Эрнст гофман – уникальные факты

Эрнст Гофман: биография, творчество, интересные факты

Приветствую моих дорогих читателей! В статье «Эрнст Гофман: биография, творчество, интересные факты» — о жизни известного немецкого писателя-романтика. Годы жизни: 1776-1822. В конце статьи интересное видео.

Многие люди, услышав имя знаменитого немецкого писателя Эрнста Теодора Гофмана, сразу вспомнят прекрасный балет Чайковского «Щелкунчик». Эта волшебная рождественская сказка стала визитной карточкой Гофмана.

Но великий романтик, будучи от природы одарен многими талантами, написал еще множество блистательных произведений. Это был не только замечательный писатель, но и композитор, и художник, а также известный юрист.

Эрнст Гофман

Эрнст Теодор Вильгельм Гофман родился в Кенигсберге 24 января 1776 г. в семье очень успешного адвоката Кристофа Гофмана и Луизы (Дёрфер). Их союз был некрепким, и хотя в семье к тому времени было уже трое детей, в 1779 г. они разъехались.

При разводе старшие дети остались с отцом. Эрнст вместе с мамой уехал в отчий дом Луизы Альбертины, где также проживал ее родной брат Отто. В семье Дёрфер все были юристами и Отто взял на себя воспитание своего племянника.

К счастью, дядя, будучи довольно известным юристом, в свободное время увлекался музыкой самых разных жанров и мистическими учениями, что было модным в то время в высшем обществе Германии.

Обратите внимание

Дядя с самых ранних лет внушал мальчику, что мужчины в их роду должны продолжать семейную традицию и быть хорошими юристами. Но его увлечения серьезно повлияли на дальнейшую жизнь подростка.

Возможно благодаря этому, умный и наблюдательный мальчик с живым воображением, прекрасно успевал по всем школьным предметам. К 12 годам Эрнст играл на многих музыкальных инструментах и хорошо рисовал.

Эрнст, влюбленный в музыку Амадея Моцарта, захочет называться Амадеем. Позже он изменит имя на Эрнст Теодор Амадей.

По традициям семьи, любые таланты, кроме как в юриспруденции, могли быть хороши только для отдыха и в качестве увлечения. Главное в жизни – это настоящее дело, приносящее хороший доход. Юноша, который метался между любимой музыкой и рисованием, все-таки поступил на юрфак Кенигсбергского университета.

Постигая юридические науки, Гофман успевает серьезно заниматься рисованием, сочинять красивые мелодии и очень много читать. На прикроватной тумбочке всегда можно было найти томики Стерна, Руссо и Шекспира. Он пробует себя в литературе.

О личной жизни

А еще он влюблен в симпатичную Дору Хатт, которая на девять лет старше его и уже давно замужем. Роман длился почти все годы обучения, но по окончании университета родные отослали юношу в Глогау, где необходимо было сдать еще один госэкзамен.

Оказалось, что у дяди из Глогау, есть дочка на выданье, и вся его семья питает надежду, что кузина ему понравится. Действительно Эрнст прошел обряд обручения, сдал экзамен и был назначен в Берлин.

Спустя два года, Эрнст, сдав еще один госэкзамен, назначен на хорошую должность в Познани, где встречает очаровательную польку Михалину Тжчиньскую. Молодой юрист, разрывая помолвку, делает предложение руки и сердца Михалине.

Важно

Этот брак продлится более двадцати лет. Михалина прощает любимому мужу все – острую нехватку денег, довольно тяжелый характер и даже увлечение другой…

Гофман пережил много тяжелых моментов. Лишился должности. Некоторое время был без средств к существованию, оплакивал смерть своей двухлетней дочурки.

После всех испытаний Гофману предлагают должность театрального капельмейстера. И он полностью отдается музыке! Этот период его жизни — один из блистательных и плодотворных. Он сочиняет музыкальные композиции для театральных спектаклей, дает уроки. В 1809 г. был напечатан небольшой рассказ «Кавалер Глюк».

Гофман преподает музыку хорошенькой 13-летней Юлии Марк, обладательнице чудесного голоса. Гофману исполнилось 33 года, и он ясно понимает, что вновь влюблен. Это чувство продлится более четырех лет.

Гофмана терзают страдания, он пьет много вина и пишет в дневнике о своих чувствах. Приходят мысли о самоубийстве. И вот конец всему. Юлия выходит замуж за богатого торговца, а Гофман уезжает из города.

Эрнст Гофман, был парализован весной 1822 года и скончался 25 июня в возрасте 46 лет. Похоронен в Берлине на Иерусалимском кладбище.

У произведений Гофмана всегда было немало поклонников. Его творчеству давали высокую оценку самые знаменитые классики мировой литературы.

Видео

В этом видео дополнительная информация и факты по теме «Эрнст Гофман: биография»

Источник: https://damy-gospoda.ru/ernst-gofman-biografiya/

Эрнст Теодор Амадей Гофман (мир прекрасного)

Эрнст Теодор Амадей Гофман… В этом имени есть что-то магическое. Его всегда произносят полностью, и оно как будто окружено тёмным гофрированным воротником с огненными отблесками. Впрочем, так и должно быть, потому что на самом деле Гофман был волшебник.

Да-да, не просто сказочник, как братья Гримм или Перро, а самый настоящий волшебник. Судите сами, ведь только истинный маг может творить чудеса и сказки… из ничего.

Из бронзовой дверной ручки с ухмыляющейся рожей, из щипцов для орехов и хриплого боя старых часов

из шума ветра в листве и ночного пения котов на крыше. Правда, Гофман не носил чёрной мантии с таинственными знаками, а ходил в поношенном коричневом фраке и вместо волшебной палочки использовал гусиное перо.

Волшебники родятся, где и когда им вздумается. Эрнст Теодор Вильгельм (как вначале его звали) явился на свет в славном городе Кёнигсберге в день Святого Иоанна Златоуста в семье юриста.

Наверное, он поступил опрометчиво, ибо ничто так не сопротивляется волшебству, как законы и право.

Совет

И вот юноша, который с самого раннего детства больше всего на свете любил музыку (и даже взял себе имя Амадей в честь Моцарта), играл на фортепьяно, скрипке, органе, пел, рисовал и сочинял стихи, — этот юноша должен был, как и все его предки, стать чиновником.

Юный Гофман покорился, окончил университет и много лет служил в разных судебных ведомствах. Он скитался по городам Пруссии и Польши (которая тогда тоже была прусской), чихал в пыльных архивах, зевал на заседаниях суда и рисовал карикатуры на членов судейской коллегии на полях протоколов.

Не раз злополучный юрист пробовал бросить службу, но это ни к чему не приводило. Отправившись в Берлин попытать счастья, как художник и музыкант, он едва не умер с голоду. В маленьком городе Бамберге Гофману довелось быть композитором и дирижёром, режиссёром и декоратором в театре

писать статьи и рецензии для «Всеобщей музыкальной газеты»

давать уроки музыки и даже участвовать в продаже нот и роялей! Но ни славы, ни денег это ему не прибавляло. Иногда, сидя у окна в своей крошечной комнатке под самой крышей и глядя в ночное небо, он думал, что дела в театре никогда не пойдут на лад, что Юлия Марк, его ученица, поёт, как ангел, а он некрасив, беден и несвободен, и вообще – жизнь не удалась…

Юльхен скоро выдали замуж за глупого, но богатого коммерсанта, и увезли навсегда. Гофман покинул опостылевший Бамберг и уехал сначала в Дрезден, потом в Лейпциг, чуть не был убит бомбой во время одной из последних наполеоновских битв и, наконец…

То ли судьба над ним сжалилась, то ли помог святой покровитель Иоанн Златоуст, но однажды незадачливый капельмейстер взял перо, обмакнул его в чернильницу и…

Тут-то и зазвенели хрустальные колокольчики, зашептались в листве золотисто-зелёные змейки и была написана сказка «Золотой горшок» (1814). А Гофман наконец-то обрёл самого себя и свою волшебную страну.

Правда, кое-какие гости из этой страны навещали его и раньше («Кавалер Глюк», 1809). Чудесных историй вскоре набралось много, из них составился сборник под названием «Фантазии в манере Калло» (1814-1815).

Книжка имела успех, и автор сразу стал знаменитым.

«Я похож на детей, родившихся в воскресенье: они видят то, что не видно другим людям». Сказки и новеллы Гофмана могли быть смешными и страшными, светлыми и зловещими, но фантастическое в них возникало неожиданно, из самых обыденных вещей, из самой жизни. В этом и был великий секрет, о котором первым догадался Гофман.

Обратите внимание

Слава его росла, а денег всё не было. И вот писатель снова вынужден надеть мундир советника юстиции, теперь уже в Берлине.

Тоска одолевала его в этой «человеческой пустыне», но всё же именно здесь были написаны почти все его лучшие книги: «Щелкунчик и мышиный король» (1816), «Крошка Цахес» (1819), «Ночные рассказы» (очень страшные), «Принцесса Брамбилла» (1820), «Житейские воззрения кота Мурра» и многое другое.

Постепенно сложился и круг друзей — таких же фантазёров-романтиков, как и сам Гофман. Их весёлые и серьёзные беседы об искусстве, о тайнах человеческой души и прочих предметах воплотились в четырёхтомный цикл «Серапионовы братья» (1819-1821).

Гофман был полон замыслов, служба не слишком его обременяла, и всё было бы хорошо, да только… «Чёрт на всё может положить свой хвост».

Советник Гофман, как член апелляционного суда, заступился за несправедливо обвинённого человека, вызвав гнев полицей-директора фон Камптца.

Мало того, дерзкий писатель изобразил этого достойного деятеля прусского государства в повести «Повелитель блох» (1822) под видом тайного советника Кнаррпанти, который сначала арестовывал преступника, а потом подбирал ему подходящее преступление.

Фон Камптц в ярости пожаловался королю и приказал изъять рукопись повести. Против Гофмана возбудили судебное дело, и только хлопоты друзей и тяжёлая болезнь избавили его от преследования.

Он был почти полностью парализован, но до конца не терял надежды. Последним чудом был рассказ «Угловое окно», где схвачена на лету ускользающая жизнь и запечатлена для нас навеки.

Источник: http://relax.wild-mistress.ru/wm/relax.nsf/publicall/3A65CD0A7C257A66C32576CD0036B8EF

Гофман Эрнст Теодор Амадей

Гофман Эрнст Теодор Амадей (E.T.A. Hoffman, 1776 – 1822 гг.) – известный немецкий писатель-романтик, композитор. Родился в Кёнигсберге (ныне Калининград) 24 января 1776 года в семье выходца из польского дворянского рода и дочери королевского адвоката.

Его перу принадлежит всем известный “Щелкунчик”, новеллы “Крошка Цахес”, “Золотой горшок”, “Дон Жуан”, “Песочный человек”, роман “Эликсиры сатаны”, незаконченный роман “Житейские воззрения кота Мурра”, опера “Ундина” и многие другие, как литературные, так и музыкальные произведения.

Гофман рос почти сиротой. Спустя три года после его рождения, родители развелись, и, несмотря на то, что маленький Гофман остался с матерью, вечно больная женщина практически не принимала участия в воспитании сына.

Этим занялся дядя Гофмана – бессемейный юрист Отто Дерфер, который посчитал своим гражданским долгом привить ребёнку азы благочестия и строгой морали. И опять неудача. Слишком уж разнились племянник и дядя – весёлый фантазёр Гофман и туповатый педант Дерфер.

Между родственниками, прожившими бок о бок 18 лет, сложились напряжённые отношения, что, впрочем, не помешало дяде Отто приобщить Эрнста Теодора к музыке.

Важно

Гофман получил юридическое образование. После окончания школы под влиянием семейных уговоров и примера лучшего друга, Гофман начал изучать право в кёнигсбергском университете Альбертины.

Во время учёбы Гофман был слушателем лекций Иммануила Канта, которые частенько прогуливал, а в свободное от учёбы время подражал манерам знаменитого философа.

После окончания университета Гофман работает судебным следователем при кёнигсбергском окружном управлении, а впоследствие референдарием в Берлинском апелляционном суде и после сдачи Третьего Юридического Государственного экзамена – асессором при верховном суде польской Познани.

Ежедневные попойки были для Гофмана привычным делом.

После переезда из столичного Берлина в тихую Познань, Гофман, как никогда остро ощутивший разрыв между романтической мечтой и реальной действительностью, с радостью окунулся в каждодневную выпивку, сопровождавшую его, как интересного, талантливого человека и остроумного собеседника, в обществе. В дальнейшем любовь к спиртному также не покидает Гофмана. Особенно много он пьёт в Бамберге, сгорая от раздирающих его сердце страстей.

Гофмана по жизни преследовали неудачи. Что ж, отчасти это верно. Начиная с самого детства, проведённого без родительской любви и опеки, жизнь Гофмана мало чем напоминала стабильное бюргерское существование.

Юность, посвящённая скучному праву и любви к замужней женщине, матери 5-ти детей, депрессивные настроения из-за осознания того, насколько окружающая реальность далека от того романтического идеала, которого требует душа художника, уход в бутылку и едкую сатиру по отношению к знати, приведший к фактической “ссылке” неугодного чиновника в глубоко провинциальный Плоцк – всё это сложно расценивать, как спокойное существование, которое, кстати говоря, не всегда бывало и сытым. После занятия Варшавы французами Гофману приходится совсем несладко – он лишается квартиры, а потом и дочери, погибающей во время поездки к родным жены. Супруга Гофмана, получившая тяжёлое ранение головы, страдает, как морально, так и физически, а сам писатель к началу 1807 года заболевает нервной горячкой. Спустя несколько лет Гофмана постигает новое несчастье – ненаходящая выхода любовь к юной девушке. И после – снова безденежье, и творчество, мрачное и возвышенное, творчество под стать жизни самого творца.

Читайте также:  Священный жук скарабей

Гофман принято считать основоположником музыкальной критики в Германии. Начав в 1803 году свою литературную деятельность Гофман печатается не только как мастер слова, но и как успешный музыкальный критик.

После переезда весной 1804-го в Варшаву в качестве государственного советника прусского верховного суда, Гофман начинает активно заниматься музыкой и даже меняет одно из своих имён (Вильгельм) на имя своего любимого композитора Моцарта и становится Амадеем.

Совет

В Варшаве он организовывает оркестр и сам же руководит им при исполнении своих музыкальных композиций. В бамбергский период Гофман публикует критические статьи о творчестве Бетховена, Огиньского и ряда других композиторов, в количестве 25.

Гофман был не только талантливым писателем, но и неплохим музыкантом. В 12 лет он уже владел органом, скрипкой, арфой и гитарой.

Оказавшись после череды семейных несчастий в Бамберге, Гофман посвящает всю свою жизнь музыке. Он не только занимается местным театром, но и пишет собственные музыкальные произведения.

В эти годы Гофман создаёт зингшпиль “Привидение”, оперы “Русалка”, “Аврора”, “Ундина” и многие другие.

В жизни Гофмана была трагическая любовь. Ею стала юная ученица маэстро – прекрасная и талантливая, по мнению Гофмана, Юлия Марк. Писателю на тот момент уже 30-ть, он не сильно преуспел ни в юридической, ни в творческой карьере, беден, женат, слаб здоровьем, имеет пристрастие к алкоголю и внешне выглядит совершенно непривлекательно.

Что может связывать его с юной девушкой, за спиной которой хорошее положение в обществе, молодость, свобода и неплохое наследство?.. Только музыка. Но даже она не даёт Гофману забыться.

Он сходит с ума от любви, он заводит интрижки, чтобы забыть Юлию, и снова бежит к ней, сгорая от страсти, пока, наконец, не понимает, как опошляет его чувства помолвка прекрасной возлюбленной с обычным немецким торгашом, лишённым даже банальных манер поведения в обществе.

Творчество Гофмана автобиографично. Особенно это заметно в литературных произведениях, созданных писателем после встречи с Юлией Марк.

Обратите внимание

Показателен в этом плане последний роман Гофмана “Житейские воззрения кота Мурра”, в котором большинство героев (включая главных) имеют реальных прототипов из бамбергского периода жизни немецкого романтика.

Даже кот Мурр – и тот был списан с домашнего любимца Гофмана, умершего незадолго перед смертью самого писателя.

Творчество Гофмана было очень популярно в России. Произведения Э.Т.А. Гофмана впервые переведённые на русский язык в год смерти писателя, всегда были читаемыми в России.

Они оказали влияние на творчество многих российских писателей, прежде всего романтиков 30-х годов XIX века – Ан. Погорельского, В.Ф. Одоевского, Н.А. Полевого, Н.А. Мельгунова, Н.В. Кукольника, В.Н. Олина и других.

Гофмана в позапрошлом веке, казалось, читали все – Жуковский и Пушкин, Гоголь и Достоевский, Лермонтов и Аксаков, А.К.Толстой и Тургенев.

Романтиков в творчестве Гофмана привлекали романтические образы и идеи, таинственность и сверхъестественность, неподражаемая ирония и мечта о неизбывном, реалистов же – обстоятельные описания немецких будней, обыденной жизни провинциальных людей, реалистические подробности описываемой действительности.

Источник: https://www.molomo.ru/myth/gofman.html

Эрнст Теодор Амадей Гофман

В семье адвоката, при королевстве Пруссии, Кристофа Людвига Гофмана, родился мальчик Эрнст. Его родители разошлись, когда сыну было 3 года. Его перевезли к бабушке, где он попал под влияние маминого брата. Человек был талантливый, умный, увлекающийся мистикой и фантастикой.

Мальчик проявил способности к рисованию и музыке, чем потом в жизни и пытался зарабатывать. Но, по настоянию дяди, Эрнст Гофман поступил в Кёнигсбергский университет, на курс юридических наук, и замечательно его закончил.

Далее его жизнь была связана с государственной службой. До 1807 года он работал в различных чинах, а в свободное время занимался рисованием и музыкой. Потом его постоянные попытки заработать себе на жизнь искусством, привели к бедности и бедствиям. Но расстраиваться было нельзя. В этом же, 1807 году, он покидает Кёнигсберг.

Важно

И уже намного позже в  1813 году он получает небольшое  наследство. После какого – то времени проведённого в Дрездене, в 1815 году, Эрнст теряет место  капельмейстера, где он мог весьма проявлять свои амбиции. Жизнь заставляет его вернуться на не любимую им, службу. Назначают его в Берлине. Здесь он мог неплохо зарабатывать, и работой его сильно не нагружали.

Оставалось много свободного, которое  Гофман с удовольствием посвящал творчеству.

Свои взгляды на жизнь Эрнст Гофман пытается показать в сказках и повестях, с уклоном на фантастику. Их было большое количество, и они были в своём роде бесподобны.

Он лично талантливо вымышляет различных героев, которые и весёлые, и грациозны, и иногда чересчур мрачные.

Выдуманные народы несли читателю информацию сарказма и несерьёзной сатиры, что в свою очередь не принимала немецкая критика.

Гофман  чувствовал сильное отвращение к мещанам и их нежным «чайным» обществам, с желанием проводил хорошую часть вечеров, а не редко и часть ночи, в местном винном погребке. Вино естественно сказалось на его нервах, он стал раздражительным и страдал бессонницей.

Гофман, приходя домой, начинал писать ужасы, создавать новые образы, которые иногда загоняли в страх его самого.  А строго по времени, Гофман уже сидел на своём рабочем месте и работал, как будто ничего не происходило.

К 46 годам Гофман довёл себя до окончательного истощения; не пошёл на пользу его образ жизни.

Умер он в Берлине, и даже перед смертью ему удалось сохранить великое остроумие и необычное воображение. Похоронили Эрнста Гофмана, в Берлине на Иерусалимском кладбище.

Совет

Популярным Гофман становится  в других странах; в Северной Америке, в Европе; в России же, Белинский, называет его «одним из величайших немецких поэтов, живописцем внутреннего мира».

Жизни Гофмана и его произведениям посвящается  опера Жака Оффенбаха «Сказки Гофмана» и поэма М. Бажана «Ночь Гофмана».

Источник: https://glinks.ru/ernst-teodor-amadej-gofman.html

Гофман, Эрнст Теодор Амадей (стр. 1 из 3)

План Введение

1 Биография

2 Хронология жизни и творчества
3 Гофман и романтизм
4 Интересные факты
5 Произведения
6 Балеты
7 Экранизации

Список литературы

Введение

Эрнст Те́одор Амаде́й Го́фман (нем. Ernst Theodor Amadeus Hoffmann ; 24 января 1776, Кёнигсберг — 25 июня 1822, Берлин) — немецкий писатель, композитор, художник романтического направления. Первоначально Эрнст Теодор Вильгельм, но, как поклонник Моцарта, изменил имя в 1805 г. Псевдоним как композитора — Иоганн Крейслер (нем. Johannes Kreisler ).

1. Биография

Гофман родился в семье прусского королевского адвоката Кристофа Людвига Гофмана (1736—1797), однако когда мальчику было три года, его родители разошлись, и он воспитывался в доме бабушки по материнской линии под влиянием своего дяди-юриста, человека умного и талантливого, склонного к фантастике и мистике. Гофман рано продемонстрировал способности к музыке и рисованию. Но, не без влияния дяди, Гофман выбрал себе стезю юриспруденции, из которой всю свою последующую жизнь пытался вырваться и зарабатывать искусствами.

В 1800 году Гофман прекрасно окончил курс юридических наук в Кёнигсбергском университете и связал свою жизнь с государственной службой. В этом же году он покинул Кёнигсберг и до 1807 года работал в разных чинах, в свободное время занимаясь музыкой и рисованием.

Впоследствии попытки его зарабатывать на жизнь искусством приводили к бедности и бедствиям, лишь после 1813 года дела его пошли лучше после получения небольшого наследства.

Место капельмейстера в Дрездене ненадолго удовлетворило его профессиональные амбиции; после 1815 он потерял это место и принуждён был снова поступить на ненавистную службу, уже в Берлине. Однако новое место давало и заработок, и оставляло много времени для творчества.

Чувствуя отвращение к мещанским «чайным» обществам, Гофман проводил большую часть вечеров, а иногда и часть ночи, в винном погребке. Расстроив себе вином и бессонницей нервы, Гофман приходил домой и садился писать; ужасы, создаваемые его воображением, иногда приводили в страх его самого. А в узаконенный час Гофман уже сидел на службе и усердно работал.

Своё мировоззрение Гофман проводит в длинном ряде бесподобных в своём роде фантастических повестей и сказок. В них он искусно смешивает чудесное всех веков и народов с личным вымыслом, то мрачно-болезненным, то грациозно-весёлым и насмешливым.

В свою пору немецкая критика была не очень высокого мнения о Гофмане; там предпочитали романтизм глубокомысленный и серьёзный, без примеси сарказма и сатиры.

Гораздо популярнее Гофман был в других странах Европы и в Северной Америке; в России Белинский назвал его «одним из величайших немецких поэтов, живописцем внутреннего мира», а Достоевский перечитал всего Гофмана по-русски и на языке оригинала.

Обратите внимание

В 46 лет от роду Гофман был окончательно истощён своим образом жизни; но и на смертном одре он сохранил силу воображения и остроумие. Умер в Берлине, похоронен на Иерусалимском кладбище Берлина в районе Кройцберг.

Жизни Гофмана и его произведениям посвящена опера Жака Оффенбаха «Сказки Гофмана» и поэма М. Бажана «Ночь Гофмана».

2. Хронология жизни и творчества

24 января 1776 года — в Кёнигсберге (Пруссия), в семье адвоката королевского суда Кристофа Людвига Гофмана и его кузины Луизы Альбертины (урождённой Дёрфер), рождается второй сын — Эрнст Теодор Вильгельм Гофман.[1]

1778 — родители Гофмана разводятся. Трёхлетний Эрнст вместе с матерью возвращается в дом своей бабушки, где и воспитывается под присмотром семьи Дёрферов. Старший брат остаётся с отцом.

24 мая 1779 — умирает обожаемая тётя Фюсхен (Шарлотта Вильгельмина Дёрфер).

1782—1792 — Гофман посещает реформатскую школу в Кёнигсберге. Отца Гофмана переводят на службу в Инстербург.

1786 — Гофман знакомится с Теодором Готлибом Гиппелем (род. в 1775 году). Их дружба будет продолжаться до самой смерти Гофмана.

1790 — Гофман становится учеником соборного органиста и композитора Христиана Подбельского и живописца Земана.

1792 — Гофман поступает на юридический факультет Кёнигсбергского университета, продолжая семейные традиции. В свободное время он пишет, сочиняет музыку и рисует.

Важно

1793 — начинается роман Гофмана с замужней Дорой Хатт, которая старше него на 9 лет.

1794 — отъезд Гиппеля из Кёнигсберга. Гофман начинает переписку с ним.

1795 — Гофман пишет романы «Корнаро, мемуары графа Юлиуса фон С.» и «Таинственный» (не сохранились) и в первый раз слушает «Дон Жуана» Моцарта. Круг его чтения в это время составляют сочинения Гроссе, Стерна, Жана Поля, Руссо и Шекспира. Продолжается тайный роман с Дорой Хатт.

1795 — 22 июля Гофман сдаёт первый экзамен по юриспруденции и назначается судебным следователем при кёнигсбергском окружном управлении.

1796 — в январе у Гофмана происходит конфликт с любовником Доры Хатт, и юноша хочет покинуть Кёнигсберг. Семья принимает решение отослать его в Глогау, к дяде по матери, И. Л. Дёрферу, крёстному отцу Эрнста. 13 марта умирает мать Гофмана. В июле он уезжает в Глогау, где знакомится с художником Алоисом Молинари и расписывает с ним местную иезуитскую церковь. Знакомство с И. фон Фоссом.

1797 — Гофман начинает дружбу с чиновником и композитором Иоганном Хампе. 27 апреля умирает отец Гофмана, и в мае—июне он совершает поездку в Кёнигсберг. Короткая встреча в пути с Гиппелем. Последнее свидание и окончательный разрыв с Дорой Хатт.

1798 — помолвка Гофмана с кузиной Минной Дёрфер. 20 июня он с успехом сдаёт второй экзамен по юриспруденции и хлопочет о своём переводе в Берлин, на должность референдария апелляционного суда. В августе Гофмана переводят в Берлин.

Он путешествует по Исполинским горам вместе со своим экзаменатором Ф. Г. Ягвицем и впервые увлекается азартной игрой. В конце августа Гофман через Дрезден возвращается в Берлин и селится сначала в пансионе, а затем в доме Дёрферов. Начинается дружба Гофмана с актёром и гитаристом Ф.

фон Гольбейном. Гофман изучает композицию у Ф. Рейхардта.

1799 — Гофман пишет музыку и текст трёхактного зингшпиля «Маска».

1800 — в январе Гофман безуспешно хлопочет о постановке своего зингшпиля в Королевском Национальном театре.

Совет

27 марта он сдаёт третий экзамен по юриспруденции и в мае назначается на должность асессора в познаньском окружном суде.

В начале лета Гофман путешествует вместе с Гиппелем в Потсдам, Лейпциг и Дрезден, а затем прибывает в Познань. На Рождество Гофман приезжает в Берлин, где знакомится с Жаном Полем, бывающим в доме Дёрферов.

1801 — Гофман пишет зингшпиль «Шутка, хитрость и месть» на слова Гёте, который в Познани ставят на сцене. Жан Поль отправляет партитуру со своей рекомендацией Гёте.

1802 — Гофман создаёт карикатуры на некоторых лиц познаньского высшего общества. В результате последовавшего за этим скандала Гофман переводится в порядке наказания в Плоцк.

В начале марта Гофман разрывает помолвку с Минной Дёрфер и женится на польке Михаэлине Рорер-Тжчиньской (он нежно зовёт её Мишей). Летом юные супруги переезжают в Плоцк.

Здесь Гофман остро переживает свою вынужденную изоляцию, он ведёт замкнутый образ жизни, пишет церковную музыку и произведения для фортепиано, изучает теорию композиции.

Читайте также:  Пианино онлайн - уникальные факты

1803 — первая литературная публикация Гофмана: эссе «Письмо монаха своему столичному другу» напечатано 9 сентября в «Прямодушном». Безуспешная попытка участвовать в конкурсе Коцебу на лучшую комедию («Премия»). Гофман хлопочет о переводе в одну из западных провинций Пруссии.

1804 — с 24 января до 15 февраля Гофман в последний раз гостит в Кёнигсберге, где встречается в Гиппелем и Мальхен Хатт, дочерью скончавшейся к тому времени Доры Хатт.

Обратите внимание

В марте его переводят в Варшаву и назначают на должность правительственного чиновника; здесь начинается дружба Гофмана и Юлиуса Эдуарда Хитцига. В декабре Гофман создаёт двухактный зингшпиль «Весёлые музыканты» по тексту К.

Брентано — и впервые на титульном листе партитуры появляется имя Амадей.

1805 — Гофман пишет музыку к спектаклю Захарии Вернера «Крест на Балтике». «Весёлых музыкантов» ставят на сцене в Варшаве. 31 мая возникает «Музыкальное общество», и одним из его руководителей становится Гофман. В июле на свет появляется дочь Цецилия — первый и единственный ребёнок Гофмана.

1806 — Гофман занимается оформлением дворца Мнишков, приобретённом «Музыкальным обществом», сам расписывает многие его помещения. На торжественном открытии дворца Гофман дирижирует своей симфонией ми-бемоль мажор. 28 ноября Варшаву занимают французы; прусские учреждения закрыты, и Гофман лишается должности.

1807 — в январе Миша с Цецилией уезжают в Познань, к родственникам. Гофман селится в мансарде дворца Мнишков, ставшего резиденцией Дарю, и тяжело болеет.

Срывается его переезд в Вену, и Гофман едет в Берлин, к Хитцигу, на помощь которого он очень рассчитывает. Гофман прибывает в Берлин 18 июня; должности у него нет, и он пытается зарабатывать на жизнь исключительно искусством.

Начало нужды и голода. В середине августа в Познани умирает его дочь Цецилия.

1808 — в середине апреля Гофман занимает должность капельмейстера в Бамберге. В начале мая у Гофмана возникает замысел «Кавалера Глюка»; в это время он очень остро нуждается. 9 июня Гофман уезжает из Берлина, посещает Хампе в Глогау и забирает Мишу из Познани.

1 сентября он прибывает в Бамберг, а 21 октября неудачно дебютирует как дирижёр в Бамбергском театре. Сохранив звание капельмейстера, Гофман слагает с себя обязанности дирижёра.

На жизнь он зарабатывает частными уроками и случайными музыкальными сочинениями для театра.

Важно

1809 — публикация «Кавалера Глюка» во «Всеобщей музыкальной газете» (15 февраля); начало сотрудничества с этим изданием. В этом году Гофман знакомится с виноторговцем К. Ф. Кунцем, который станет позднее его первым издателем. В августе Гофман пишет фортепианное трио ми-мажор.

1810 — Гофман выступает в качестве композитора, декоратора, драматурга, режиссёра и помощника директора Бамбергского театра, переживающего свой расцвет. Создание образа Иоганнеса Крейслера — alter ego Гофмана («Музыкальные страдания капельмейстера Крейслера»).

скачать за 50 руб

после оплаты нажмите на кнопку “Вернуться на сайт” – документ будет скачан автоматически
Скачанный документ будет содержать только материал уже воспроизведенный на сайте.

Источник: http://MirZnanii.com/a/345908/gofman-ernst-teodor-amadey

Эрнст Гофман: печальный сказочник

На могиле его написали: «Он был одинаково хорош как юрист, как литератор, как музыкант и как живописец».

Подземный ход в женский пансион

Эрнст Теодор Вильгельм Гофман (так назвали его родители, именем Амадей вместо полученного при крещении Вильгельма он наречёт себя сам, много позже, в честь великого Моцарта) явился на свет 24 января 1776 года.

Его отец, Кристоф Людвиг Гофман, адвокат при Верховном суде в Кёнигсберге, происходил из старинного польского дворянского рода. Был он человеком талантливым.

Говорят, однажды Кристоф Людвиг закатил такую речь в защиту своего подопечного, что обвинитель зарыдал в голос, а судья объявил перерыв и потребовал лекаря, чтобы тот сделал ему маленькое кровопускание, иначе от избытка чувств судью хватил бы удар.

Кристоф Людвиг ненавидел размеренность и педантичность, даже удивительно, как судьба столкнула его с кузиной Луизой Альбертиной Иоганной.

Патологически аккуратная и фанатично набожная, она была абсолютной противоположностью человеку, за которого вышла замуж. Когда Эрнсту исполнилось три года, чаша терпения Кристофа Людвига переполнилась, и он оставил семью.

Мальчик остался жить в доме бабушки и, заброшенный матерью, воспитывался старым, угрюмым дядей Отто Вильгельмом Дерфером.

Этот образцовый прусский бюргер, несмотря на то, что именно он приобщил Гофмана к музыке, оставил о себе неважную память у писателя.

В 1781 году Гофман начинает посещать лютеранскую школу. Учиться он не любил. Гораздо больше его привлекало искусство и… воспитанницы женского пансиона, который располагался неподалеку.

Однажды Гофман и его лучший друг Теодор Готлиб фон Гиппель были застуканы с поличным: из сада они рыли подземный ход на территорию пансиона, огороженную высоченным забором.

«Злоумышленников» строго наказали, садовник зарыл почти прокопанный ход. Но Гофман не успокоился. 

Они с Гиппелем соорудили воздушный шар и прицепили к нему корзину из-под бургундского вина, щедро разукрашенную флагами. Шар поднялся в воздух, перелетел через ограду и упал прямо посередине двора женского пансиона. Не дожидаясь, пока их изловят, друзья бежали, перепрыгнув через калитку.

Совет

Гофман мечтал стать музыкантом. Он боготворил Моцарта, обожал Гайдна, но все же должен был пойти учиться на юридический факультет Кёнигсбергского университета.

Так было решено в семье, а Эрнст был ещё слишком молод, чтобы противиться воле дяди и бабушки. Три года он изучал право. В это время в университете читал лекции Иммануил Кант, но Гофман их бессовестно прогуливал.

Эрнст тогда был влюблен – трепетно и трагически.

Преступная связь
Ради заработка Гофман уже давно давал уроки музыки. Одной из его учениц была Дора Хатт – двадцатипятилетняя жена пожилого виноторговца, мать пятерых детей. 

Гофману тогда исполнилось только шестнадцать, но Доре нравилось проводить с ним время, она влюбилась. Четыре года длилась эта мучительная связь – преступная с точки зрения окружающих. Гофман страдал оттого, что его возлюбленная продолжала делить постель с мужем. А Дора в муках ревности представляла, как Эрнст изменяет ей с ровесницами.

В 1796 году она родила шестого ребенка. Её связь со студентом уже ни для кого не являлась секретом. Встал вопрос об отцовстве Гофмана, и чтобы притушить разгорающийся скандал, Эрнста назначают судейским чиновником в Глогау.

Гофман уезжает в состоянии, близком к помешательству: он не может взять с собой Дору, чужую жену, и её шестерых детей, у него нет денег, чтобы содержать их.

Но и оставить её, опозоренную, в городе, где превыше всего ценится соблюдение правил и приличий, было страшно и больно.

В 1797 году Эрнст в последний раз видится с Дорой. Каким было это свидание, неизвестно. Но только через некоторое время Гофман обручается со своей кузиной Софией Вильгельминой (Миной), хотя они не испытывали друг к другу никаких чувств.

Тогда же умирает мать Эрнста, и он поражен тем, что эта смерть не вызывает у него абсолютно никаких эмоций. Гораздо больше на него повлияло то, что Дора Хатт развелась с виноторговцем и тут же вышла замуж за школьного учителя.

Обратите внимание

И переехала в его скромный домик вместе с детьми, младший из которых, вполне возможно, был от Гофмана.

Эрнст переводится работать в Берлинский суд. Через два года, сдав экзамен на чин асессора, он получает должность судейского чиновника в Познани.

Там Гофман знакомится с полячкой Михалиной фон Рорер-Тщинской, дочерью писаря. Разрывает помолвку с кузиной Миной, которая, впрочем, ничуть на него не в претензии: у неё имеется более перспективный кавалер.

Чтобы венчаться с Михалиной, Гофман принимает католичество.

«Музыка позволяет забыть все заботы»

В суде он отчаянно скучает. И чтобы развлечься, рисует на полях протоколов карикатуры на членов судейской коллегии. Получается смешно и похоже. Войдя во вкус, Гофман рисует карикатуры на всех влиятельных особ в Познани и раздает эти карикатуры во время праздничного карнавала.

Расправа последовала незамедлительно. Авторство установлено благодаря рисункам на полях протоколов. Гофмана ссылают в Плоцк, маленький городок, ещё более провинциальный, нежели Познань. Здесь Эрнст начинает сильно пить и вести дневник.

Родственники жены помогают ему добиться перевода в Варшаву, и там Гофман начинает писать музыку. «Так мне удаётся забывать все свои заботы, весь мир, – признается он в своем дневнике.

– Потому что тот мир, который возникает из тысячи звуков в моей комнате, под моими пальцами, несовместим ни с чем, что находится за его пределами».

В 1805 году Михалина (Миша, как называл её Эрнст) родила дочь, которую муж нарекает Цецилией, в честь святой – покровительницы музыки. Постепенно Гофман становится заметной фигурой в музыкальных кругах: его комические оперы ставятся на сцене Варшавского театра, он выступает как дирижер.

Но всё меняется в 1807 году. Войска Наполеона входят в Варшаву, государственные чиновники – и Гофман в их числе – остаются без мест и без денег. «Вот уже пять дней я не ел ничего, кроме хлеба», – пишет Эрнст в дневнике.

Чтобы прокормить семью, Гофман отправляется в Берлин, надеясь пристроиться там в театр или музыкальное издательство.

Жену с дочкой он уговаривает пересидеть столь тяжёлое время у родственников в Познани. Но по дороге почтовая карета, в которой они ехали, опрокидывается.

Цецилия погибла, Миша получила серьёзное ранение в голову. Едва живую, её доставили к родителям, долгое время она не приходила в сознание. Гофман, горько оплакивающий двухлетнюю дочь, заболевает нервной горячкой. В бреду он говорит о том, что обязательно убьёт Наполеона, которого считает виновником гибели дочери и отныне своим личным врагом.

Едва оправившись, Гофман уезжает в маленький городок Бамберг. Михалина всё ещё у своих родителей, которые убеждают её забыть о никчемном супруге, неспособном обеспечить ей кусок хлеба с маслом.

Важно

А сам Эрнст работает как одержимый. Он и композитор, и дирижер, и режиссёр, и декоратор в театре. Участвует в продаже нот и роялей, даёт уроки музыки в частных домах.

И влюбляется в свою ученицу, тринадцатилетнюю Юлию Марк.

«Я похож на детей, родившихся в воскресенье»

Семья собиралась выдать Юлию замуж за недалёкого, но богатого лавочника.

Гофман в отчаянии всерьёз подумывал о двойном самоубийстве – пока не обнаружил с трагическим изумлением, что его Юльхен, поющая о любви таким ангельским голосом, не просто относится к предстоящему замужеству терпимо, но и предвкушает грядущие удовольствия вроде новых платьев, золотых серёжек и браслетов.

На загородной прогулке в обществе друзей Гофман крепко выпил с соперником, отчего тот буквально свалился наземь. Эрнст, указав на него Юлии, произнес:

«Взгляните, вот лежит дрянь! Мы выпили столько же, но с нами такого не случится! Такое случается лишь с пошлыми прозаическими типами!» Отношения с семьей Марк были прерваны навсегда, но неразделенная страсть отразилась потом на творчестве Гофмана.

Юлия вновь и вновь будет появляться на страницах его произведений в разных обличьях: то как невинная Цецилия в «Верганце», то как демоническая соблазнительница Джульетта в «Приключениях в новогоднюю ночь», то как ангел-спаситель – Аурелия в «Эликсирах сатаны».

Под влиянием этого чувства Гофман сочинит и первую романтическую оперу в Германии – «Ундину».

Он уехал к жене в Дрезден, и с тех пор Эрнст и Михалина не расставались. Но главное – Гофман начал писать свои произведения. Его новелла о кавалере Глюке завораживала читателей, а повесть «Золотой горшок. Сказка из новых времён» принесла автору колоссальный успех.

Она была написана в городе, в окрестностях и на улицах которого кипели бои с Наполеоном.

Однажды Гофман, сидевший абсолютно без денег, договорился со знакомым насчёт небольшого займа и явился к нему домой, пройдя в пятидесяти шагах от французских стрелков, ведущих перестрелку с союзными войсками.

Совет

В другой раз Эрнст следил за ходом битвы в компании своего приятеля Келлера. Оба сидели на балконе с бокалами в руках. Ядро разорвалось у самого дома и оставило три трупа. Келлер в испуге выронил бокал. А Эрнст философски заметил: «Вот она, жизнь!» И выпил.

«Я похож на детей, родившихся в воскресенье: они видят то, что не видно другим людям», – так говорил Гофман. И действительно, его произведения могли быть смешными и страшными, светлыми или зловещими.

Но фантастическое в них возникало неожиданно, из самых обыденных вещей: из бронзовой дверной ручки, из щипцов для орехов и хриплого боя старых часов, из шума ветра в листве и запаха мокрой сирени, из ночного пения котов на крыше – из самой жизни. Во всех её мельчайших проявлениях.

Читайте также:  Мигель де сервантес

Он первым написал о том, что грань между фантазией и реальностью полупрозрачна. И зависит только от способности и желания человека её, эту грань, переступить. Как любимая героиня Гофмана – Мари из сказки «Щелкунчик».

Последние годы

В 1819-1821 годах публикуются четыре сборника рассказов «Серапионовы братья». Тогда же начата работа над романом «Житейские воззрения кота Мурра». У Гофмана действительно жил кот с таким именем.

Очень красивый, крупный и мускулистый – таким он описан в романе: «Чёрные и серые полосы сбегали по спине и, соединяясь на макушке между ушами, переплетались на лбу в самые замысловатые иероглифы. Голова у него была достаточно объёмистая, глаза цвета свежей травы, а длинные, седые, несмотря на молодость, усы придавали ему внушительный вид, достойный греческого мудреца».

Эрнст очень любил кота и со смехом рассказывал друзьям, что в его, Гофмана, отсутствие Мурр часами просиживает на его столе: «Рукописи читает!»

Последние годы жизни Гофмана были тяжелыми. С 1818 года у него развивалась болезнь спинного мозга, двигаться становилось всё труднее. А в ночь с 29 на 30 октября 1821 года умер любимый кот Эрнста.

«Ночью Мурр стал жалобно мяукать, – записал Гофман в дневнике. – Когда я приподнял укрывавшее его одеяльце, он посмотрел на меня с совершенно человеческим выражением во взгляде, как бы прося вылечить его. Я не мог вынести этого взгляда.

Опять укрыл его и лёг в постель.

Он умер утром, и теперь весь дом кажется мне и жене пустым». Этот кот был дорог им как ребенок, ведь кроме погибшей Цецилии, детей у Эрнста и его жены больше не было. После смерти Мурра Гофман разослал друзьям траурные извещения. И очень сильно напился в кабаке.

В 1822 году вышел роман «Повелитель блох», в главном герое которого – тайном советнике Кнаррпанти, сначала арестовывающем преступника, а потом подбирающем ему подходящее преступление – узнал себя полицай-директор фон Камптц. Он в ярости жалуется королю и приказывает изъять и рукопись повести, и уже отпечатанные экземпляры.

Против Гофмана возбуждается судебное дело. Впрочем, Эрнсту уже всё равно. Он полностью парализован. За четыре недели до смерти его по обе стороны позвоночника прижигают раскалённым железом, «чтобы разбудить жизненные силы».

Обратите внимание

Во время этой дикой процедуры Гофман шутит и спрашивает у друзей, находящихся в комнате, чувствуют ли они запах горелого мяса.

Он понимает, что его дни сочтены и диктует свою последнюю новеллу «Угловое окно» о том, что видит прикованный к постели человек, обдумывает новеллу «Враг».

24 июня паралич достиг шеи, и Гофман перестал чувствовать боли. «Ну, теперь мне, наверное, скоро полегчает, – с надеждой крикнул он пришедшему врачу, – уже ничего не болит!» – «Да, – понимающе ответил врач, – скоро вам станет легче». На следующее утро Гофман умер.

Его похороны были быстрыми и странными: тело скорее тайком зарыли, чем погребли по христианскому обряду. На могилу водрузили надгробный камень, написав, что здесь похоронен Э.Т.В. Гофман, советник судебной палаты. Вскоре к вдове Эрнста заявились кредиторы.

Лишь один из них, владелец винного погребка, простил Гофману все его долги, сказав, что при жизни тот привлекал в кабак столько посетителей, что заведение стало самым популярным в округе. Остальные были настроены вытребовать всё до последнего пфеннига. Все вещи Гофмана – мебель, платье, шитый мундир советника, гитара, скрипки, золотые часы, книги, гравюры Калло – были распроданы.

Вдове не осталось ничего. Только слабое утешение: умирая, Гофман сказал, что хотел написать роман о ней, своей верной и не очень счастливой Мише.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Новые колеса» , People’s History

Источник: https://yagazeta.com/lichnost/kumiry/ehrnst_gofman-_pechalnyjj_skazochnik/

ГОФМАН

(1776—1822)

Судьба его удивительна прежде всего потому, что универсальная одаренность, не менее удивительная, чем у Гёте, высокий профессионализм в нескольких видах деятельности не принесли ему жизненных благ. В этом отношении он – личность фантастическая. Возможно, он имел в виду себя, упомянув о студенте-неудачнике, у которого хлеб с маслом всегда падал намазанной стороной вниз.

Талантливый советский писатель Юрий Олеша в книге «Ни дня без строчки» вопрошал: «Кто он был, этот безумный человек, единственный в своем роде писатель в мировой литературе, со вскинутыми бровями, с загнутым книзу тонким носом, с волосами, навсегда поднявшимися дыбом? Есть сведения, что, пиша, он так боялся того, что изображал, что просил жену сидеть с ним рядом.

Гофман необычайно повлиял на литературу. Между прочим, на Пушкина, Гоголя, Достоевского.

У Герцена есть восторженная статья о нем.

Важно

Он появился, мне кажется, ни на кого не похожим. Он не только фантаст, но полон жаром, бытом, подлинностью.

Иногда он путается. Говорят, что он писал пьяным.

Музыка царит в его произведениях. Кавалер Глюк появляется из прошлого живой перед ним, Гофманом, и слушает исполнение «Ифигении в Авлиде». Дирижеры, театральные занавесы, загримированные актрисы толпятся на его страницах.

Он, может быть, первый изобразил двойников, ужас этой ситуации – до Эдгара По…»

Упомянутые Олешей писатели – лишь первая волна, которую вызвали в мировой литературе сочинения Гофмана. Вторая (или третья?) волна прокатилась уже в XX веке.

В Чехии и Австрии на нее отозвались Карел Чапек, Франц Кафка; в России – Михаил Булгаков, Олеша, ранний Заболоцкий; в 1921 году в Петрограде возникло литературное сообщество «Серапионовы братья» (по названию романа Гофмана), объединявшее Вс. Иванова, М. Зощенко, К. Федина, Н. Тихонова и некоторых других писателей.

На вопрос «кто же он был?» отчасти дает ответ его жизнеописание. Эрнст Теодор Амадей Гофман – писатель, композитор, дирижер, искусствовед, режиссер, художник, юрист – родился в прусском городе Кенигсберге (ныне Калининград) в семье чиновника.

В юности увлекался музыкой, живописью, литературой. Любил кукольный театр, вырезал деревянных и бумажных человечков. Изучил юриспруденцию в Кенигсбергском университете и честно работал юристом, приобретя высокую квалификацию.

Но истинным его призванием было художественное творчество.

С 1805 года он выступал в различных городах Германии в качестве режиссера, капельмейстера, композитора, театрального директора, художника-декоратора, а также музыкального критика. Ему принадлежит первая в Германии романтическая опера «Ундина».

Наиболее знаменит и прославлен он как писатель. В его произведениях причудливо переплетены романтика, мистика, неудержимая фантазия с картинами и образами реальными, а то и сатирическими. Как писал советский литературовед И.В.

Миримский, «стиль Гофмана можно определить как романтико-фантастический.

Совет

Смех Гофмана отличался необыкновенной подвижностью своих форм, он колеблется от добродушного юмора сострадания до озлобленной разрушительной сатиры, от безобидного шаржа до цинически уродливого гротеска».

Когда эту статью Миримского прочел Михаил Булгаков, он подчеркнул эти и некоторые другие фразы, после чего написал жене о стилистическом сходстве «Мастера и Маргариты» с реалистической фантастикой Гофмана (кстати сказать, у последнего есть произведения «Мастер Мартин-бочар…», «Мастер Иоганн Вахт»).

Может показаться, что заурядный жизненный путь Гофмана – чиновника и капельмейстера – никак не соответствует его сочинениям как музыкальным, так и литературно-художественным, а также рисункам, их иллюстрирующим. Проза быта находится в решительном контрасте с фантасмагорическими его творениями. Более того – и в полном противоречии с окружавшей его действительностью.

Николай Гоголь в письме своей ученице М.П.

Балабиной сообщил о своем впечатлении от Германии: «…Иногда находит минута, когда хотелось бы из среды табачного дыма и немецкой кухни улететь на луну, сидя на фантастическом плаще немецкого студента… Но я сомневаюсь, та ли теперь эта Германия, какою мы представляем себе. Не кажется ли она нам такою только в сказках Гофмана?.. И та мысль, которую я носил в уме об этой чудной и фантастической Германии, исчезла, когда я увидел Германию в самом деле…»

Куда же могла исчезнуть гофмановская страна? Никуда она не исчезла. Внешне все осталось, как прежде (Гоголь посетил ее всего через 16 лет после смерти Гофмана).

Создания фантазии немецкого писателя были попытками преодолеть ее, вырваться из постылого мира обыденности, от которого можно сойти с ума (тому у кого он есть), уйти в запой, совершить самоубийство.

Таковы способы ухода от действительности, из которых наиболее достойный – творчество.

Интересно, что, казалось бы, явный гофманианец Франц Кафка в своих дневниках не упоминает Эрнста Теодора Амадея, но, говоря о себе, дает ключ к пониманию его творчества.

Обратите внимание

В частности, отмечает свою «неприкаянность», полный разрыв с национальной средой (он был евреем) и социальной тоже (жил в Праге, писал по-немецки, служил чиновником, восхищался Герценом, Гоголем, Достоевским, Кропоткиным).

Он записывал: «Что у меня общего с евреями? У меня даже с самим собой мало общего…» Выходит, он и себя рассматривал как объект для литературной работы, особое внимания уделяя своим сновидениям. В другом месте отмечал: «То, что я не научился ничему полезному, к тому же зачах и физически – а это взаимосвязано, – могло быть преднамеренным.

Я хотел, чтобы меня ничто не отвлекало, не отвлекала жизнерадостность полезного и здорового человека. Получается, даже болезни, слабости и горести могут быть полезны для творчества, а потому следует их использовать, не сетуя на судьбу. Он сознательно размывал грань между сном и явью, реальностью и фантастикой; в творчестве его присутствует «постоянно вибрирующая граница между обыденной жизнью и кажущимся более истинным ужасом» (его слова).

А первым осознал и выразил эту постоянно вибрирующую границу Гофман – «маленький, нервный подвижный человечек с пронзительным взглядом черных глаз», – по словам Е.М. Браудо; и еще: «У Гофмана все важнейшие произведения неразрывно связаны с фактами его личной биографии». Да, именно так.

Приходилось Гофману встречать призрачно-прекрасных принцесс и злобных волшебников-чиновников – порождениями реальности, отраженными в текучем зеркале воображения.

Вот и Михаил Булгаков в «Дьяволиаде», «Мастере и Маргарите», подобно Гофману, явил фантасмагорию, в которой существуют люди, сами того не замечая (сюрреализм в литературе?).

О реальности воображаемого мира хорошо сказал современник Гофмана поэт-романтик Новалис (Фридрих фон Харденберг): «Сказка подобна сновидению, она бессвязна. Ансамбль чудесных вещей и событий. Например, музыкальные фантазии… В сказке царит подлинная природная анархия…»

Гофмановские сказки обыденной жизни порой выражают реальность полней, чем точнейшие натуралистичные описания. Ибо мир человека во многом – создание его ума, эмоций, воображения.

Вспомним некоторые высказывания героев произведений Гофмана:

«Пожалуй, ничто здесь, на земле, не возвышает так человека в самой его сокровенной сущности, как любовь.

Важно

Да, любовь – та могучая таинственная сила, что потрясает и преображает глубочайшие основы бытия; что же за диво, если Дон Жуан в любви искал утоления той страстной тоски, которая теснила ему грудь, а дьявол именно тут и накинул ему петлю на шею? Враг рода человеческого внушил Дон Жуану лукавую мысль, что через любовь, через наслаждение женщиной уже здесь, на земле, может сбыться то, что живет в нашей душе как предвкушение неземного блаженства и порождает неизбывную страстную тоску, связующую нас с небесами».

«Основание лестницы, ведущей в небо, по которой мы хотим взобраться в высокие сферы, должно быть непременно укреплено в реальной жизни, чтоб по этой лестнице легко мог взойти вслед за автором всякий.

Тогда, как бы высоко он ни поднимался в фантастическое волшебное царство, он нисколько не будет сомневаться, что это царство входит и в его жизнь тоже, собственно, как чудесная ее часть.

Это царство можно сравнить с великолепным цветником у городских ворот, где он может гулять и получать истинное наслаждение, если только возымеет желание на время покинуть мрачные стены своего города».

«Я терпеть не могу, если в каком-нибудь фантастическом романе развязка объясняет изложенные события все до последнего, предоставляя читателю только благополучно надеть шляпу и отправиться домой… Мастерски рассказанный отрывок всегда производит на меня большее впечатление и доставляет надолго истинное удовольствие, заставляя мою собственную фантазию распустить свои крылья».

А вот как рассуждает мудрый пес Берганца:

– Но можно ли нанести художнику оскорбление более глубокое, чем то, когда толпа считает его своим ровнею? А ведь это бывает всякий день! Как часто меня просто тошнило, когда какой-то тупоумный молодец начинал болтать об искусстве, цитировал Гёте и пытался заставить снять тот дух поэзии, который одною искрою мог бы уничтожить жалкого слабоумца.

– Да, я собака, но ваше преимущество – ходить прямо, носить брюки и постоянно болтать, о чем только вздумается, – вовсе не так уж ценно, как способность в продолжительном молчании хранить тот верный разум, который постигает природу в самой священной ее глубине и из которого зарождается истинная поэзия.

Источник: https://www.royal-agency.ru/literature/genius/106.html

Ссылка на основную публикацию