Гангутское сражение: славная победа русского флота

Великие победы русского флота. Самые известные морские сражения

Перелистывая страницы прошлого, можно отметить, что история русского флота начиналась еще во времена первых князей Руси. Но первое применение кораблей в военных противостояниях с Византией, а позже со Швецией, оказались неудачными для российского государства.

Только с выходом России к Балтийскому и Черному морям позволили создать мощный флот, способный одерживать победы над сильными морскими державами. Несомненно, великие победы русского флота вошли в мировую историю и стали гордостью многих поколений россиян.

Бой у острова Котлин

Эта морская битва, ставшая одним из эпизодов шведско-русской войны 1656-1658 годов по праву можно считать первой победой русских морских сил. Бой начался утром 22 июля 1656 года у острова Котлин, что лежит на водных просторах Финского залива.

Русскими силами командовал Петр Потемкин, командование над шведскими галерами осуществлял Ирек Дальсфир. В ходе боя русские захватили шведскую галеру, в плен был взят сам Дальсфир, 8 шведов и знамена.

Но общая война была проиграна и по договору Русь теряла часть территорий, а корабли были сожжены.

Гангутское сражение

Настоящую проверку боем молодой флот, созданный усилиями народа и Петра I, прошел в ходе морских противостояний Северной войны, где Россия билась за право выйти к Балтике со Швецией.

Впервые морские силы двух государств столкнулись у мыса Гангут 27 июля 1714 года. Командующий Федор Апраксин умело расположил корабли, что позволила с первых же часов боя захватить стратегическое преимущество.

Многие историки сходятся во мнении, что именно победа у Гангута стала первой большой победой российского флота.

Сражение при Гренгаме

Последнее морское сражение Северной войны, произошедшее 27 июля 1720 года у берегов острова Гренгам, также осталось за русским флотом.

Шведский флот, поддержанный Англией, на рассвете неожиданно сблизился с русскими кораблями, и начал массированный обстрел из 156 орудий. Командующий Михаил Голицин отвел свои галеры на мелководье, где более маневренные русские корабли сумели сжечь 4 шведских фрегата.

После поражения у Гренгама Швеция окончательно утратила свое превосходство на Балтике, а сама победа России приблизила подписание выгодного для нее мира.

Чесменское сражение

Битва в Чесменской бухте стала ключевым морским сражением в русско-турецкой войне 1768-1774 годов. У бухты и Турция, и Россия сосредоточили свои основные военно-морские силы.

Битва началась ранним утром 24 июля 1770 года, когда после сближения флотов, турки начали активно обстреливать российские корабли. Первый день сражения остался за турками, но в 25 и 26 июля русские корабли сумели сжечь основные силы турецкой флотилии.

Общие потери Турции составили 6 фрегатов и 15 линейных кораблей, а Россия не досчиталась 1 линейного корабля и четыре брандера.

Роченсальмские сражения

Всего у города-крепости Роченсальм между шведскими и русскими флотилиями произошло два сражения.

В первом, которое состоялось 13 августа 1789 года, 49 шведских судов стали на рейд с целью не пропустить русские корабли. Российский командующий вице-адмирал Карл Генрих Нассау-Зиген принял решения с ходу атаковать шведов, что и принесло успех. Шведский флот потерял 39 кораблей, при двух потопленных у России.

А вот во втором сражении на этом же месте шведы одержали победу, что вынудило Российское государство подписать невыгодные условия мирного соглашения.

Сражение у Керченского пролива

Турецкая эскадра вышла из Турции, чтобы высадить большой десант в Крыму. Навстречу туркам выдвинулась эскадра под командованием великого русского флотоводца Федора Ушакова, и 8 июля 1790 года силы сторон сошлись у Керчи.

В ходе сражения, турки, потеряв один боевой корабль, сумели сохранить десантные судна. Умелые действия российских моряков вынудили турецкие суда отойти к западному побережью Крыма.

Победа сорвала турецкие планы захватить побережье Крыма и развить дальнейшее наступление вглубь полуострова.

Сражение у мыса Тендра

Русской черноморской флотилией в русско-турецкой войне командовал Федор Ушаков, а у мыса Тендра две эскадры 28-го и 29-го августа 1790 года приняли участие в крупнейшем сражении.

Турция наотрез отказалась признать присоединение Крыма к территории России. Появление русского флота вызвало замешательство среди турок, и их корабли в спешном порядке стали отходить к устью Дуная.

Русские корабли с ходу атаковали турок, и вынудили большинство судов выйти из боя. К вечеру 29 августа исход битвы был решен в пользу русской флотилии. Без потерь в составе кораблей, российские моряки уничтожили 2 судна, а один линейный корабль был захвачен в плен.

Сражение при Калиакри

В последнем морском бое русско-турецкой войны, закончившейся подписанием Ясского мира, русские и турецкие военные суда сошлись у мыса Калиакра. Сражение у берегов Северной Болгарии состоялось 31 июля 1791 года

Турки, которые имели превосходство в живой силе и численное превосходство в кораблях, не сумели взять реванш за поражение у Тендры, и были полностью разбиты. Федор Ушаков, используя ветер, предпринял маневр, вошедший потом во все учебники по тактике и стратегии морских сражений.

Рассыпавшиеся турецкие эскадры не смогли сосредоточить прицельный огонь, а флагманское судно Саид-Али было затоплено.

Подвиг брига «Меркурий»

Одно из знаменательных событий российской военной истории, когда в морском бое один корабль смог одержать верх над двумя линейными турецкими кораблями.

Капитан брига «Меркурий» Александр Казарский 26 мая 1829 года, завидев два турецких судна, принял решение вступить в бой. Удачным маневром «Меркурий» избежал сильных повреждений от вражеского залпа, а ответный залп в первые минуты боя вывел из строя турецкий «Селимие».

Второй корабль «Реал-бей» из-за полученных пробоин был вынужден лечь в дрейф. На бриге в ходе боя погибло 4 матроса и 6 ранено, а само судно получило 22 пробоины корпуса.

Синопское сражение

Победа русского флота над турецким в Синопской битве 18 ноября 1853 года вошло в историю морских противостояний как последняя большая битва парусных судов.

Русской эскадрой командовал славный русский флотоводец Павел Нахимов, принявший решение атаковать турков двумя колонами, что и предопределило успех. Потеряв 7 фрегатов и 2 корвета, турецкие корабли подняли флаги о сдаче.

Именно после этой битвы Павлу Нахимову присвоили звание адмирала, а также наградили Орденом Святого Георгия 2-щй степени, а победа вошла в учебники славной страницей.

Обратите внимание

Для большего понимания истории отметим, что даты сражений даны по старому юлианскому летоисчислению, поэтому к указанным датам прибавляем 13 дней. Вот и получаем, что победа при Гангуте была 9 августа, что и является Днем воинской славы Российского военно-морского флота.

Со времен Петра и до сегодняшнего дня российские военно-морские силы считаются сильнейшими в мире, подтверждая свое превосходство в современных локальных военных конфликтах, и неся боевое дежурство у морских границ Российской Федерации.

Источник: https://TheBiggest.ru/drugoe/krupnejshie-pobedy-russkogo-flota.html

Самое интересное в истории Российского флота

Петр I
Художник П. Деларош

9 августа — славная победа в Гангутском сражении. День воинской славы, победный день в честь победы 26-27 июля (9 августа) 1714 года русского гребного флота у полуострова Гангут.

Несмотря на тяжелые поражения в 1713 году, шведы были полны решимости продолжать войну. Они считали себя в безопасности, будучи в полной уверенности, что их парусный флот не допустит высадки русского десанта на шведскую территорию.

Необходимо было какое-то столкновение, чтобы и шведы, и другие морские державы могли оценить реальную боеспособность русского флота. Таким испытанием стал бой у Гангута.

Это была первая крупная морская победа Петра I и созданного им регулярного флота. Гангут стал таким же переломным моментом в войне на море, как Полтава на суше. Теперь русский флот захватил инициативу и обеспечил перенос боевых действий на территорию Швеции, что позднее позволило России успешно завершить Северную войну.

Шведский вопрос

Война со Швецией 1700-1721 годов в целом складывалась для России удачно. После поражения под Нарвой, русские одержали целый ряд важных побед на суше и на море, вышли к Финскому заливу и завоевали все его южное побережье.

Особенно большое военно-политическое значение имел разгром шведов под Полтавой (1709 г.). Эта битва показала, что Россия стала могущественной европейской державой. Польша, Дания и Саксония сразу возобновили с ней военный союз против Швеции.

После Полтавской битвы боевые действия против Швеции были полностью перенесены на побережье Балтийского моря, и сразу же неизмеримо возросло значение флота, с помощью которого был взят важнейший оплот шведов — крепость Выборг (подробности Читайте здесь).

Но добиться окончательной победы над Швецией на этот раз помешала Турция. В 1711 году она объявила войну России, и активные боевые действия против шведов пришлось отложить.

К решению шведского вопроса Россия смогла вернуться только в 1713 году.

Уже тогда было ясно, что для окончательной победы необходимо разбить шведский флот, отвоевать южную Финляндию и Аландские острова, а с них высадиться на территорию Швеции.

Реализуя этот план, русская армия в 1713 году прошла всю Южную Финляндию и взяла город Або (ныне Турку). Однако развить этот успех ей не удалось, т.к. гребной флот не смог придти ей на помощь.

Развертывание флота

Ф.М. Апраксин
Эрмитаж

В феврале 1714 года русская армия разбила находившуюся в Финляндии армию шведов и взяла город Васу. Однако из-за отсутствия поддержки с моря вынуждена была вернуться обратно. Русский флот вышел из Кронштадта 20 мая.

Корабельный флот под командованием генерал-майора Головина и Петра I, находившегося на флоте в чине контр-адмирала (шаутбенахта), пошел в Ревель. Апраксин с гребным флотом пошел вдоль северного побережья Финского залива в Або на соединение с армией. В Ревеле эскадра встала на якорь и направила в море несколько легких судов для поиска шведов.

В это время на флоте вспыхнула эпидемия. Ее источник удалось быстро ликвидировать, но из-за массового заболевания матросов флот временно утратил свою боеспособность.

Наконец, 16 июля пришло сообщение, что шведский флот стоит у южной оконечности полуострова Гангут (Ханко), Апраксин не может пройти к Або и просит помощи корабельного флота. Петр I срочно собрал всех здоровых, укомплектовал ими 5 кораблей и пошел к Апраксину. Они встретились в Тверминне на восточном берегу полуострова Гангут.

Важно

Здесь выяснилось, что шведский флот состоит из 15 линейных кораблей, 3 фрегатов, 2 бомбардирских прамов и 12 галер. Это была серьезная сила. Тогда было решено по узкому перешейку перетащить 80 легких галер в залив на западной стороне полуострова Гангут.

Предполагалось, что появление русских галер в тылу шведов вызовет у них замешательство, и весь гребной флот прорвется на запад.

Командующий шведским флотом адмирал Ватранг разгадал этот маневр. Он направил отряд контр-адмирала Эреншильда, состоящий из 18-пушечного фрегата «Элефант», шести галер и трех шхерботов, к западному побережью Гангута с задачей уничтожить все переправляющиеся суда.

Одновременно вице-адмирал Лиллье с 10 кораблями был направлен к Тверминне, чтобы уничтожить там русский флот. Безветренная погода не позволила ему выполнить эту задачу. Сам Ватранг с небольшим отрядом кораблей остался у южной оконечности полуострова Гангут, чтобы не допустить прорыва русских.

Видя такую раздробленность шведского флота, Петр I решил идти на прорыв.

Гангутское сражение

Ранним утром 26 июля, когда на море был полный штиль, первый отряд русских галер обошел шведские корабли со стороны моря и прорвался в шхеры на западной стороне Гангута. Корабли Ватранга пытались помешать прорыву.

Сначала они открыли сильный артиллерийский огонь, но русские суда были вне досягаемости шведской артиллерии. Затем Ватранг приказал буксировать свои корабли шлюпками, но и это не помогло. Небольшие и быстроходные галеры русских легко обходили шведские корабли.

Вслед за первым прорвался и второй отряд. Вместе они заперли в шхерах корабли контр-адмирала Эреншильда.

На следующий день Петр I решил повторить прорыв. На этот раз Ватранг расположил свои корабли значительно мористее. Рано утром 27 июля наши галеры на большой скорости устремились в проход между берегом и шведскими кораблями. Несмотря на противодействие шведов, им удалось пройти на западную сторону полуострова Гангут, потеряв всего одну галеру, которая по неосторожности села на камни.

Гангутское сражение
С картины А.П. Боголюбова

В этот же день русские атаковали отряд Эреншильда, стоявший на западной стороне полуострова Гангут. Шведы заняли очень хорошую оборонительную позицию и сражались с беспримерным упорством. Первые две атаки были отбиты ими с большими потерями для русских.

Во время третьего штурма несколько галер связали боем флагманский фрегат, а основной удар атакующих был направлен на фланговые корабли шведов. Ожесточенный бой длился около трех часов и закончился полной победой русских. Адмирал Эреншильд был тяжело ранен и взят в плен.

Петр I лично следил за его лечением, а после окончания войны отпустил домой с очень хорошим рекомендательным письмом.

Место в истории

В Гангутском сражении Петр I и его адмиралы полностью использовали маневренное превосходство своего гребного флота в шхерном районе, проявили разумную дерзость и необычайную активность. С тех пор эти качества стали яркой отличительной чертой нашего флота и не раз обеспечивали нам победу над гораздо более сильным противником. Один из наиболее ярких примеров этого читайте здесь.

Читайте также:  Анна андреевна ахматова

После Гангута шведский флот был настолько деморализован, что ушел из Финского залива и в течение всей кампании активного участия в боевых действиях не принимал. Русский гребной флот успешно прошел в Або и соединился с армией.

Вслед за этим боевые действия были перенесены сначала на Аландские острова, а затем и на территорию Швеции, что предрешило успешное окончание Северной войны в пользу России.

Совет

Гангут показал, что русский флот стал надежным гарантом политической и экономической самостоятельности России. Это признали все ее соперники. Подробнее об этом читайте в статье «Балтийский флот – основатель морской славы России».

А вот у нас до сих пор раздаются голоса, что победу при Гангуте обеспечили находившиеся на судах сухопутные полки, поэтому флот имеет к ней очень малое отношение. Что тут сказать? Тесное взаимодействие армии и флота является важнейшим принципом ведения войн на всем протяжении нашей истории.

Поэтому любые попытки нарушить это взаимодействие рассуждениями о том, чей вклад больше, являются подрывом боевой мощи нашей страны.

При написании статьи были использованы следующие материалы:

  • Бестужев Н.А. Опыт истории российского флота. 1961 г.
  • Веселаго Ф.Ф. Краткая история русского флота. 1893 г.
  • Дважды Краснознаменный Балтийский флот. Изд. 2. 1978 г.
  • Бархатов Б. Гангут — слава нашего флота. «Морской сборник» № 7 1989 г.
  • Аммон Г.А. Морские памятные даты. Москва. 1987 г.

Уважаемый читатель, о Гангутском сражении у нас написано довольно много, но в отношении его значения для завершения Северной войны, да и в более широком плане, для нашего флота есть разные мнения.

Как Вы думаете, действительно ли оно стало поворотным моментом в ходе войны на море, и заслуженно ли оно занимает такое почетное место в истории нашего флота, ведь по составу участников это был всего лишь морской бой среднего масштаба.

У Вас наверняка сложилось свое мнение. Поделитесь им в комментариях. Это будет интересно всем!

Источник: https://korvet2.ru/gangutskoe-srazhenie.html

Битвы эпох: величайшие победы русского флота

Есть все-таки в учебниках истории определенная несправедливость, о которой почему-то не принято говорить, — несправедливость по отношению к морякам. Ведь куда больше места в книгах занимает описание побед в сухопутных сражениях, а никак не на море.

Получается, что наш доблестный флот все время уходил как бы на второй план, хотя и далеко не всегда и не везде он играл второстепенную, вспомогательную роль.

Несмотря на то, что Россия в целом считается континентальной сухопутной державой (удаленные морские границы на крайнем Севере и Дальнем Востоке не в счет), в ходе многих войн начиная с XVIII в. значительная нагрузка ложилась именно на плечи русских моряков.

Сегодня мы расскажем о трех наиболее впечатляющих победах, одержанных военно-морским флотом России.

Гангутское сражение

Эту битву справедливо было бы назвать «морской Полтавой». Ведь если в 1709 г.

русские воины развеяли миф о непобедимости армии шведского короля Карла XII, то спустя пять лет у мыса Гангут Россия проделала практически то же самое с его флотом.

А все потому, что грешивший в юности авантюризмом царь Петр подошел к премьере своих новоиспеченных военно-морских сил на Балтике со всей серьезностью и ответственностью.

Вместе с флотоводцами Ф. М. Апраксиным и М. Х. Змаевичем он придумал, как провести многоопытного шведского адмирала Густава Ватранга, а также его помощника контр-адмирала Нильса Эреншельда. Именно последний угодил в ловушку, которую придумал, похоже, сам государь.

Для заманивания противника Петр имитировал строительство специального помоста для перетаскивания кораблей по суше. Но делать этого в действительности он вовсе и не собирался. Русский царь небезосновательно надеялся, что хотя бы часть шведского флота будет направлена для блокирования этой угрозы.

И действительно, Ватранг купился на эту обманку, отправив не очень большой, но все-таки отряд боевых кораблей под командованием Эреншельда ровно туда, куда нужно было русским флотоводцам. Это позволило сначала просочиться части гребного флота России через вражеский заслон, а затем и вовсе запереть в шхерах отправленную для воспрепятствования мнимой сухопутной переправе шведскую эскадру.

Оказавшись в окружении, Эреншельд отказался от капитуляции и принял неравный бой. Более того, его подопечные, надо отдать им должное, нашли в себе моральные и физические силы сдерживать натиск едва ли не всей гребной части русского флота. Только с третьей попытки наши моряки смогли сломить сопротивление противника и подобравшись поближе, взять на абордаж его корабли.

Ну, а в рукопашной у шведов не было ни единого шанса. Последним пал флагман — фрегат «Элефант», ставший первым трофеем нашего флота. Адмирал Эреншельд бился в буквальном смысле до последней капли крови, но все же был взят в плен.

В это время основные силы шведского флота, сдерживаемые русскими парусниками, вынуждены были бессильно наблюдать, как противник захватывает один шведский корабль за другим. Это сломило и их боевой дух — адмирал Ватранг отступил.

Что и требовалось Петру.

Русский флот прорвал блокаду в Финском заливе и вышел на оперативный простор, что в свою очередь позволяло развить наступление на территории современной Финляндии и приблизило окончательную победу России в Северной войне.

Взятие Корфу

Ни с кем Россия не воевала на море так часто, как с Турцией. Впрочем, были времена и эпизоды, когда наши армии и флоты были союзными. В частности, в ходе осады и легендарного штурма 3 марта 1799 г. наполеоновской военной базы на острове Корфу.

В ряду успешных операций русского флота она выделяется своей четкой продуманностью. Все ее этапы были разыграны совместной русско-турецкой эскадрой под командованием прославленного адмирала Ф. Ф.

Ушакова как по нотам. Точнее, по написанной им партитуре морского боя. Может быть, именно поэтому так сожалел А. В.

Суворов, что не мог принять участие в разгроме неприятеля при Корфу «хотя бы мичманом».

Обратите внимание

Действительно, все было сделано, словно для военно-морской хрестоматии. Вначале союзная эскадра блокировала остров со всех сторон и провела по всем правилам четырехмесячную осаду, изматывая противника.

Хотя изматывался не только он. Ведь в сопряженных с блокадой стычках с наполеоновскими войсками под командованием генерала Л. Шабо участвовали в основном русские моряки. Турецких союзников, по признанию Ф. Ф. Ушакова, берегли как «красненькое яичко». Хотя, скорее всего, им просто не доверяли, как недавним противникам.

Не слишком уж активно участвовала турецкая часть эскадры и в самом штурме. В бомбардировке береговых укреплений задействован был всего один корабль Османской империи.

Впрочем, до начала атаки на сам Корфу Ушаков решил взять ключевой элемент в его обороне — соседний остров Видо, где располагалось 5 батарей, а также было пришвартовано несколько крупных военных кораблей, включая линкор «Леандр».

Именно ему досталось более всего во время артиллерийской подготовки. Хотя главный удар наносился все же по береговым батареям, дабы обеспечить успех десанта в момент высадки.

Тут надо учесть, что французские артиллеристы были весьма искусными, так что поединок был очень непростым. Но мощь артиллерийских ударов кораблей Ушакова оказалась поистине колоссальной. Вынести ее оказалось не по силам ни защитникам Видо, ни тем, кто окопался в Старой и Новой крепости самого Корфу.

Ну, а победа в артиллерийской схватке предопределила успех всей операции. Оставалось вроде бы только высадиться и занять разрушенные огнем из корабельных пушек укрепления. Французские войска сражались отчаянно, и только не менее яростный напор русских моряков позволил овладеть неприступными крепостями.

Битва при Синопе

Дерзость, как случае с Корфу, города брала, ну или, по крайней мере, не давала захватить свои собственные. Защитить Сухум-Кале (ныне Сухуми), принадлежавший Российской Империи, от высадки турецкого десанта могла в 1853 г. только неожиданная атака, которая застала бы противника врасплох. И эскадре П. С. Нахимова она вполне удалась в Синопской бухте.

Победа русского флота там пришлась как нельзя вовремя, но, увы, не только русским, но и… англичанам с французами. Им как раз нужен был повод для открытого вмешательства в ими же раздутый огонь русско-турецкой войны.

Увы, триумф эскадры Нахимова послужил именно таким предлогом.

Под Синопом русским морякам противостояла внушительная турецкая эскадра под командованием адмирала Османа-паши. С берега их прикрывали 6 артиллерийских батарей.

Внешне русская эскадра, к тому же основательно потрепанная штормом, не выказывала намерения атаковать. На самом же деле П. С. Нахимов всего лишь ждал подкрепления — эскадры Ф. М. Новосильского и В. А. Корнилова.

Как только подошла первая и у русских кораблей появилось явное преимущество в артиллерии — 720 орудий против 510 турецких пушек — решено было нанести удар. Поспешить П. С.

Важно

Нахимова заставила информация, что англо-французские силы уже в Дарданеллах и вот-вот войдут в акваторию Черного моря.

Замысел его был прост, как все гениальное — пользуясь беспечностью турецкого флота, внезапно войти в Синопскую бухту и расположиться в ней таким образом, чтобы российские суда могли маневрировать, а противник нет.

Прижатые к берегу корабли Османской империи при такой диспозиции были лишены подвижности и бой могли вести только орудиями с одного борта. Но самое главное, они закрывали некоторые сектора для ведения огня собственным береговым батареям. Так что преимущество в огневой мощи у нахимовцев становилось еще более ощутимым.

Но это чисто теоретически — в реальной же боевой обстановке все могло случиться не совсем или совсем не так, как планировалось. Ведь русским кораблям еще нужно было пройти под огнем противника к местам своих возможных стоянок для ведения огня.

Неизвестно, как все могло бы сложиться, если бы Нахимов не применил тактическую новинку — идти своей эскадре он велел двухкильваторной колонной. Это не оставило противнику времени на раскачку.

Пока он приходил в себя от такой дерзости, русские моряки заняли нужные позиции.

Сам флагманский корабль Нахимова выбрал себе в оппоненты флагман Османа-паши, фрегат «Авни-Аллах», сделавший, кстати, первый залп в этой легендарной битве.

В ходе ожесточенной артиллерийской дуэли наши бомбардиры взяли верх, уничтожив 15 кораблей противника из 16. Улизнуть смог лишь пароход «Тайф», который унес к своим британского советника Адольфуса Слейда.

Возможно, он и стал последний каплей, которая переполнила чашу терпения правительства Соединенного Королевства и сподвигла его и французское руководство на агрессию против России.

Совет

Но скорее дело было вовсе не в рассказах сэра Слэйда, а в самом факте полного разгрома турецких ВМС, потерявших три тысячи своих бойцов. Так или иначе западные державы превратили локальную вону в общеевропейскую, Крымскую.

Так триумф обернулся для России трагедией.

Почему они?

Описанные нами морские победы знамениты не только военными, но и политическими последствиями. Благодаря Гангуту русский флот прорубил не форточку, а самое настоящее окно в Европу. При Корфу Ушаков показал не только Наполеону, но и всему Западу, что отныне Россия будет защищать свои интересы не только в прибрежных водах, но и на дальних, средиземноморских рубежах.

Синоп, в свою очередь, славен еще и тем, что стал последним крупным сражением парусного флота. После него на море окончательно наступила пора паровых машин. И то, что сбежать от нахимовцев сумел именно пароход, глубоко символично. Полная победа уплыла от россиян в самом буквальном смысле из-за технической отсталости нашего флота.

Это был знак, который, увы и ах, не только Николай I, но и последующие русские государи отчаянно игнорировали вплоть до Февральской революции. Чем это обернулось для российской монархии хорошо известно из истории.

Источник: https://news.rambler.ru/troops/40965376-bitvy-epoh-velichayshie-pobedy-russkogo-flota/

Первая морская победа россии — знать должен

Маврикий Бакуа, Гангутское сражение. Гравюра

9 августа 1714 года у мыса Гангут в ходе Северной войны Русский флот под командованием Петра I одержал над шведами первую в русской истории крупную  морскую победу. Теперь в деталях — что за сражение и насколько оно было значимо в истории России. Давайте разбираться.

Что знаем о Гангутском сражении

Гангутское сражение — морское сражение Великой Северной войны 1700—1721 годов, состоявшееся 27 июля (7 августа) 1714 года у мыса Гангут (полуостров Ханко, Финляндия) в Балтийском море между русским и шведским флотами, первая в истории России морская победа русского флота.

К весне 1714 года южная и почти вся центральная части Финляндии были заняты русскими войсками. Чтобы окончательно решить вопрос о выходе России к Балтийскому морю, которое контролировалось шведами, требовалось нанести поражение шведскому флоту.

В конце июня 1714 года русский гребной флот (99 галер, скампавей и вспомогательных судов с 15-тысячным десантом) под командованием генерал-адмирала графа Фёдора Матвеевича Апраксина сосредоточился у восточного побережья Гангута (в бухте Тверминне) с целью высадить войска для усиления русского гарнизона в Або (100 км северо-западнее мыса Гангут). Путь русскому флоту преградил шведский флот (15 линейных кораблей, 3 фрегата, 2 бомбардирских корабля и 9 галер) под командованием Густава Ватранга.

Тактический ход Петра I

Пётр I (шаутбенахт Пётр Михайлов) применил тактический манёвр. Он решил часть своих галер перебросить в район севернее Гангута через перешеек этого полуострова длиной 2,5 километра. Для выполнения замысла он приказал построить переволоку (деревянный настил).

Узнав об этом, Ватранг направил к северному побережью полуострова отряд кораблей (1 прам, 6 галер, 3 шхербота). Возглавил отряд контр-адмирал Эреншёльд.

Другой отряд (8 линейных кораблей и 2 бомбардирских корабля) под началом вице-адмирала Лиллье он решил использовать для нанесения удара по главным силам русского флота.

Картина Алексея Боголюбова

Пётр ожидал такого решения. Он решил воспользоваться разделением сил противника. Ему благоприятствовала погода. Утром 26 июля (6 августа) стояло безветрие, из-за чего шведские парусные корабли утратили манёвренность.

Авангард русского флота (20 кораблей) под командованием командора Матвея Христофоровича Змаевича начал прорыв, обходя шведские корабли и оставаясь вне пределов досягаемости их огня. Вслед за ним осуществил прорыв другой отряд (15 кораблей). Таким образом надобность в переволоке отпала.

Отряд Змаевича заблокировал отряд Эреншельда у острова Лаккиссер.

Андрей Лысенко. Пётр I встречает иностранный флот, 2004.

Полагая, что и другие отряды русских кораблей будут продолжать прорыв тем же путём, Ватранг отозвал отряд Лиллье, освободив, таким образом, прибрежный фарватер. Воспользовавшись этим, Апраксин с главными силами гребного флота прорвался по прибрежному фарватеру к своему авангарду.

В 14 часов 27 июля (7 августа) русский авангард в составе 23 кораблей атаковал отряд Эреншельда, построившего свои корабли по вогнутой линии, оба фланга которой упирались в острова.

Читайте также:  Пьер абеляр и элоиза

Две первые атаки шведам удалось отбить огнём корабельных орудий. Третья атака была предпринята против фланговых кораблей шведского отряда, что не позволило противнику использовать преимущество в артиллерии. Вскоре они были взяты на абордаж и захвачены.

Пётр I лично участвовал в абордажной атаке, показав морякам пример мужества и героизма. После упорного боя сдался шведский флагман — прам «Элефант». Были захвачены все 10 кораблей отряда Эреншельда. Часть сил шведского флота сумела уйти к Аландским островам.

П. Н. Вагнер, Гангутское сражение

Мифы и неточности

Впрочем, Санкт-Петербургский исследователь П. А. Кротов, исследовав архивные документы, указал на ряд неточностей в традиционном восприятии битвы. Он показал, что атак в битве было не три, а одна (миф о трех атаках создан шведами для показания их упорного сопротивления). Результаты исследования ученый изложил в монографии «Гангутская баталия 1714 года».

Победа русского флота в Гангутском сражении была обусловлена правильным выбором направления главного удара, умелым использованием шхерного фарватера для проводки гребного флота в Ботнический залив, хорошо организованной разведкой и взаимодействием парусного и гребного флотов в период развертывания сил.

Свою роль также сыграли искусное использование метеорологических условий театра боевых действий для организации прорыва гребного флота при штилевой погоде и применение военной хитрости (демонстративное перетаскивание гребных судов через перешеек в тыл противнику).

Победа у полуострова Гангут стала первой крупной победой русского регулярного флота. Она обеспечила ему свободу действий в Финском и Ботническом заливах, эффективную поддержку русских войск в Финляндии.

Обратите внимание

В Гангутском сражении русское командование смело использовало преимущество гребного флота в борьбе с линейным парусным флотом шведов, умело организовало взаимодействие сил флота и сухопутных войск, гибко реагировало на изменения тактической обстановки и погодных условий, сумело разгадать манёвр противника и навязать ему свою тактику.

Также Гангутское сражение было одним из последних крупных сражений в истории флота, в котором решающую роль сыграл абордажный бой.

• В сентябре 1714 года в Петербурге состоялись торжества по случаю Гангутской победы. Победители прошли под триумфальной аркой, на которой был изображен орёл, сидевший на спине у слона. Надпись гласила: «Русский орёл мух не ловит».

• Прам «Элефант» в боевых действиях больше не участвовал, а стоял вместе с другими трофейными судами в Кронверкской протоке, огибающей Заячий остров с севера (между современным Артиллерийским музеем и Петропавловской крепостью).

Модель корабля, Класс С-1. Прам «Элефант», масштаб 1:48, Аркадий Поливкин, Вечеслав Поливкин, г. Витебск.

• В 1719 году царь приказал отремонтировать «Элефант», в 1724 году — вытащить на берег у Кронверкской гавани и хранить вечно как боевой трофей. Но к 1737 году прам сгнил, и его разобрали на дрова.

• 9 августа — в честь этого события в России официально установлен праздник — День воинской славы.

• В ходе сражения шведы потеряли 361 человека убитыми, 350 ранеными, остальные были пленены.

• Русские потеряли убитыми 124 человека. Раненых было 342 человека.

• В память побед при Гангуте и при Гренгаме (одержанных в разные годы в один и тот же день — день памяти святого Пантелеимона) была построена в Санкт-Петербурге Пантелеймоновская церковь.

Пантелеймоновская церковь, улица Пестеля.

Санкт-Петербург, фото: Евгений Якушев

• В 1914 году по инициативе Императорского Российского военно-исторического общества на фасаде Пантелеимоновской церкви были укреплены мраморные мемориальные доски с перечнем полков, сражавшихся при Гангуте и Гренгаме. (Напротив церкви, на торце дома № 11 по улице Пестеля, находится также памятная доска в честь защитников Ханко (современное название Гангута) во время Великой Отечественной войны).

• В здании Пантелеимоновской церкви открыта экспозиция, рассказывающая о сражениях петровского галерного и парусного флота на Балтике, об отваге русских воинов в Северной войне и героизме моряков при обороне полуострова Ханко в начале Великой Отечественной войны.

• В походном журнале Петра Великого об этом сражении оставлена следующая запись:

• Эта победа стала первым крупным военным успехом русского флота и имела большое военно-политическое значение, сам Петр I приравнивал ее по значению к Полтавской битве.

Ведь молодой российский флот нанес поражение сильнейшему в то время шведскому флоту, который до Гангутской битвы не знал поражений.

К тому же, этот военный успех значительно укрепил позиции русских войск в Финляндии и создал условия для перенесения военных действий на территорию самой Швеции.

• Гангутская победа произвела большое впечатление на западные державы. Гангут показал, что родилась ещё одна морская держава, с которой придется считаться. Особенно встревожилась Англия, которая взяла курс на нейтрализацию России в Балтике.

Английское правительство, опасаясь, что Россия вынудит Швецию капитулировать и резко усилит свои позиции на Балтийском море, стало оказывать давление на Стокгольм, с целью продолжения войны и угрожать русским своим мощным флотом.

С лета 1715 года британская эскадра начнет систематически посещать Балтийское море, стараясь сдержать натиск России на Швецию. Впрочем, это уже другая история…

Источник: https://moiarussia.ru/pervaya-morskaya-pobeda-rossii-znat-dolzhen/

Три великие победы русского флота: гангутский бой

В знак памяти трех великих побед русского флота – Гангут, Чесма, Синоп, – русские матросы на своих гюйсах (голубых отложных воротниках) традиционно носят три белые полоски.

Июльские дни 1714 г. По югу Финляндии, с востока на запад, движутся победоносные русские войска. Город за городом сдается победителям, и шведы явственно ощущают нависшую угрозу – выход русских на побережье Ботнического залива.

Именно для этой цели вдоль северного побережья Финского залива, меж шхер и островков, следовал на запад, к Або, русский галерный шхерный флот. В большинстве своем это были небольшие парусно-гребные З6-весельные суда – скампавеи.

Шведы решили во что бы то ни стало остановить русских. На суше это оказалось им не под силу. Тогда надежды их обратились к морю. Шведы обладали одним из сильнейших флотов, с большим количеством многопушечных и быстроходных парусных кораблей.

Важно

И все же они ничего не могли предпринять, пока русские галеры скрывались в лабиринте шхер Финского залива: большие шведские корабли не могли проникнуть в узкие и мелководные проливы. Тогда шведский адмирал Ватранг выбрал выгодную позицию.

Почти на повороте из Финского залива в Ботнический расположен Гангутский полуостров с небольшим портом Ганге (Ханко) на южной его оконечности. Чтобы обогнуть этот полуостров, русским галерам надо было выйти из шхер на открытое пространство.

Здесь, на рейде Ганге, адмирал Ватранг и сосредоточил свои главные силы.

Перед русскими моряками стояла задача – прорваться в Ботнический залив.

Шведы уверенно стояли у Ганге, выжидая неизбежного, как им казалось, отступления русских. Но 23 июля лазутчики неожиданно донесли: 'Русские моряки настилают помост в наиболее узком месте полуострова и собираются перетащить свои галеры волоком по суше'.

Казалось, что через восемь столетий Петр I решил повторить на берегах Балтийского моря подвиг дружинников Олега и перетащить свои корабли через Гангутский полуостров. Эти корабли должны были появиться в тылу шведского флота и вызвать в нем замешательство – 'привести его в конфузию'.

Впоследствии выяснилось, что Петр и не думал всерьез переволакивать свои корабли (хотя перетаскивание кораблей картинно и героически показано в телесериале “Россия молодая”, но это поперек исторической правды – просто “находка сценариста”). На самом деле это была военная хитрость, рассчитанная на то, что шведский адмирал попадется на удочку, разделит свои силы и этим облегчит русским галерам выполнить их боевую задачу.

Так оно и вышло. Ватранг решил, что его план провалился, и, чтобы спасти положение, отделил часть эскадры и отправил ее в засаду к тому месту побережья, где предполагался конец волока.

Петр только этого и ждал. Он воспользовался наступившей 26 июля штилевой погодой и решился на смелый прорыв морем, мимо Ганге.

В этот день утром шведские дозорные заметили первую группу русских галер, которые быстро огибали неприятельскую эскадру. Шведы открыли сильный артиллерийский огонь, но русские галеры держались на большом расстоянии, и неприятельские снаряды не причинили им вреда.

Совет

Первый отряд русских галер прорвался, обогнул полуостров – заблокировал шведскую эскадру, стоявшую у места предполагаемого волока. Пытаясь помешать прорыву второго отряда русских галер, шведы при помощи шлюпок отбуксировали свои корабли к югу. Между берегом и ближайшими !к нему шведскими кораблями образовался довольно широкий водный проход.

Наступило утро 27 июля. На море попрежнему был штиль. Шведам казалось – на этот раз сделано все для того, чтобы русским галерам вновь не удалось прорваться. В это время из прибрежных шхер одна за другой, в стройном порядке, вышли 64 скампавеи (малые галеры) – главные силы русского галерного флота – и устремились в свободный проход у берега.

Шведские корабли оказались настолько удаленными, что огонь их орудий не был опасен для прорывавшихся под берегом галер. Русские моряки смело прошли на веслах между берегом и противником, потеряв всего одну галеру, севшую на мель.

Теперь оставался только один противник – шведская эскадра, находившаяся в засаде. Запертые у берегов шведские корабли заняли выгодную позицию в узком проливе между двумя островками.

Построившись в боевой порядок, русские корабли пошли в бой. Две атаки были отбиты, но третья закончилась абордажной схваткой и решила исход битвы: шведы понесли огромные потери и спустили флаги на всех кораблях.

На весь мир прогремела слава Гангутской победы. После нее Петр I говорил: 'Всякий потентат (государство), который едино войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а который и флот имеет, обе руки имеет'.

***

К этому времени в русском флоте были уже и крупные парусные корабли для боя в открытом море. Галеры составляли шхерный флот, а большие парусные корабли – корабельный флот, который вскоре стал побеждать шведов и в открытом море.

Первую победу корабельный флот одержал в мае 1719 г. Русская эскадра в составе шести линейных кораблей и одного легкого судна под командой капитана 2 ранга Н. А.

Обратите внимание

Сенявина у острова Эзель разбила отряд шведских кораблей под командой капитан-командора Врангеля.

Русские моряки захватили при этом три шведских корабля: линейный корабль, фрегат и бригантину, взяли в плен и шведского капитан-командора и всех уцелевших офицеров и матросов.

Петр I придавал большое значение этой победе и называл ее 'добрый почин Российского флота'. В ее память была выбита особая медаль.

А через год, 27 июля 1720 г., русский галерный флот одержал при Гренгаме еще одну славную победу над сильной шведской эскадрой.

В эти дни надо было предупредить соединение шведской эскадры с шедшими ей на помощь кораблями подкрепления. В поисках противника русская эскадра – галеры и лодки – подошла к Аландским островам. Здесь, у гавани Гренгам, русские корабли встретились со шведской эскадрой, ядро которой состояло из крупных парусных кораблей. Произошел бой.

Русские корабли завлекли шведскую эскадру в межостровные узкие, тесные проливы, где крупные шведские корабли не могли маневрировать, и пошли в атаку. В разгоревшемся ожесточенном сражении шведы были разбиты. Четыре их фрегата были захвачены в абордажном бою.

Только подоспевшее сильное подкрепление избавило шведов от преследования и потери остальных кораблей.

Эта победа ускорила принятие шведами всех условий Ништадского мира, подписанием которого в 1721 г. завершилась борьба русского народа за возвращение к берегам Балтийского моря.

Список литературы

http://r.mail.ru/cln2649/content.mail.ru/arch/arch_16329.html

Источник: http://MirZnanii.com/a/334221/tri-velikie-pobedy-russkogo-flota-gangutskiy-boy

Первое морское сражение при Гангуте

27 июля (по ст. ст.) 2014 года исполнилось 300 лет со дня победы русского гребного флота в первой морской Гангутской битве под руководством Петра I со шведами.

Шла Северная русско-шведская война. В 1712 г. центр тяжести военных операций против Швеции был перенесён на Балтийское побережье.

Читайте также:  Николай карамзин - уникальные факты

Пётр Великий главной задачей наших сухопутных и морских сил – поставил захват Гельсингфорса, Або и Аландских шхер, дабы, вслед за тем, произвести высадку в Швеции и сделать поход на Стокгольм.

Важно

В 1714 году почти вся Финляндия, до самого Ботнического залива, была занята русскими войсками.

После поражения шведов у небольшой финской деревни Лапполо в окрестностях города Ваза, их сухопутные силы были почти полностью уничтожены. Но у шведов был еще сильный флот, на который обратил все внимание Пётр I. Он считал, что, уничтожив шведский флот, можно перенести военные действия на Скандинавский полуостров и там заставить шведское правительство заключить давно желаемый им мир.

Чтобы принудить Швецию к миру, который был тогда единственной целью усилий Петра Великого, он решился вести войну на территории Швеции. Но справиться одному русскому флоту со шведским флотом было не в силах. Надо было привлечь ещё флот другого государства. Для осуществления этого, Петром был составлен следующий план действий.

В конце 1713 г. им в Данию был послан сотрудник – граф Павел Иванович Ягужинский, для устных переговоров относительно предстоявших военных действий весной будущего 1714 года. Русские войска дошли до самого Ботнического залива, а дальше идти сухим путём было нельзя, а водой – мало кораблей.

Как главную цель совместных действий России и Дании П. Ягужинский должен был представить нападение на шведский порт Карлскрону с целью уничтожения стоящего там шведского флота. Ничто не могло так повлиять на датские умы, как именно это обстоятельство.

Шведский флот и его постоянная стоянка в Карлскроне являлись вечной угрозой Дании и служили средством к поддержанию шведского владычества на Балтийском море.

Предполагалось, что с открытием навигации датский флот, соединившись с русским, должен был показаться около Стокгольма, чтобы тем удержать находившуюся там шведскую армию, а потом быстрым поворотом направиться к Карлскроне и запереть стоявший там шведский флот, между тем, как русские войска, высаженные на берег, атаковали бы, в то же самое время, город с суши. При удачном выполнении этого похода союзным войскам предоставлялась возможность за один так сказать, удар, овладеть всеми морскими силами Швеции. Политические обстоятельства благоприятствовали тому, чтобы нанести шведам окончательный удар (11 июля (30 июня) 1714 г. Пётр I отправил к датскому королю письмо, в котором просил о присылке на помощь хотя бы 5-7 кораблей). Но этот план не был принят датским королём, и Пётр приготовился к началу морского похода с одним своим флотом.

С этой целью к весне 1714 года в Петербурге был приготовлен корабельный и галерный флот, состав которого был следующий: в корабельном флоте находилось 14 парусных кораблей, к которым потом было присоединено от галерного флота 9 скамповей (галеры малого размера) и 9 бригантин.

Совет

В галерном флоте находилось 99 скамповей (полугалер) и галер. Десант корабельного флота равнялся 4,000, галерного 15,000 человек.

Галерный флот был разделён на три дивизии (авангард, кордебаталия и арьергард), которые в свою очередь разделялись на три эскадры, по одиннадцать судов каждая.

Начальство над корабельным флотом принял Пётр I; галерный флот был поручен генерал-адмиралу графу Фёдору Матвеевичу Апраксину, дивизиями командовали сухопутные генералы, а над морскими чинами главным начальником был назначен капитан-командор Матвей Христафорович Змаевич. Га­лерный флот был вооружён 6 фунтовыми, 3 фунтовыми и 2 фунтовыми пушками, при чём, галера имела 72 весла и вмещала до 300 человек, а скамповея —36 весел и 150 человек.

2 мая (21 апреля) вскрылась Нева, а 20(9) мая флот выступил из Петербурга в Кроншлот.

1 июня (20 мая) 1714 г. 99 галер и скампавей с десантом 15 тысяч человек под командованием генерал-адмирала Ф. Апраксина направились от Кроншлота в в финские шхеры с приказанием идти к Гельсингфорсу и Або – Аланду, и оттуда, если возможно, к шведским берегам.

Со стороны моря гребные суда прикрывал корабельный флот (16 кораблей, фрегатов и шняв) под командованием контр- адмирала Петра Михайлова (царь).

В районе Березовых островов флоты разделились: гребной флот пошел в финские шхеры к Гельсингфорсу, а корабельный – в Ревель.

22(11) июня корабельная эскадра прибыла в Ревель (в этот же день Апраксин с гребным флотом прибыл в Гельсингфорс), где она соединилась со стоявшими там купленными за границей и построенными в Архангельске кораблями.

Всего Пётр теперь имел в Ревеле под своим командованием 16 линейных кораблей, 8 фрегатов и шняв, 9 скамповей и 10 бригантин с 8.000 тысячным десантом. Экипаж этого флота был равен 7 тысячам человек, пушек было 1060.

Обратите внимание

Во время плавания и стоянки у Гельсингфорса, морские солдаты учились наравне с матросами морской службе. С этой целью в роты

розданы были подробные наставления о флагах, лозунгах и морских сигналах.

Гребной флот 10 июля (29 июня) подошел к бухте Твермине и здесь остановился, так как дальнейший путь был невозможен из-за присутствия шведского флота у Гангута.

Оказалось, что пока генерал-адмирал Ф. Апраксин боролся в пути с противными ветрами, шведский корабельный флот стал на якорь у мыса Г ангута и преградил путь нашим галерам, и не только привёл их в бездействие, но и остановил подвозы припасов для сухопутных войск генерал-лейтенанта князя Голицына Михаила Михайловича, находившихся в Або.

Извещая Петра I в Ревеле о своём положении, генерал- адмирал Апраксин предлагал ему – показаться с корабельным ФЛОТОМ в море против Гангута, с тем, чтобы отвлечь на себя часть неприятельских сил, и дать возможность прорваться с русскими галерами к Або.

Донесение своё адмирал закончил словами: «…мы сердечно желаем и просим Ваше Величество, чтобы изволил милостиво нас посетить и неприятельский флот осмотреть и, по усмотрению оного состояния, резолюцию учинить, не пропуская удобного времени.

А ежели, за каким случаем быть Ваше Величество к нам не изволите, то рабски просим сие наше дерзновение изволь милостиво оставить, а что нам чинить, повели прислать милостивый указ без замедления».

Это ожидание указа от царя, располагавшего только донесениями и «абрисами» (зарисовками), Апраксина, только что произведшим рекогносцировку, говорит само за себя и не нуждается в дальнейших комментариях.

Однако состояние нашего флота не позволяло пойти на такое предприятие, и Пётр решил сам прибыть к галерному флоту, стоявшему в Тверминской губе, в 11 верстах от Гангута (верста=1.06 км). Но, по разным причинам, он прибыл туда только 1 августа (20 июля).

Важно

Ф. Апраксин уже более месяца был в бездействии не находя средств, чтобы прорваться сквозь шведский флот, и не смея без царя предпринять что ни будь решительное.

Шведский флот, находившийся в Гангутской губе, состоял из 14 линейных кораблей {кроме шести бывших в крейсерстве), 4 фрегатов, прама, 2 бомбардирских галиотов, 3 шняв и 6 больших и малых галер. Флотом командовал шведский адмирал Густав Ватранг.

Под его флагом начальствовали вице-адмирал Лилье и контр- адмиралы: Эреншильд и Анкершерн. Русский корабельный флот по численности был почти равен шведскому, но по вооружению и мореходным качествам значительно ему уступал.

Позиция шведского флота в этом важном пункте была такова, что прорваться сквозь него силой каза­лось совершенно невозможно. С другой стороны, не сделать попытки пройти Гангут, значило бы отказаться от дальнейших успехов на всю капанию.

Притом же положение русского галерного флота в тесной Тверминской губе могло сделаться опасным, если бы шведы воспользовались возможностью запереть его и отрезать от армии и корабельного флота.

Надо было немедленно решиться, или идти вперёд, или тотчас отступить.

Адмирал Г. Ватранг находился у оконечности полуострова Гангут, и галерный русский флот, идя из Твермине к западу, чтобы обогнуть Гангутский полуостров и затем идти в Або, непременно должен был натолкнуться на шведскую эскадру, сторожившую здесь русские суда.

Что было делать? Вызвать из Ревеля весь линейный флот и сразиться с адмиралом Г. Ватрангом в открытом море? Риск был слишком велик. Лучшие суда противника были налицо, и их артиллерия была очень велика. Решено было лучше уж рискнуть галерами, чем линейным флотом. И тут Пётр проявил большую находчивость, решив задачу, которая казалась неразрешимой.

Около трёх верст к северу от Тверминской губы, Гангутский полуостров сужался, и образовывал ровный перешеек, шириной в узком месте 2.5 км.

Совет

Царь решился перетащить через него, по на­стланному помосту, несколько легчайших галер, атаковать ими шведский флот с запада, и, пользуясь замешательством, которое должно было произвести появление наших галер в тылу шведов, прорваться сквозь него со всеми остальными галерами.

Таким образом, Пётр решил в узком месте Гангутского полуострова устроить «переволоку» и перетащить часть галер через эту переволоку на другую сторону перешейка, т. е. «если нельзя пробиться нашему галерному флоту сквозь сильный орабельный шведский флот, то можно этот флот обойти по суше».

В расстоянии пушечного выстрела за мысом, неприятельские корабли были для него уже неопасны, и не могли мешать дальнейшему его пути. 3 августа (23 июля) закипела работа в руках 3.000 человек {рабочими были служители из полков, участвующих в операции), работающих в две смены (по 1.500 человек). Это был оригинальный замысел, но, к сожалению, он не удался.

К утру 5 августа (25 июля) контр-адмирал Г. Ватранг уже узнал от местных рыбаков о переволоке и тотчас же обратился к демонстративным манёврам.

Объектами своих демонстраций Ватранг избрал фланги переволоки и для этого направил: часть корабельной эскадры, под начальством вице-адмирала Лильия (8 линейных кораблей, фрегат и 2 бомбардирских судна) – на юго-восток, в обход тверминского расположения нашего галерного флота, а суда (фрегат «Элефант», 6 галер и 2 шхербота) под начальством контр-адмирала Н. Эрншпльда, – к северо- западному выходу переволоки где можно было ждать спуска перетащенных по суше русских галер на воду. Остальные шведские суда, исключительно корабельного типа, остались на прежней позиции. Таким образом, Ватранг раздробил свои силы, а этого такой противник, как Пётр Великий, разумеется, не мог оставить безнаказанно. Это раздробление сил оказалось роковой неосторожностью шведского адмирала Ватранга.

Получив донесение, Пётр, с разрешения генерал-адмирала Апраксина, выдвинулся вперёд с 35 скампавеями на линию наших сторожевых судов, осмотрел противника и убедился, что Лильий с 11 кораблями идёт на юго-восток (т. е.

широким выходом из Гангутского ковша) и что Ватранг с 6 кораблями и 3 фрегатами стоит пока на старом месте.

Оставшись с меньшей частью флота, и без мелких судов, которые могли подойти близко к берегу, Ватранг уже не в силах был защитить всего фарватера, как прежде.

Пётр принял дерзкое решение: пользуясь ослаблением сил адмирала Г.

Обратите внимание

Ватранга и наступившим мертвым штилем (полным безветрием), который благоприятствовал нашим галерам и не позволял парусным шведским судам тронуться с места, 6 августа (26 июля) приказал отряду из 20 скампавей, под командованием лучших моряков, капитан-командора М.Х. Змаевича капитана П.П.

Бредаля (с ними был и бригадир Иван Волков), идти на прорыв с обходом мористее шведского флота. Отряд М. Змаевича немедленно тронулся в путь (надо отметить, что с прибытием войск М. Голицына в Тверемине галерный флот, сохранив подразделение на три эскадры, несколько изменил свою организацию).

Полки оказались распределенными по эскадрам следующим образом: авангард под командованием генерал- лейтенанта Ад. Вейде (Преображенский полк 3 батальона, шлиссельбургский -2, копорский-2, лефортовский -2, воронежский -2. Итого 11 батальонов, а в них до 4.5 тыс. человек). Кор дебаталия под командованием генерал-адмирала графа Ф.

Апраксина, при нём генерал-майор И.И. Бутурлин (1-й гренадёрский полк-2 батальона, московский полк-2 батальона, вологодский полк -2 батальона, ингерманландский -3 батальона, рязанский-2 батальона. Итого 11 батальонов, а в них до 4.5 тысяч человек). Арьергард под командованием генерала князя М.М. Голицына, при нём бригадир И. Волков (

Источник: http://MorskoeSobranie.ru/article/340b34/pervoe-morskoe-srazhenie-pri-gangute

Ссылка на основную публикацию