущих и верующих решил  проникнуть в дом каноника и соблазнить его племянницу. И скоро он уже  жил  у него в доме, бесплатно питался, а взамен занимался образованием и воспитанием чувств  Элоизы.

  А клирику Фульберу предложение показалось не только лестным, но и выгодным. Не стала возражать и девушка… Элоиза  с радостью согласилась брать уроки у столь знаменитого и красивого  преподавателя. Доволен был и дядюшка Фульбер, отдав племянницу на попечение человека, известного своей целомудренной репутацией.

Важно

А по сути доверил  нежную овечку голодному волку.  Даже сам Абеляр поразился.  Что было дальше, не трудно представить. Книги лежали раскрытыми на столе, а руки блуждали по груди, глаза отражали любовь. Охваченный сладострастием, Абеляр ни о чем другом не мог думать, как об Элоизе.  Учёный ритор растворился в любви.

  Говорили чувства. Учёные трактаты заменили стихи  и музыка.

Жан Виньо. “Каноник Фульбер застает врасплох Абеляра и Элоизу”

А Фульбер оставался в неведении. Но днажды он застал любовников врасплох, как говорят французы “en flagrant de'lit”, то есть на месте преступления. Они лежали в кровати, обнявшись, словно Венера и Марс. Какое страдание для дядюшки! Какой стыд для влюбленных! Соблазнитель был изгнан. Элоиза осталась беременной.  

Однажды ночью, когда Фульбер отсутствовал, Абеляр пробрался в комнату Элоизы, заставил ее нарядиться в мужской костюм и отвез ее в таком виде к своей сестре в Бретань. Здесь она и родила сына, которого назвали Астролябием. Любовник жениться не собирался и  как ни в чем не бывало продолжал учить студентов .

И только тогда, когда Фульбер решил всё это придать огласке и отомстить, Абеляр умолял каноника о прощении, сетовал на женщин,  которые  со дня творения мира увлекали самых великих людей. Наконец, чтобы полностью успокоить Фульбера, согласился  взять в жены Элоизу с  условием, что  брак будет сохранен в тайне.

А. Кауфман.

“Прощание Абеляра и Элоизы”

Кажется, всё уладилось. Не тут-то было.  Браку  воспротивилась Элоиза.  Она убеждала Абеляра, что брак закроет ему дорогу к публичным выступлениям. Она напомнила слова апостола Павла о том, что супруги подчиняются терзаниям плоти и брак превращается в конце концов в позорное ярмо.

Абеляра не убедили ее доводы. Тогда она напомнила ему слова Цицерона. Когда легат Гирций обратился к нему с просьбой о женитьбе, тот ответил отказом, объясняя это тем, что Гирций не сможет в равной степени совмещать заботы о супруге с занятиями философией.

Но и тут Абеляр остался при своем мнении.

Невыносимй была мысль, что его Элоиза может принадлежать кому-нибудь другому. Единственным средством навсегда удержать ее был брак. Женившись, он хотел сохранить репутацию и удержать возле себя Элоизу.

И  Элоиза подчинилась желанию Абеляра. Они оба возвратились из Бретани в Париж и тайно обвенчались, а Фульбер рассуждал: тайная жена – та же любовница и растрезвонил о браке племянницы с Абеляром. Абеляр отправил Элоизу на время в женский монастырь.Здесь они продолжали встречаться и однажды, сгорая от желания, отдались друг другу прямо на полу в трапезной.

Исчезновение Элоизы еще больше разозлило Фульбера. Он решил, что этот сластолюбец задумал избавиться от Элоизы. У Фульбера  родился дьявольский план.

Совет

Вот как об этом рассказал сам Абеляр: “Однажды ночью, когда я спал в одной из комнат в глубине дома, подкупленный слуга впустил злоумышленников, и те предали меня мести, самой варварской и самой постыдной: они отрезали мне те части моего тела, которыми я совершил то, что они так оплакивали. Затем они бежали из дома”.

Двое злоумышленников были схвачены, в том числе и тот самый продажный слуга. Его ослепили и кастрировали – кара, соответствующая преступлению. Был арестован и Фульбер, его осудили, конфисковали имущество, однако довольно скоро освободили.

“Невозможно описать всеобщее удивление и потрясение, – писал Абеляр, – слезы, плач, стенания, которые меня просто убивали. Мои ученики измучили меня своими причитаниями и рыданиями. Их сострадание ко мне было для меня куда более жестоким, чем моя несчастная рана. Я больше страдал от конфуза, чем от боли…”

Стыд и смятение заставили Абеляра постричься в монахи. Ту же участь он уготовил и Элоизе, заставив и ее принять монашеский обет, принудив, в сущности, на добровольное заточение. Она безропотно согласилась. С тех пор на протяжении целых десяти лет разлученные злым роком влюбленные не виделись и  не переписывались.

Абеляр даже не упомянул Элоизу в своей книге “История моих бедствий”.

Со временем Абеляр пришел в себя от физической и моральной раны, нанесенной ему, стал даже гордиться этой историей,  вернулся к занятиям философией, читал лекции студентам и принял решение стать “философом Божиим”, как прежде он был философом “светским».

 На этом история не кончается.

Многие годы Абеляр провел в монашестве. Сожгли  его  написанный богословский трактат. Его заточают в монастырь за теологические взгляды. Подобие тюрьмы.

Абеляр писал: “Дьявол обрушил на меня такое гонение, что я не нахожу себе места, где бы я мог успокоиться или даже просто жить; подобно проклятому Каину, я скитаюсь повсюду как беглец и бродяга… Злоба моих врагов, вероятно, не пощадила бы и самого Христа!” .

Не раз его пытались накормить отравленной едой, подбрасывали записки с угрозами, оскорбляли, подстерегали в темноте.

Но вернемся к любви Абеляра и Элоизы. Сохранилась ли любовь?

Чувственные желания и любовь  умерли в искалеченном теле и ожесточенной душе Абеляра. Он просит Элоизу не тревожить его воспоминаниями о минувшем счастье. Он написал  книгу “История моих бедствий”, которая разошлась в рукописных копиях.

Обратите внимание

Прочитав эту книгу, Элоиза  написала Абеляру письмо – истинное эхо большой любви,  крика души, который вот уже более восьми веков волнует и восхищает потомков.

“Ты знаешь, мой возлюбленный, и знают все, что, теряя тебя, я утратила все… Только ты один можешь заставить меня не грустить, только ты можешь доставить мне радость и облегчение страданий. Ты единственный человек на свете, перед которым я чувствую настойчиво меня зовущий долг: ведь все твои желания я смиренно исполнила. Я не противоречила никогда ни единому твоему слову.

Но во мне достало сил, чтобы не утратить и саму себя. Я сделала даже больше этого. Как удивительно! Моя любовь превратилась в истинный восторг. По твоему велению… я выбрала иной наряд и изменила сердце. Я показала тебе, что ты был единственным владыкой как моего сердца, так и плоти.

Никогда в жизни, и Богу это известно, я не искала ничего иного в тебе, кроме тебя самого; я желала иметь только тебя, а не то, что принадлежит тебе. Звание супруги всегда считалось более сильным и более святым, но мне всегда было более по сердцу называться любовницей и даже, если тебя это не шокирует, сожительницей или просто девкой.

Я думаю, что чем больше я проявляю к тебе покорства, тем сильнее будет для тебя благодать Божия, тем менее я запятнаю твою несравненную репутацию…”

Далее Элоиза предается сладостным воспоминаниям. “Какая королева, какая принцесса не позавидовала бы тем моим радостям, которые я испытала с тобой в постели?!…

 Вспомни о том, что я сделала, на что решилась, не убоявшись проклятия Божьего: пошла в монастырь не из-за любви к Богу, а из-за любви к тебе, Абеляру, знала, что от Бога не дождешься и толики вознаграждения… Если уж я лишена возможности лично видеть тебя, то по крайней мере подари мне сладость твоего образа в твоих высказываниях, которых у тебя такое изобилие… Тогда за любовь ты отплатишь любовью и пусть немногим вознаградишь за многое, хотя бы словами за дела… Я не сохранила ничего, кроме желания быть по-прежнему целиком твоей”.

Прочитав письмо Элоизы, Абеляр понял, что монашеская ряса не убила ее земные чувства. Богу она служит лишь по формальной обязанности, а от него, Абеляра, ждет искреннего разговора. Но сам он менее всего расположен вести откровенную беседу.

Свой ответ Абеляр начинает словами: “Элоизе, дорогой сестре во Иисусе Христе; Абеляр, ее брат в Иисусе Христе… Вы можете и в моей смерти сохранить ту пылкую любовь, которую вы испытываете к живому…”. Абеляр  рассуждал о Боге, о пользе молений, цитировал Библию.

И снова ответ Элоизы: “Тогда, когда мы предавались прелюбодеянию, жестокость неба нас помиловала, и вот когда мы узаконили эту незаконную любовь и покрыли свадебной фатой грех прелюбодеяния, гнев Господний обрушился на нас двоих с огромной силой …  И не есть ли все это проделки дьявола, который попытался “через их брак достичь того, что не смог добиться чрез их прелюбодеяние… Говорят, что я целомудренна. Это только потому, что не замечают, насколько я лицемерна. Люди принимают за добродетель чистоту телесную, тогда как добродетель – свойство не тела, а души. Бог, который читает в сердцах и познает чресла, который зрит и во тьме, он понимает все лучше, видит сокровенное”.

Абеляр был потрясен. Он хотел видеть аббатису, а узнал в ней  прежнюю Элоизу.  

Что пишет Абеляр? Спасает её душу.

Считает, что его кастрация – акт божественной милости. Напоминает ей, как она отдалась ему прямо на полу трапезной – этом столь уважаемом месте.

Важно

Бог, проявляя свою мудрость и милосердие, воспользовался в лице Фульбера самим злом, чтобы покарать тот орган, который единственный нес ответственность за все, очистив таким образом тело и возвысив дух, исцеляя одновременно обе души.

Теперь, благодаря Богу, заразу плотских непристойностей и ярмо похоти удалось преодолеть с помощью милосердия и сострадания. Бог повредил тело, чтобы спасти  душу.

Это было ее последнее послание.

Абеляр читал лекции  студентам, искал рациональные пути понимания Бога. А церковники обвинили его в том, что он проповедует ересь. Был даже составлен список его прегрешений и издан “Трактат против некоторых заблуждений Пьера Абеляра”.

Папе Иннокентию II предложили  осудить ереси Абеляра и отлучить его от церкви.

Больной, разбитый, в шестьдесят лет превратившийся в немощного старика, Абеляр отправился в Рим, чтобы лично оспорить решение собора. По дороге он узнал, что папа формально осудил его на “вечное молчание” и что книги его сожжены на площади Св. Петра. В пути 12 апреля 1142 года Абеляр встретил свою смерть. Похоронив Абеляра, Элоиза  прожила еще двадцать один год.

Снискала славу  “одной из самых великих аббатис Церкви”. Все эти годы она; ухаживала за могилой Абеляра и, как и он, скончалась в шестьдесят три года. Случилось это в 1163 или 1164 году. Ее похоронили рядом с супругом. Но потом останки их не раз переносили в разные места, пока не доставили в Париж, на кладбище Пер-Лашез. Здесь и спят вечным сном герои нашей истории.

Источник: https://alindomik.livejournal.com/87516.html

Самая красивая и трогательная история любви: Пьер Абеляр и Элоиза Фульбер

Пьер Абеляр и Элоиза Фульбер жили в Париже

История любви умной и очаровательной Элоизы Фульбер и смелого философа Пьера Абеляра достойна внимания. Хотя она весьма печальна, ее трудно забыть и посчитать скучной даже в наши дни. Все события происходят в Париже, который всегда считался городом любви, и вдохновляют на создание новых романтических и проникновенных произведений.

Пьер Абеляр и Элоиза Фульбер до сих пор восхищают своей трогательной историей любви.

Встреча, переменившая жизнь

Элоиза Фульбер родилась в 1101 году в Париже. Она рано осиротела и осталась на попечении у строгого дядюшки Фульбера, старой закалки, который являлся каноником собора Парижской Богоматери. Он позаботился об образовании девушки, отдав ее на обучение в монастырь, где Элоиза проявила свой острый ум и способность к языкам. Она быстро научилась читать и освоила науку.

Читайте также:  Как накачать красивую попу

В 16 лет девушка вернулась в Париж и встретила там прославленного философа, основоположника концептуализма Пьера Абеляра.

Мужчина был старше ее на двадцать лет, считался состоятельным и возглавлял старинную церковную школу. Ему сразу приглянулась хорошенькая Элоиза и он решил ее соблазнить.

Совет

Под предлогом обучить девушку языкам, Абеляр снял комнату в доме дяди Фульбера, не вызвав у него подозрения.

Пьер Абеляр (1079-1142) – известный философ, основоположник концептуализма

Философ быстро соблазнил девушку красивыми речами, острым умом, но не заметил сам, как тоже влюбился, вопреки своему каноническому сану. Влюбленные наслаждались друг другом тайно, не теряя ни одной драгоценной минуты.

Тайный брак Элоизы и Пьера

Любая тайна когда-нибудь становится явной. Однажды дядюшка застает любовников в постели и узнает, что его племянница беременна. Он сразу разлучает ее с любимым и отправляет на время к родственникам, где на свет появляется сын Астролябия. Фульбер требует от Абеляра жениться на девушке, не смотря на его сан. Тот соглашается, если брак останется для всех тайной.

Тайная и запретная любовь Элоизы и Пьера стала одной из самых ярких в эпоху Возрождения

На удивление всех Элоиза отказалась быть женой, предпочитая роль любовницы. Потребовалось множество уговоров, прежде чем состоялось венчание в маленькой церквушке на окраине, где было минимум приглашенных. После этого Элоиза и Пьер продолжали жить порознь и встречались ночью, как любовники, что очень не нравилось дяде Фульберу.

Вскоре по городу поползли слухи об их тайной связи. Элоиза публично поклялась, что не имеет никакого отношения к Абеляру, чтобы спасти мужа от позора и сохранить его сан. Затем дядя отправил ее в монастырь, пока не утихнут страсти.

С мужем своей племянницы Фульбер поступил очень жестоко. Он подослал к нему разбойников, которые надругались над ним. Как говорил сам Абеляр: «Они отсекли части моего тела, посредством которых я совершил дело, ставшее причиной их огорчения».

На следующий день все в городе знали об этом.

Мучительная разлука до конца дней

Абеляр больше не мог жить как прежде, и ушел в монастырь Сен-Дени. По его просьбе Элоиза тоже подстриглась в монахини, хотя в первую очередь служила мужу, а не Богу. Из нее получилась мудрая, умная аббатиса, возглавлявшая монастырь. Ее праведная жизнь была примером для многих, но никто не знал, что происходит в ее душе.

Элоиза вела праведную жизнь, но в сердце долгие годы пылала любовь к мужу

Элоиза и Пьер не виделись более 10 лет, но продолжали любить друг друга. Абеляр написал книгу воспоминаний. Ее прочла его жена и стала посылать мужу страстные письма с признаниями в любви. Она хотела быть рядом с возлюбленным, но это было невозможно по причине принятого обета.

В 1129 году они встретились, и Абеляр попросил больше не писать ему, а предаться размышлениям о Боге. Супруга сделала, как он просит.

В 1142 году Пьер Абеляр скончался от болезни, всеми презираемый и гонимый за свое смелое учение. Элоиза жила еще 22 года. Ее похоронили рядом с мужем в том же монастыре. Их останки переносились неоднократно. Теперь они находятся на кладбище Пер-Лашез в Париже.

Влюбленные похоронены рядом на кладбище Пер-Лашез

Переписка Элоизы и известного философа до сих пор не может оставить равнодушной читателей, являясь настоящим произведением искусства. Каждая строчка полна искренних чувств, безграничной страсти и истинной любви. Два человека оставались верны друг другу до конца жизни, не смотря на все испытания, выпавшие на их долю.

Пьер и Элоиза смогли быть вместе только после смерти, не ожидая осуждения со стороны окружающих.

Источник: https://blog.floraexpress.ru/ru/article/samaya-krasivaya-i-trogatelnaya-istoriya-lyubvi-per-abelyar-i-eloiza-fulber/

Элоиза и Абеляр (Пьер Абеляр и Элоиза Фульбер)

   На заре XII века в южной Франции, в Провансе, возникла и постепенно вошла в обиход так называемая куртуазная любовь.

Когда – неслыханная прежде вещь – мужчине, чтобы добиться благосклонности женщины, благородной дамы, приходилось долго за ней ухаживать, оказывать всяческие знаки особо пристрастного внимания.

То была первая победа, настоящий триумф, одержанный слабым полом в мрачном средневековье. Однако первая пара возлюбленных, пошедших на такой неслыханный риск, поплатилась за это, о чем на разные лады трубят вот уже восемь столетий.

Их звали Пьер Абеляр и Элоиза Фульбер.

Обратите внимание

Пьер дю Палле, известный во всем мире как Абеляр, родился в 1079 году в небольшом городке в Бретани. Родители старались дать ему хорошее воспитание. И вот, с благословения отца, Абеляр отправился в Париж, который уже в ту пору считался неоспоримым духовным центром Франции.

Абеляр поселился в знаменитом Латинском квартале, который получил такое название потому, что приезжавшие со всех стран Европы студенты разговаривали между собой на одном, понятном им всем языке — латинском.

Все они посещали монашескую школу, расположенную рядом с первой, построенной еще древними римлянами, базиликой Нотр-Дам, куда записался и Абеляр, а очень скоро и возглавил ее.

Абеляр открыто, не стесняясь, называл себя “единственным стоящим чего-то на земле философом”. Им восхищались мужчины, его обожали женщины. Но и змей-искуситель уже подстерегал его, беда караулила в доме, расположенном в двухстах шагах от того класса, где Абеляр читал студентам нравоучения.

В это время в Париже жила милая девушка по имени Элоиза. Родилась она, вероятно, в 1100 году. Ее родители умерли, когда девочка была еще совсем маленькой, и ее взял на воспитание дядя – каноник Фульбер.

Они жили в одном из домиков для священнослужителей на территории храма, на котором до сих пор сохранилась надпись: “Здесь жили Элоиза с Абелом. Искренние возлюбленные. Драгоценные образцы для подражания.

Год 1118″.

Дядюшка отдал Элоизу на воспитание в женский монастырь Святой Марии. Монастырь славился тем, что там жили несколько монахинь, обладавших поистине великой эрудицией. И Элоиза к четырнадцати годам не только читала, но и свободно говорила на латинском, греческом и еще на древнееврейском, что, по словам Абеляра, “уже никак не укладывалось в голове”.

Слава о невероятных познаниях девочки достигла Нотр-Дама, вызывая восхищение у студентов. А непредсказуемая Судьба уже готовила почву для неизбежной встречи Абеляра с Элоизой. И такая роковая для обоих встреча состоялась.

Однажды каноник Фульбер пригласил Абеляра к себе домой, дабы продемонстрировать дорогому гостю два своих бесценных сокровища: обширную библиотеку и умницу племянницу. За столом, под звон бокалов, Абеляр словно невзначай осведомился, не сдадут ли ему внаем какую-нибудь спаленку. За что обещал неплохо заплатить и к тому же бесплатно стать домашним учителем племянницы.

“Вначале нас соединила общая крыша, а потом уж жаркие сердца! – признавался Пьер.

– Под предлогом занятий мы целиком отдавались любви; уроки для нас стали лишь теми минутами, когда нас влекла друг к другу таинственная, непреоборимая сила; в наших беседах сухие ученые слова вытеснялись нежными и любовными, объяснения трудных мест в текстах откладывались из-за страстных поцелуев…” А Элоиза вторила ему в своих письмах: “Есть ли на всем свете хоть одна королева или принцесса, которая не завидовала мне?”

Абеляр был для Элоизы знаменитым ученым, великим мыслителем, мудрым, красивым, обаятельным человеком – как же не подчиниться его малейшему капризу? Да, она его любила. И Абеляр очень скоро понял, что влюблен так же глубоко и страстно, как и она, его Элоиза. Капкан любви захлопнулся, и оба оказались его пленниками на всю жизнь.

Все вокруг уже открыто называли Элоизу “любовницей” Абеляра, но она, как ни странно, этим только гордилась. А какая женщина на ее месте не испытывала бы гордости за связь с таким великим человеком? Она была счастлива оттого, что именно ей, круглой сироте, Абеляр отдал предпочтение перед всеми знатными, красивыми женщинами.

Важно

В Париже теперь все знали, что происходит в доме каноника Фульбера, кроме самого хозяина. Прошло несколько месяцев, когда наконец у него открылись глаза на то, чем на самом деле занимаются в его доме ученый постоялец и племянница. Однажды ночью Фульбер застал их и, потрясенный увиденным, указал совратителю на дверь.

После громкого скандала их ожидала долгая разлука. Теперь, лишившись возможности встречаться, возлюбленные тайно обменивались любовными письмами. Вскоре Элоиза поняла, что скоро станет матерью. Она с восторгом сообщила об этом Абеляру, спрашивая, как следует ей поступить. Будущий отец, конечно, понимал, что произойдет с Элоизой, если обо всем узнает ее опекун.

Однажды ночью Абеляр тайно проник в дом к своей возлюбленной и увез ее с собой в Бретань. Там вскоре родился сын, которого тут же отдали на воспитание дальним родственникам, и ни мать, ни отец больше никогда не увидели своего ребенка.

Угрызения совести, однако, не давали Абеляру покоя. Ведь, по существу, только он один был виноват в несчастии старика и нравственном падении его племянницы.

Он долго размышлял над тем, как избавиться от тяжкого греха, покуда, укротив гордость, полгода спустя после рождения сына решил пойти к несчастному, убитому горем канонику и просить прощения за содеянное.

Призвав на помощь все свое красноречие, Абеляр выразил готовность жениться на Элоизе. Но лишь при одном условии: их брак будет сохранен в тайне.

Каково же было его изумление, когда Элоиза наотрез отказалась идти с ним под венец, хоть тайно, хоть явно! Наверное, никогда еще ни одна женщина с такой холодной рассудочностью не выступала против ритуала, который все женщины на свете считают венцом всех своих желаний.

Какую славу принесет она своему мужу, запальчиво возражала Элоиза, если тем самым покроет его бесчестием и унизит как великого ученого? Элоиза живо нарисовала малопривлекательную картину скучной, повседневной супружеской жизни: грязные, орущие младенцы, вонючие пеленки, постоянные заботы об их пропитании. Разве приземленные домашние хлопоты приличествуют такому великому философу, каким является ее любимый?

Совет

Выдвинутые Элоизой в споре с Абеляром убедительные аргументы будут на протяжении столетий подхвачены многими выдающимися личностями, видевшими в браке лишь тяжкие оковы. Однако ни один из приводимых Элоизой аргументов в пользу отказа от брака не мог заставить Абеляра отказаться от женитьбы на ней.

Чувствуя, что Абеляр неумолим, Элоиза смирилась с его твердым решением и, разрыдавшись, произнесла весьма пророческую фразу: “Нам ничего другого не остается, но подстерегающий впереди Рок принесет нам такие страдания, которые по своей мучительности могут сравниться только с пережитой нами страстной любовью”…

И вот однажды, рано утром Элоиза с Абеляром обвенчались в присутствии нескольких близких друзей, давших торжественную клятву не разглашать тайну новобрачных. Сразу же после брачной церемонии они расстались. Абеляр возобновил курс лекций в университете, а Элоиза поселилась в монастыре Святой Марии. Абеляру было уже под сорок, Элоизе даже не исполнилось восемнадцати.

Хотя слухи о двух “великих грешниках” и их странном “тайном браке” немного поутихли, каноник Фульбер не смирился с похищением племянницы. Однажды ночью, когда Абеляр спал, его подкупленный слуга открыл дверь на условный стук.

На пороге стоял Фульбер и врач с медицинским сундучком. Набросившись на спящего Абеляра, они привязали его толстыми веревками к кровати и задрали ночную рубашку. В руках хирурга сверкнул острый скальпель.

В ту же минуту острейшая боль в паху пронзила Абеляра…

Это преступление радикальным образом изменило жизнь влюбленных. Абеляр решил стать монахом и отослал несчастной, разбитой горем Элоизе письмо, в котором потребовал, чтобы и она постриглась в монахини в Аржентейе. “Да будет на то воля твоя!” – смиренно ответила Элоиза.

На этом кончается история любви – всеохватывающей, земной, физической и краткой, любви, которая длилась от силы два года… Но там, где она внезапно обрывается, начинается другая любовь – духовная, ибо и Абеляр, и Элоиза умели любить друг друга и на расстоянии. Здесь мы сталкиваемся с совершенно иной ипостасью любви, которая многим не только недоступна, но и непонятна.

Элоизе исполнилось всего девятнадцать, когда она по требованию Абеляра постриглась в монахини. Всего каких-то жалких восемнадцать месяцев ей было отпущено судьбой, чтобы почувствовать себя настоящей женщиной, вкусить от радостей жизни.

Она стала аббатисой монастыря Аржентей. Конечно, Элоиза была обязана подавать во всем пример своим монахиням и не любить никого, кроме Бога. Но… Ни утомительные молитвы, ни насильственное умерщвление плоти не могли утолить ее любви к мужу.

Обратите внимание

Его любовь постепенно преодолевала отчуждение, и его визиты в монастырь участились. Увы, но и эти встречи с любимой вызывали у окружающих подлое подозрение.

Абеляру приходилось горестно сокрушаться: “Ненависть моих врагов такова, что, вероятно, не пощадила бы и самого Христа!”. Он не раз признавался Элоизе, что опасается за свою жизнь.

Давление на него со стороны Церкви усиливалось, и ему не оставалось ничего другого, как сдаться.

В 1141 году больной, разбитый, немощный шестидесятилетний калека, Абеляр пешком отправился в Рим, чтобы лично предстать перед папой Иннокентием II. По дороге он останавливался в монастырях, чтобы немного отдохнуть и набраться сил.

Но истерзанному, измученному жизнью и великой любовью к Элоизе старику уже ничто не могло помочь. 12 апреля 1142 года смерть наконец обрекла его на “вечное молчание”.

Наконец Абеляр обрел покой, которого никогда не имел здесь, на грешной земле…

Скорбная весть о смерти ее возлюбленного мужа сразила Элоизу. Тело Абеляра привезли для захоронения в ее монастырь. Элоиза ухаживала за его могилой, покуда не присоединилась к нему. Она тоже прожила 63 года. Их останки в 1814 году перенесли в Париж и предали земле в одной могиле на кладбище Пер-Лашез.

Читайте также:  Куртизанка - уникальные факты

Сохранилась прекрасная легенда об этой замечательной паре вечно влюбленных. Говорят, в тот момент, когда в могилу к супругу опускали тело Элоизы, Абеляр простер к ней руки, чтобы обнять ее. А может, сама Элоиза раскрыла свои объятия, чтобы навсегда принять в них любимого Абеляра. Это мог сделать каждый из них. Кто рискнет измерить на весах истории, чья любовь была сильнее?

Светлана Иль

Источник: https://www.passion.ru/people/pisateli/eloiza-i-abelyar-abelyar-i-eloiza-fulber-29065.htm

Абеляр и элоиза. «франция. большой исторический путеводитель» | дельнов алексей александрович

Выдающийся мыслитель Пьер Абеляр (1079-1142 гг.) вошел в историю и как автор глубоких и смелых философских трудов, и как главное действующее лицо любовной драмы такой силы и такой сложности, каких до этого немного было в те века (если вообще были).

Абеляр был богат и знаменит.

Как философ он стоял у истоков получившего впоследствии широкое распространение концептуализма: той точки зрения в жарком «споре об универсалиях», согласно которой общие понятия (универсалии) хоть и обладают сущностным бытием лишь в Божественном разуме (аналог – Платоновы «эйдосы»), но и в человеческом сознании они обретают некоторую реальность, представленную понятиями, порожденными богоданной способностью схватывания общего (абстрагирования).

Это что касается высот интеллектуальной деятельности, а на более общедоступном уровне Пьер Абеляр возглавлял пользующуюся известностью парижскую школу Иоанна Росцеллина (из которой вышло несколько высших иерархов церкви и даже один папа римский).

Важно

Кроме того, это был мужчина видный, с красивым тонким лицом и изысканными манерами – он имел немалый успех у прекрасного пола (неспроста наш замечательный писатель Николай Семенович Лесков смастерил потешное словцо «бабеляр»).

То, что он делал духовную карьеру, не было помехой.

И вот в Париж возвращается из монастыря, где воспитывалась, шестнадцатилетняя красавица сирота Элоиза Фульбер (1101-1164 гг.). Рано лишившись родителей, она находилась на попечении своего дяди по отцу, каноника Нотр-Дама, тоже носившего фамилию Фульбер.

Тот, по обычаю своего круга, и отдал ее на воспитание и обучение в обитель. В монастыре маленькая Элоиза всех поражала своими способностями. Она в совершенстве овладела не только латынью и греческим, но и древнееврейским, с увлечением прочитала все доступные тогда сочинения античных классиков.

И вот монастырская выучка позади, повзрослевшая очаровательная умница опять у дяди.

Судьбе было угодно, чтобы мэтр Абеляр приметил Элоизу. Что она ему понравилась – не то слово, и философ начал приступ с обходного маневра.

Он нанял комнату в доме Фульбера, а в качестве платы обещался обучать девушку нескольким иностранным языкам. Дядюшка согласился: он понимал, что такой талант, как у его племянницы, грех зарывать в землю.

Но будучи человеком суровым, дал указание: почаще строго наказывать ученицу.

Тридцативосьмилетний наставник произвел на юную монастырскую воспитанницу впечатление неотразимое.

В придачу, судя по воспоминаниям самого Абеляра, несколько раз дело действительно доходило до розог, но это оказалось не мерой дисциплинарного воздействия, а физической близостью, от которой еще больше распалилась взаимная страсть (возможно, здесь одна из причин некоторой странности их последующих взаимоотношений). Очень скоро Пьер и Элоиза стали любовниками, а дядя Фульбер только ушами хлопал, внимая отрывкам долетавших из-за двери иноязычных фраз.

Из воспоминаний Абеляра: «Любовь закрыла нам глаза. Наслаждение учить ее любви превосходило тончайшее благоухание всех прекраснейших ароматов мира». Из письма Элоизы: «Какая королева, какая принцесса не позавидовала бы тем моим радостям, которые я испытала с тобой в постели?»

Совет

Простодушный Фульбер только тогда вник в истинный смысл происходящего, когда застукал парочку. Его огорошил и другой сюрприз: племянница ждет ребенка. Скандал он устроил страшный, но вероломный педагог спешно переправил возлюбленную к своей родне в Бретань. Там она родила сына, которого нарекли Астролябием.

Между мужчинами состоялось объяснение. Абеляр соглашался на брак, но при условии, что он останется тайным – дабы не пострадала его карьера каноника.

И тут происходит неожиданное: Элоиза решительно против венчания. Возможно, она не хотела связывать узами своего милого, но, скорее всего, дело не только в этом. В одном из позднейших писем к нему женщина признавалась, что ее куда больше устраивало положение любовницы, даже девки при нем, чем звание законной супруги.

Все же обряд состоялся: в маленькой церквушке на окраине Парижа, в присутствии Фульбера и минимального числа приглашенных. Однако жили молодожены порознь, встречались, как любовники – к величайшему негодованию дяди.

Вскоре весь город говорил о тайной любви известного философа и племянницы каноника собора Богоматери, о том, что у них есть ребенок. Старик объявил во всеуслышание, что это не беззаконная связь, что это супруги, живущие в освященном таинством браке. А Элоиза опять учудила: стала твердить, что не было никакого венчания, и все тут. 

Чтобы спокойнее переждать, пока спадет накал общественных пастей, Абеляр пристроил супругу в монастырь, и их свидания происходили прямо в монастырской келье. Фульбер же истолковал происходящее по-своему: негодяй упек его племянницу в обитель, чтобы самому привольнее было развратничать, с кем вздумается. И поклялся отомстить.

Месть его была жестокой. Старый каноник нанял нескольких уголовников. Подкупленный слуга открыл им ночью дверь в дом своего господина – и свершилось злодеяние, о котором непритворно скорбели многие парижские дамы. Абеляр был оскоплен.

Виновным дело не сошло с рук. Исполнителей схватили и отправили на каторгу, у Фульбера конфисковали имущество и лишили его сана. Но потерянного не вернешь. Потрясенный свалившимся горем Абеляр удалился в монастырь Сен-Дени. Жену он тоже убедил принять постриг.

Обратите внимание

Беда не приходит одна: на богословско-философском фронте тоже пришлось пережить удары. Церковные иерархи обрушились на учение Абеляра, из которого следовало, что только Священное Писание следует принимать как должное, все же творения отцов церкви и ее догматы подлежат разумному обоснованию.

Получалось: «Понимаю, чтобы верить». А общепринятой считалась позиция Ансельма Кентерберийского: «Верую, чтобы понимать». Дело дошло до того, что сочинения Пьера Абеляра были осуждены на церковном соборе.

Обвинения выдвигались серьезные: неверие во всемогущество Бога, порожденная гордыней завышенная оценка возможностей человеческого разума.

Тем временем Элоиза на деньги, данные ей мужем, основала новый монастырь и возглавила его. Они стали снова встречаться. Поговаривали, что в ту недобрую ночь злодеи небрежно сделали свое дело, и у бывших супругов были возможности не только для содержательных бесед.

Все может быть, но это Элоизе тогда было только двадцать восемь – Пьеру же перевалило за пятьдесят, это был человек, истерзанный и душой, и плотью. Переписка их длилась довольно долго. В последнем письме Элоизы есть фраза: «Прощай, мой возлюбленный, мой супруг.

Приветствую тебя, мой духовный учитель».

После того, как воззрения Абеляра осудил Суассонский церковный собор (1140 г.), он обрел пристанище в знаменитом монастыре в Клюни, аббатом которого был Петр Достопочтенный. Это был видный религиозный мыслитель и писатель, по его инициативе был переведен на латынь Коран – чтобы опровергнуть «сарацинскую ересь» не голословно, а на основании ее первоисточника (чему он и посвятил немало сил).

В Клюни Абеляр написал широко известную и сегодня автобиографию «История моих бедствий» и свой главный философский труд «Да и нет», в котором впервые систематизированы основные положения средневековой схоластики. Его перу принадлежат созданные на протяжении многих лет трактаты по богословию и педагогике (последние предназначались сыну Астролябию), поэтические произведения.

Элоиза после смерти мужа еще двадцать два года была аббатисой своего монастыря, мудрой и человечной. Память об Абеляре была драгоценна для нее все эти годы – столько любви и света подарил ей этот единственный мужчина в ее жизни. Похоронили ее рядом с мужем. Потом несколько раз производились перезахоронения, и теперь они лежат на парижском кладбище Пер-Лашез – по-прежнему бок о бок.

Источник: https://litra.pro/franciya-boljshoj-istoricheskij-putevoditelj/deljnov-aleksej-aleksandrovich/read/31

Абеляр и Элоиза | Великие художники

16.11.2015

Никазиус де Кейсер «Абеляр и Элоиза», 1850-е

Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Москва

Романтизм

Элоиза (ок.1100 — 16 мая 1164) — возлюбленная, тайная супруга и ученица Абеляра, выдающаяся для своего времени женщина: в отличие от своих сверстниц любила читать книги, в том числе и философские, знала латинский, греческий и древнееврейский языки; племянница влиятельного парижского каноника Фульбера.

Ни о родителях, ни о родине Элоизы точных сведений нет. Известно, что она рано осиротела и её дядя, Фульбер, каноник собора Богоматери, взял её к себе, и дал девушке прекрасное образование.

В 1117 году Пьер Абеляр познакомился с Элоизой и вошёл в дом Фульбера, предложив ему закончить научное образование девушки за ничтожную плату. Они занимались еврейским и греческим языками, этическими и теологическими вопросами, а также диалектикой. Узнав о романе между ними, Фульбер прекратил свидания влюблённых.

Важно

Тогда Абеляр ночью, в отсутствие каноника, похитил Элоизу и отправил ее, переодетую монахиней, в Бретань, к своей сестре. Здесь она родила сына, которого назвала Астролябием. Она долго отказывалась вступить в брак с Абеляром; в её письмах ясно высказывается мысль, что философу нельзя связывать себя семейными узами.

Вступив в брак, по её словам, Абеляр не мог бы сохранить своего положения в школе, читать богословие и достигнуть высших ступеней церковной иерархии. По настоянию Абеляра, которому необходимо было оставаться в Париже для ученых занятий, Элоиза согласилась тайно обвенчаться с ним.

В одной из отдаленных парижских церквей, в присутствии дяди, состоялось бракосочетание, после чего каждый из супругов вернулся в свой дом. Абеляр и Элоиза скрывали свой брак. Позже Абеляр отвез её в Аржантельский монастырь, где она раньше воспитывалась, и дозволил ей облачиться в одеяние послушниц, но запретил постригаться.

В монастыре они виделись нередко; Абеляр снабжал Элоизу деньгами. Двусмысленное поведение Абеляра по отношению к Элоизе, которую он держал безвыходно в монастыре, вызвало грязные толки. Результатом их была известная катастрофа с Абеляром — месть со стороны Фульбера и его родственников.

Как только весть об этом дошла до девушки, она сейчас же постриглась в монахини. И здесь видна светлая личность Элоизы: она исполнила приказание Абеляра, так как он мог быть допущен в монастырь только в случае пострижения его супруги.

Она оплакивает не столько свою молодость — влечения к монашеской жизни у неё не было, — сколько своего возлюбленного, который, из-за несчастного брака, стал несчастным. «Зачем я, нечестивая, стала твоей женой, чтобы принести тебе горе? Прими ж мое искупление, которое я добровольно выбираю».

В конечном итоге любовь Элоизы и Абеляра закончилась для них трагически: оба ушли в монастырь. Однако они переписывались, и эти письма сохранились. Позже Элоиза стала настоятельницей аржантёйского монастыря Св. Марии и аббатисой монастыря Параклет (abbaye du Paraclet; просуществовал до революции).

Современные ученые все еще не уверены, написала ли сама Элоиза письма, традиционно приписываемые ей, или же это подлог более поздних авторов-мужчин.

Источник: https://greatartists.ru/abelyar-i-eloiza/

Элоиза Фульбер и Пьер Абеляр — стихи

Пропел петух дня нового рожденье, Румянца отсвет красит облака, Сказ о любви, пленявшей поколенья, Выводит феи на небе рука. Что в нем судьба? А что деянья наши? Гадаем мы, веками вновь и вновь. Чем объяснить, что даже жизни краше Природы зов — межполая любовь? Она хрупка, пуглива и без веса, Сгорит от дуновенья ветерка. Она же мощный двигатель прогресса,

Крушит преграды, как в горах река.

Седых веков живейшее преданье, Трагедию, подобную пожару, Следим душой расцвет и увяданье: Страсть юной Элоизы к Абеляру. Профессор он. В зените яркой славы! Божественно умен! Как бог прекрасен сам! На кафедру всходил и все забавы Стихали у студентов в Нотр-Дам. Но шелк ланит едва расцвёвшей розы Пленил его той глубиною взгляда, Что юности наивные вопросы

Зажгли любовь сильней чем пламень ада.

Сам Бог дал Элоизе Абеляра И плод любви он подарил им вскоре, Но чистых душ ликующая пара В глазах скопцов творила зло и горе.

Совет

Хоть Бог дает, но люди убивают Любовь сердец, коль в тайне не храним! Потом веками слезы проливают И причисляют души их к святым.

И взвился обыватель! Его мненьем Пренебрегли в любовном том пылу! Любовь убив, молва в одно мгновенье Развеяла во все ветра золу. Вы скажете, век был чужой и тёмный И люди жили на пределе сил. Любовь свою в сердцах храните скромно,

Чтоб смерч молвы ее не загасил!

*****

Он смотрел украдкой неустанно, Поклоняясь спелой красоте. Трепетали чресла под сутаной,

Бабочек рождая в животе.

Он молился, горячо и страстно, Чтоб погас тот сладостный огонь, И пытался в бдениях напрасных

Воздержать от грешных дел ладонь.

Но кольцом сгустились муки ада, Наважденьем стала на чело Простыней нетронутых прохлада,

Тела непорочного тепло.

Разума на грани помутненья От души отринув свой обет, Страстно, по-мужски и без стесненья

Девичий помял невинный цвет.

И, продавши душу и сознанье, Губы раздирая до крови. Стал рабом порочного желанья

И всепоглощающей любви.

Выводя святые вокализы, Видит Бог, не по своей вине, Он лицо прекрасной Элоизы

Видел и в иконе, и в окне.

И взаимным чувством окрыленный, Пеплом своей выжженной души, Гений веры, сломленный, влюбленный

К чаше утоления спешил…

Высока цена за радость страсти – Кровной мести в руки все права… И лишился гений в одночасье

Счастья и мужского естества.

Потерять себя – так страшно, странно… Приняв наказание, как дар. Дни свои закончил под сутаной

Преподобный метр Абеляр.

Аникина Юлия

*****

Послание Элоизы к Абеляру

Читайте также:  Кто такие апатриды

В сих мрачных келиях обители святой, Где вечно царствует задумчивый покой, Где, умиленная, над хладными гробами, Душа беседует, забывшись, с небесами, Где вера в тишине святые слезы льет И меланхолия печальная живет, — Что сердце мирныя весталки возмутило? Что в нем потухший огнь опять воспламенило? Какой волшебный глас, какой прелестный вид Увядшую в тоске опять животворит? Увы! еще люблю!.. Исчезни, заблужденье! Сей трепет внутренний, сие души волненье При виде милых строк знакомыя руки, Сие смешение восторга и тоски — Не суть ли признаки любви непобежденной? Супруг мой, Абеляр! О имя незабвенно! Дерзну ль священный храм тобою огласить? Дерзну ли с Творческим тебя совокупить, Простертая в пыли, молясь пред алтарями? О страшные черты! да смою их слезами! Преступница! к кому, что смеешь ты писать? Кого в обителях святыни призывать? Небесный твой супруг во гневе пред тобою! Творец, творец! смягчись! вотще борюсь с собою! Где власть против любви? Чем сердце укротить?

Каким могуществом сей пламень потушить?

О стены мрачные! о скорбных заточенье! Пустыней страшный вид! лесов уединенье!

О дикие скалы, изрытые мольбой!

Обратите внимание

О храм, где, близ мощей, с лампадой гробовой, И юность и краса угаснуть осужденны! О лики хладные, слезами орошенны! Могу ль, подобно вам, в душе окаменеть? Могу ль, огнем любви сгорая, охладеть? Ах, нет! не божество душой моей владеет! Она тобой, тобой, супруг мой, пламенеет! К тебе, мой Абеляр, с молитвами летит! Тебя в жару, в тоске зовет, боготворит!.. Ах, тщетно рвать себя, вотще томить слезами! Когда руки твоей столь милыми чертами Мой взор был поражен — вся сладость прежних дней, Все незабвенные часы любви твоей Воскресли предо мной! О чувств очарованье! О невозвратного блаженства вспоминанье! О дни волшебные, которых больше нет! Вотще, мой Абеляр, твой глас меня зовет — Простись — навек, навек! — с погибшей Элоизой! Во мгле монастыря, под иноческой ризой, В кипенье пылких лет, с толь пламенной душой, Томиться, увядать, угаснуть — жребий мой! Здесь вера грозная все чувства умерщвляет! Здесь славы и любви светильник не пылает! Но нет!.. пиши ко мне! пиши! Соединим Мучение мое с мучением твоим! О мысль отрадная! о сладкое мечтанье! С тобою духом жить! с тобой делить страданье! Делить? Почто ж делить? Пусть буду я одна, Мой друг, мой Абеляр, страдать осуждена! Пиши ко мне! Писать — небес изобретенье! Любовница в тоске, любовник в заточенье, — Быть может, некогда нашли блаженство в нем! Как сладко, разлучась, беседовать с пером! Черты волшебные, черты одушевленны! Черты, святым огнем любви воспламененны! Им страстная душа вверяет жребий свой! В них дева робкая с сердечной простотой Все тайны пылких чувств, весь жар свой изливает! В них все протекшее для сердца оживает! Почто ж протекших дней ничто не возвратит?

Когда любовь твоя, принявши дружбы вид,

В небесной красоте очам моим явилась — С какой невинностью душа моя пленялась! Ты мне представился несмертным существом! Каким твой взор сиял пленительным лучом! Сколь был красноречив, любовью озаренный! Земля казалась мне со мною обновленной! Я в сладкой неге чувств, с открытою душой, Без страха, все забыв, стояла пред тобой; Ты с силой божества, с небесным убежденьем, Любовь изображал всех благ соединеньем! Твой глас доверенность во грудь мою вливал! Ах! как легко меня сей глас очаровал! В объятиях твоих, в сладчайшем исступленье, В непостигаемом блаженства упоенье, Могла ль я небесам не предпочесть тебя!

Могла ли не забыть людей, творца, себя!

Василий Жуковский

*****

Элоизе — Пьер Абеляр. Неизвестное письмо

Я Вас даже случайно не встречу, Не дождусь силуэтом за шторами. Даже вечность не может быть вечной.

Вечность там, где бессильна история.

Пустота. Лишь пространство и время, Где и души не связаны узами. Под землей, на земле ли, в Эдеме,

Вы – моя. Но, увы, только Музою.

Милосердный простит мне надежды. Он простит, Вы лишь только простили бы, Милый мой, серебристый подснежник*,

В чьем роду королевские лилии.

Сквозь удачи, мечты и потери Я плыву без звезды и без паруса. Вы всего-то на гОд повзрослели,

Я же нА год, на целый состарился…

Мне пространство ссутулило плечи. Мое время, как будто пришпорено… Я Вас даже случайно не встречу,

Не дождусь силуэтом за шторами.

Воскурю Милосердному свечи… «Осени меня, Боже, надеждою!» Коль Вас в жизни грядущей не встречу,

Благодарен за эту, прошедшую.

Петрович Владимир
_____________________________

* Подснежник пролеска (Scilla) (сцилла), род многолетних трав семейства лилейных. Пьер Абеляр был на два десятка лет старше Элоизы.

*****

Элоизе — Пьер Абеляр. Письмо третье

День в витражах дробится хмурый. Скупа свеча — наследье дня. Нет, друг мой милый, не тонзура

Монахом делает меня.

Все тоже сердце под сутаной… Желанья страстны и грешны… Но прежним я уже не стану…

Зря прежние тревожат сны.

Гляжу на Вас, как на икону — Святая в лике благодать… Упасть у Ваших ног в поклоне –

И, не скрывая слез, рыдать…

Мой милый друг! Мой ангел нежный Святой родник с живой водой, Увы, и Вам не быть, как прежде,

Влюбленной, пылкой, молодой…

Важно

Мой милый друг! Мой друг бесценный, Лишь одного себя виню… И хоть сейчас, ланцету — вены,

А душу — адову огню.

Любовь надеждой поманила… Но тяжек грех мой на весах… Мы будем вместе, друг мой милый.

В веках, в земле, на небесах…

Дрожит свеча. В скупом окладе Божественно-печальный лик… Ваш шепот — крик Ваш: «Бога ради!

Откуда Вы? Кто Вы, старик!?»

Петрович Владимир

Источник: http://chto-takoe-lyubov.net/eloiza-fulber-i-per-abelyar-stixi/

Страсть сильнее разума

«Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте», – сказал в XVI веке великий Шекспир. Однако его герои были, хотя и предельно романтическими, но всё же вымышленными персонажами.

А вот средневековый философ Пьер Абеляр и прекрасная Элоиза – люди вполне реальные. Пожалуй, история их любви гораздо печальнее и трагичнее, чем в известной пьесе.

Несмотря на то, что они остались живы и даже дожили до старости.

Почти сорокалетний богослов, презирающий чувства и превыше всего ставящий холодный разум, и юная романтичная девица, живущая на попечении дядюшки-священника, – на первый взгляд Пьер Абеляр и Элоиза совершенно не подходили друг другу. Тем не менее именно они оставили после себя одну из самых захватывающих историй любви эпохи Средневековья.

Книга вместо меча

Философ Пьер Абеляр родился в 1079 году в Западной Франции. Впрочем, тогда его звали иначе: Пьер дю Пале. Он был старшим сыном мелкого рыцаря, поэтому со временем должен был начать носить доспехи и сражаться на турнирах.

Однако с детства он противился этой судьбе – мальчику хотелось учиться. Страсть юного Пьера к наукам была так сильна, что родители уступили и отдали его в монастырскую школу. К двадцати годам он уже получил право именоваться богословом.

Теперь его манил город Париж, где собрался весь цвет французской схоластики (средневековой философии).

Пьер Абеляр был умён и красноречив, в учёных диспутах ему не было равных.

Парижского университета ещё не существовало, но в городе находились известные на весь средневековый мир богословские школы. Туда-то и отправился юноша, принявший новое имя – Пьер Абеляр. Молодой человек был красив и хорошо сложен, но более всего ценил собственный ум.

В Париж он отправился с одной целью – достичь славы на учёном поприще. И ему это удалось. Пока цвет рыцарства бился на землях Палестины, создавая Иерусалимское королевство, Пьер Абеляр сражался в учёных диспутах. Перед силой и гибкостью его ума пасовали многие, даже те, кто прежде были его наставниками.

Один из них, глава школы при церкви Нотр-Дам-де-Пари, Гильом де Шампо, был вынужден оставить свой пост, дабы избежать постоянных диспутов, в которых он раз за разом терпел поражение от провинциального философа.

Совет

Управление школой было поручено Абеляру, который умел просто и убедительно доказывать самые сложные для понимания вещи. Отбоя от учеников не было. Абеляр был счастлив, что в столь молодом возрасте достиг почестей и богатства. Его не интересовало ровным счётом ничего – только наука.

О такой эфемерной вещи, как любовь, Абеляр и не думал. К сорока годам он мог лишь снисходительно улыбнуться вопросу, не мучают ли его терзания плоти. Терзаний он не знал.

Искушение как эксперимент

Пьеру нравилось, что ученики смотрят ему в рот. По собственному признанию, он был тщеславен, высокомерен и обуян гордыней. На лекции, которые он читал для учеников, приходили знатные парижане. А также немало особ женского пола, которые посещали школу Абеляра, поскольку им очень нравился сам философ. Это только разжигало его тщеславие.

Но никаких чувств к особам женского пола он не ощущал. Ради интереса он даже решил найти какую- нибудь юную девственницу и проверить, способно ли женское очарование тронуть его сердце. Заранее он был убеждён, что закалённый диспутами ум философа с легкостью преодолеет любое искушение.

В качестве «подопытной» была избрана племянница каноника Фульбера, шестнадцатилетняя Элоиза. Фульбер сам показал Абеляру два своих «домашних сокровища»: библиотеку и умную племянницу. Она с детства обучалась в монастырях, знала латынь, греческий и древнееврейский, что в те времена считалось удивительным для барышни даром. Насколько хороша собой была Элоиза, судить сложно.

Сам Абеляр упоминал лишь соразмерность членов её тела и особо выделял необычный ум. Но современники считали её красавицей.

Дом, в котором жил Абеляр, сгорел во время пожара, и философ искал себе новое пристанище. Тут-то и появилось щедрое предложение каноника Фульбера: если Абеляр согласен заниматься науками с его Элоизой, каноник предоставит ему кров.

Как учителю Абеляру было позволено не только беспрепятственно встречаться с Элоизой, но даже бить её, если она будет плохо успевать в обучении. Пьер дал согласие и переехал к Фульберу.

Он был уверен, что задуманный эксперимент докажет непостоянство чувств и великую силу зрелого ума. Как бы не так!

Месть каноника Фулъбера

Элоиза по тем временам считалась уже «перезрелой» невестой. Шансы на замужество уменьшались, а сердце требовало любви. Красивый учитель влек её к себе. Так и задумывалось. Но к ужасу Абеляра, эксперимент вышел из-под контроля. Он-то думал, что прочитает эту девственницу как книгу, не привязываясь к ней душой.

Но вместо этого безнадежно влюбился. Влюбился так, что чувствовал, как глупеет на глазах. Ученики не понимали, что с ним происходит – куда исчезло его остроумие? Вместо учёных бесед он начал писать стихи и песни. И сам их же пел, славя имя своей возлюбленной Элоизы. Парижане стали перешучиваться.

На дядю Элоизы смотрели с понимающей хитрой ухмылкой и удивлялись, что тот ничего не замечает. А Абеляр вместо научных штудий совершенствовал искусство любви. Это могло бы длиться вечность, если бы однажды Фульбер не застал парочку в постели. Он был так возмущен, что тут же выставил Абеляра за дверь и примерно наказал Элоизу.

Обратите внимание

А узнав, что его непорочная и разумная племянница ожидает ребёнка, каноник просто впал в отчаяние.

Несмотря на угрозу полного краха его духовной карьеры (учителя церковных школ не имели права жениться), Абеляр поспешил выкрасть свою возлюбленную из дома её опекуна. Переодетая в мужское платье, она вместе с Пьером уехала в Бретань, к его сестре. Там же родился их сын, названный двойным именем Пьер Астролябий.

Затем Абеляр отправился к Фульберу и всё-таки попросил руки Элоизы. Каноник согласился. Но вслед за этим уговаривать пришлось саму невесту. Она так боялась погубить карьеру своего ненаглядного, что противилась заключению брака. Свадьбу сыграли при условии соблюдения строжайшей тайны. Но этого не вынес Фульбер.

Он разболтал о состоявшемся таинстве всем.

Пьер решил на время «сдать» свою Элоизу в монастырь, где продолжал с ней сожительствовать. Каноник же подумал, что Пьер хочет спрятать свой грех, и глаза ему застила ярость. Он нанял несколько слуг и подослал их в дом Абеляра среди ночи.

Над несчастным философом была проведена жестокая операция – его оскопили. Для Абеляра это была не только болезненная процедура, но и конец блистательной карьеры: скопцы не имели права занимать высокие духовные должности. Ему теперь оставалось лишь принять монашеский сан.

Того же самого он потребовал от Элоизы. Она любила мужа, а не Бога, но полностью покорилась Абеляру.

Вечная верность

Дальше жизни Абеляра и Элоизы шли раздельно. Пьер жил в разных монастырях, продолжал читать лекции и вызывал гнев высшего духовенства своими воззрениями. Писал книги, которые по приговору церковного суда были сожжены, и даже был назван еретиком. Элоиза стала аббатисой и пестовала своих монашек.

Через десять лет после разлуки между Пьером и Элоизой возникла странная переписка, которая длилась несколько лет. «Сказать: я тебя люблю, – признавалась она, – значит сказать: ты не умрешь». Элоиза пыталась рассказать своему единственному о своей любви, отказываясь даже от Бога.

А Пьер в ответ сухо и по пунктам доказывал: всё, что между ними было, всего лишь порочная страсть. Он даже восславлял ночь, когда инструмент членовредителей лишил его той части тела, которая не позволяла уму быть отрешенным и взыскующим. Эта переписка сохранилась: страстные слова Элоизы и холодные ответы Пьера.

Важно

Абеляр не смог убедить Элоизу, что их любовь – греховное проявление похоти. И переписка оборвалась.

Останки возлюбленных перевезли в Париж.

Они воссоединились, даже не зная об этом.

Источник: http://lady-international.com/great_ladies/pierre-abelard-and-beautiful-eloise.html

Ссылка на основную публикацию